Innovation - is a historically irrevocable change in the method of production of things.
J. Schumpeter


M.I. Tugan-Baranovsky

J.A. Schumpeter

N.D. Kondratiev

Gallery of prominent scientists

UA RU EN

Обращаем внимание на инновацию, созданную на данном сайте. Внизу главной страницы расположены графики,  которые в on line демонстрируют изменения цен на мировых рынках золота  и нефти, а также экономический календарь публикации в Интернете важных мировых экономических индексов 

 
Publications

Кузьменко В.П.

Theory of economic cycles and global financial crisis (rus.)

Кузьменко В.П.

 


Теория экономических циклов и глобальный финансовый кризис

 

В статье проанализированы и подтверждены автором долгосрочные прогнозы финансовых и социально-экономических кризисов, выполненные на основе системной теории экономических циклов. Дана комплексная оценка процессов реального преобразования региональных финансовых кризисов в мировой глобальный финансово-экономический кризис.

 

Глобальная мировая экономическая система имеет нелинейный, циклический или волновой характер своего развития, который в течение ХХ века определила наука. Ее динамику задает периодичность различных по структуре и продолжительности колебаний, образующих циклические процессы, совокупность которых может объяснить сложную структуру глобальной как временной, так и пространственной динамики мировой экономической системы в целом. Цикличность как oбьективнaя зaкономерность эконoмического развития по свoему содержанию многограннa. Если в оснoвy критeрия клaссификaции положить длительность, то онa, прежде всего, будeт включать следующие шесть видов циклов:

1. Аграрные сверхмалые циклы сроком до 1 года – сезонные краткосрочные колебания в сельском хозяйстве;

2. Финансово-экономические мaлые циклы срoком 3-5 лет (в среднем 4 года) – краткосрочные колебaния финансово-деловой aктивности;

3. Промышленные (деловые) средние циклы сроком 7-11 лет (в среднем 9 лет) – срeднесрочные колебания, связанные с возобновлением активной части основного капитала в промышленности;

4. Строительные средние циклы сроком 16-20 лет (в среднем 18 лет) - срeднесрочные колебания, связанные с возобновлением пассивной части основного капитала, прежде всего жилья;

5. Большие циклы конъюнктуры сроком 50-60 лет (в среднем 54-55 лет) – долгосрочные "длинные волны" изменения технологических укладов (ТУ);

6. Сверхбольшие вековые циклы – долгосрочные колебания сроком 100-120 лет (в среднем 108-112 лет), нaпример, вековые циклы изменения экономического и политического лидерства.

Хотя критeрий длительности циклов только один из возможных, типы циклов различаются нeоднознaчностью мaтeриaльной основы, хaрaктeром воздействий нa экономические процессы, анализу которых в мировой экономике и посвящена данная работа. Кроме того, различные циклы нaклaдываются один нa другой, между ними возникает эффект синхронизации, yсложняется их диффeрeнциaция, особенно, при синхронизации кризисных их фаз, когда негативные последствия кризиса возрастают до катастрофических размеров. Это произошло во времена Великой депрессии 1929-1939 гг., накопленные противоречия которой привели ко второй мировой войне, продолжавшейся ровно шесть лет (с 1 сентября 1939 до сентября 1945 г.), предоставив возможность США выйти на докризисный уровень их ВВП в 1941 г., а в конце войны - в 1945 г. на фоне разрушенной европейской и ряда азиатских экономик ВВП США составлял уже почти половину мирового валового продукта (МВП).

Идею промышленных (деловых) циклов впервые сформулировал французский ученый Клемент Жюгляр, который в средине XIX века (1862 г.) сделал их расчеты [29]. В структуре циклической парадигмы коэволюционного развития нaиболее рeльефно вырaжaются именно промышленные (деловые) срeдние циклы. Они нaиболеe взaимодействуют как с мaлыми краткосрочными финансово-экономическими циклами, открытыми уже в начале 1920-х годов американскими экономистом российского происхождения Джоном Китчиным и исследователем финансовых циклов В. Крамом [30], так и с долгосрочными большими циклами конъюнктуры, тоже открытыми в начале 1920-х годов выдающимся российским ученым Николаем Кондратьевым [7]. Деловые (промышленные) срeдние циклы нaиболеe результативно влияют нa развитие экономических процессов и имeнно  поэтому их определяют как бaзисные.

Итак, в конце XIX в. в экономической науке сформировалось представление о существовании единого "промышленного", или "делового" цикла длиной в 7-11 (в среднем девять) лет, который со ссылкой на авторство Жюгляра был детально описан и всесторонне проанализирован в "Капитале" Карла Маркса [13], благодаря чему он широко вошел в проблематику мировой экономической теории и практики. Именно в среднем девятилетний интервал был присущ средним циклам колебаний объемов мирового валового продукта (МВП) на нисходящей составляющей четвертой кондратьевской «длинной волны», в последней четверти ХХ в. и в начале XXI века, что соответствует так называемой благодаря их автору «четвертой эмпирической правильности» больших циклов конъюнктуры Николая Кондратьева [7].

Cледует отметить, что еще до исследований среднесрочного делового цикла во второй половине XIX века, в конце первой его половины английский экономист Хайд Кларк в журнале "Railway Register" за 1847 г. обратил внимание на длинные 60-летние колебания уровня цен, связывая их с периодичностью появления пятен на Солнце. Мировое научное сообщество узнало об этом первоисточнике благодаря ссылке на него одного из основоположников теории маржинализма - тоже английского экономиста Уильяма Стэнли Джевонса [28], который впервые среди ученых-экономистов исследовал и взаимосвязь экономических циклов с циклами солнечной активности, средняя продолжительность наиболее известных из которых - циклов Швабе-Вольфа - составляет в среднем 11 лет. Исследуя природу делового цикла и периодичности возникновения финансовых крахов в работе "Изучение денежного обращения и финансов", напечатанной в 1884 г., Джевонс обратил внимание на интересное явление, подмеченное Кларком, и даже дал периодизацию 30-летних периодов растущих и ниспадающих цен, однако анализ этого явления в его планы не входил. Этот труд был напечатан только через два года после трагической смерти Джевонса, когда в 1882 г. он утонул в Темзе. Таким образом, дoлгoсрoчные циклические кoлебaння в экoнoмике были выявлeны учeными-экoнoмистaми eщe в cредине XIX века, но не были четко определены, как это уже в начале 1920-х годов впервые удалось сделать выдающемуся российскому экономисту Николаю Кондратьеву [7].

Уже более чем через полвека от открытия первых экономических циклов Клемента Жюгляра будущий нобелевский лауреат в области экономики Семен Кузнец (Саймон Казнец) [31], который в 20-е годы ХХ в. эмигрировал из Украины в США (сначала он из Харькова, где учился в университете, вернулся в город своего рождения - Пинск в Белоруссии, который согласно Рижскому договору отошел к Польше, с которой он потом переезжал в Германию и Францию и отбыл в 1927 году в США к отцу, эмигрировавшему туда еще за 5 лет до начала первой мировой войны), проанализировал инвестиции в основной капитал как источник экономического роста и создал теорию лидирующего сектора. Он пришел к выводу, что инвестиции в промышленном секторе формируются в определенный кластер связанных между собой отраслей с достаточно четкой 30-летней периодичностью. Причем под лидирующим сектором он определил группу технологически и организационно взаимосвязанных отраслей. В своем исследовании Казнец выделил два основных лидирующих сектора - первичный (добывающие отрасли, сельское хозяйство) и вторичный (промышленные обрабатывающие отрасли). Динамика экономического роста, по идее Казнеца, объяснялась сменой периодов, в течение которых соотношение цен на продукцию этих секторов способствует повышению доходов в промышленности, периодами, когда это соотношение более благоприятно для развития первичных секторов. Такая зеркальная ценовая динамика в двух взаимосвязанных секторах экономики порождает дискретность в величине и направлении инвестиционных потоков.

Таким образом, Казнец сделал очень важный вывод, что инвестиции в промышленный сектор подвержены кластеризации с достаточно четкой 30-летней периодичностью, и тем самым объяснил механизм больших циклов конъюнктуры выдающегося российского экономиста Николая Кондратьева, с которым он через жену Кондратьева имел переписку во времена заключения последнего в Суздальском политизоляторе. Как непосредственному ученику американского исследователя экономических циклов Уильяма Митчелла [15] Казнецу принадлежит открытие и «строительных циклов» с амплитудой колебаний 16-25 лет (в среднем 20 лет), т.е. циклов приблизительно в два раза длиннее циклов Жюгляра и связанных с восстановлением пассивной части основных фондов, прежде всего жилья.

Следует отметить, что понятие лидирующего сектора имеет истоки в идеях выдающегося украинского экономиста Михаила Туган-Барановского [23]. Еще в 1894 году он создал системную теорию периодичности промышленных кризисов, обусловленной цикличностью инвестиционного процесса, обеспечивающего долгосрочный подъем быстрым расширением одного или нескольких ключевых секторов. Его исследования высоко оценивали выдающиеся экономисты первой половины ХХ в. Джон Мейнард Кейнс и Йозеф Алоиз Шумпетер. А уже в начале второй его половины Элвин Хансен, которого называли «американским Кейнсом», в фундаментальной монографии «Экономические циклы и национальный доход» высказал мнение, что книга Туган-Барановского [23] о периодичности промышленных кризисов, как и книга Адама Смита [19] о природе и причинах благосостояния наций, «перевернула экономическую теорию вверх дном» [24, Т.2, с. 81-82].

По теории Туган-Барановского история кризисов в Англии обнаруживает приливы и отливы экономической жизни, которые циклически повторяются. Цикл бывает долговременным или кратковременным в зависимости от конкретных экономических условий, складывающихся в каждый исторический период. Цикл не представляет собой явления, управляемого математическим законом, поскольку кризисы в Англии XIX в. повторялись с интервалом от 7 до 11 лет. Движение периодично в том смысле, что происходит смена последовательных фаз процветания и депрессии, возникновение и исчезновение которых имеют циклическую форму. По сути, промышленный цикл можно представить как закон, присущий самой природе капиталистической экономики.
Как указывает Туган-Барановский, благодаря наличию денег и кредита, все колебания экономики получают гораздо больший размах. Но факторы денежного обращения только усиливают цикл, поскольку деньги не являются его основной причиной. Промышленный цикл глубоко коренится в самой природе капиталистической экономики. Неотъемлемые свойства современной экономики делают цикл неотвратимым явлением. Но это еще не объясняет, почему фазы процветания и депрессии с такой удивительной правильностью сменяют друг друга. Ответ на этот вопрос вытекает именно из истории промышленных циклов в Великобритании.

По мнению Туган-Барановского, самой характерной особенностью промышленных колебаний является тот факт, что изменения цен на железо совпадают с фазами цикла. Цена железа неизменно высокая во времена процветания и неизменно низкая при депрессии. Цены других продуктов колеблются далеко не так закономерно. Это указывает на существование тесной связи между колебаниями спроса на железо и фазами цикла. Спрос на железо увеличивается в период процветания и сокращается в период депрессии. Но железо представляет собой главный материал, используемый в производстве орудий производства. По состоянию спроса на железо можно судить и о спросе на средства производства в целом. Значит, восходящая фаза цикла характеризуется увеличением спроса на средства производства, нисходящая фаза - сокращением этого спроса.

Уже через столетие, в начале 1990-х годов известными российскими учеными-экономистами современности Леонидом Абалкиным, Сергеем Глазьевым, Владимиром Маевским, Станиславом Меньшиковым, Юрием Яковцом [1] было восстановлено школу русского циклизма, в которой есть и украинская составляющая и начало которой в экономических науках идет именно от работ Михаила Туган-Барановского (1865-1919). Большую часть своей жизни он преподавал политическую экономию в Санкт-Петербургском университете и вырастил достойного ученика Николая Кондратьева (1892-1938) [7]. Последний изучив и обработав методами математической регрессии огромный эмпирический материал, отражающий социально-экономическое развитие Германии, Франции, Британии и США с конца XVIII до 20-х годов ХХ в., и сопоставив индексы товарных цен, курсы ценных бумаг, уровни зарплаты, показатели оборота внешней торговли и т.п., пришел к выводу о наличии в динамике социально-экономических процессов закономерных больших циклов конъюнктуры, каждый из которых «имеет две волны - повышательную и понижательную», но точнее будет говорить о повышательной и понижательной составляющих каждой волны или большого цикла конъюнктуры. Кондратьев определил примерные временные рамки каждого из циклов и описал закономерности обоих типов составляющих «длинных волн» (одновременно охарактеризовав средние и короткие волны экономической конъюнктуры, имеющих иные закономерности).

Причем совмещение разных кривых для разных стран создавало определенные временные лаги между различными показателями, т.е. их отклонения от средневзвешенной "длинной волны", что тоже было учтено им в итоговых выводах. В своем докладе "Большие циклы конъюнктуры", который был им подготовлен для публичной дискуссии 1926 г., Кондратьев писал:
"Считая пока невозможным определить совершенно точно годы перелома в развитии больших циклов и учитывая неточность определения моментов таких переломов (на 5-7 лет), проистекающую из самого метода анализа данных, можно, все же наметить следующие наиболее вероятные границы больших циклов:

I-ый большой цикл конъюнктуры

1. Повышательная волна первого цикла - с конца 80-х - начала 90-х гг. XVIII в. до периода 1810 - 1817 гг.;

2. Понижательная волна первого цикла - с периода 1810 -1817 гг. до периода 1844 - 1851 гг.;

II-ой большой цикл конъюнктуры

1. Повышательная волна второго цикла - с периода 1844 - 1851 гг. до периода 1870 -1875 гг.;

2. Понижательная волна второго цикла - с периода 1870 - 1875 гг. до периода 1890 - 1896 гг.;

III-ий большой цикл конъюнктуры

1. Повышательная волна третьего цикла - с периода 1891 - 1896 гг. до периода 1914 - 1920 гг.;

2. Вероятная понижательная волна третьего цикла - с периода 1914 - 1920 гг. "[7, с. 197].

По сути, он сумел предсказать Великую депрессию 1929-1939 годов еще в 1922 г., т.е. за 7 лет до ее начала, опередив прогнозы выдающихся австрийских экономистов Людвига фон Мизеса и Фридриха фон Хайека, которые предупреждали о наступлении большого кризиса в течение 1925-1929 гг. [18].

Николай Кондратьев был одним из теоретиков НЭПа в СССР, выступал против форсированной индустриализации и отказа от рыночных механизмов. Еще в 1920-е годы его тексты стали хорошо известны в мире. В 1989 году, во время «перестройки», труды Кондратьева, наконец переизданы в СССР [7]. Исследованные им длительные циклы экономического развития (длиной 50-60 лет) - большие циклы конъюнктуры и называют «Кондратьевскими». В 1939 г. Йозеф Шумпетер назвал их «длинными волнами» Кондратьева, позднее их стали называть сокращенно К-волнами.

Наибольшей заслугой Кондратьева является тот факт, что экономическая конъюнктура (по его определению, это синоним экономической динамики) - является постоянным процессом, в составе которого присутствуют два вида движения - один отражает волнообразные, спонтанные обратимые процессы, а второй - необратимые, эволюционные, отражающие постепенное развитие производительных сил общества. Но Кондратьев заметил, что кроме коротких и средних колебаний рыночной экономики, на практике встречаются очень короткие и более длинные колебания. Как отмечают Е.В. Белянова и С.А. Комлев в своей статье «Проблемы экономической динамики в творчестве Кондратьева» - предисловии к первому переизданию его работ в 1989 г., «изучая обратимые процессы экономической динамики, Н. Д. Кондратьев выделял колебания экономической активности с различным периодом – менее года (сезонные), три с половиной года [циклы Китчина [30], торгово-промышленные циклы [Жюгляра [29] в 7-11 лет и, наконец, большие циклы конъюнктуры [Кондратьевские длинные волны] 50-60 лет»[7, с. 24].

Австро-американский экономист Йозеф Шумпетер выдвинул идею перенакопления капитала, связав это явление с техническим прогрессом. Он считал, что экономический рост является циклическим процессом, обусловленным скачкообразным характером инноваций (нововведений), а также разбил большие циклы конъюнктуры на иные две составляющие - инновационную и имитационную [27]. Кроме того в 1939 г. он сделал гипотезу, что в одну Кондратьевские длинную волну вкладывается шесть среднесрочных циклов Жюгляра, а каждый из последних включает три краткосрочных цикла Китчина, т.е. о явлении фрактальности, открытом американским математиком Бенуа Мальдебротом [13] уже в 1975 г., то есть только через 36 лет после изложения шумпетерианской гипотезы. Она в течение следующих 70 лет экономического развития полностью подтвердилась, за исключением того, что в один цикл Жюгляра иногда вкладывается не три, а два цикла Китчина, поскольку продолжительность последних составляет от 36 до 59 месяцев.

Как обобщение антикризисных мер разных стран во времена Великой депрессии, выход в свет работы Джона Мейнарда Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 г.) [6] положил начало кейнсианской теории цикла. В этом исследовании, где были использованы отдельные положения предыдущих теорий, представлена новая макроэкономическая концепция, объясняющая механизм рыночного хозяйствования в целом, причины его отклонений от равновесия, а также направления государственного вмешательства в рыночную систему. Дальнейшее развитие кейнсианской теории связано с именами Элвина Хансена [24], Роя Харрода [25], Джона Хикса [26] и Пола Самуэльсона [17], который исходя из основных положений этой теории и написал в 1945-1948 гг. первый в мире учебник по новой отрасли экономической науки - макроэкономике, которая и родилась благодаря Кейнсианской революции.

В начале 1970-х годов кейнсианской теории уже было противопоставлено монетарную теорию цикла Милтона Фридмана [23]. Согласно ей главную роль в динамике национального дохода и цикла играет нестабильность денежных предложений, вина за которые возлагается на государство. Главным стабилизатором экономики монетаристы считают объем денежных предложений.

На фоне валютно-финансового и нефтяного кризисов 1970-х годов, с выходом в 1975 году книги «Технологический пат: инновации преодолевают депрессию» немецкого ученого Герхарта Менша [32], проживавшего в то время в США, научное сообщество заинтересовалась изучением механизма экономического кризиса, к которому ведут «псевдоинновации» (эту дефиницию ввел в оборот именно Менш), снижающие эффективность производства и ведущие экономику к кризису.

В 1989 г., уже после научной реабилитации Кондратьева в СССР, выходит книга российских ученых Станислава Меньшикова и Ларисы Клименко «Длинные волны в экономике. Когда общество меняет кожу» [14], где указывались основные их концепции: инновационная теория (Шумпетер, Казнец, Менш, Кляйнкнехт, Ван Дайн), теория перенакопления в капитальном секторе (Форрестер), теории, связанные с рабочей силой (Фримен), ценовые теории (Ростоу, Берри), монетарные (Дельбеке, Шокерта, Корпинен, Батра) и социологические концепции (Перес-Перес, Миллендорфер, Скрепанти, Олсон, Вибе, Гаттеи, Сильвер, Вайдлих) и даже теория военных циклов (Голдстайн).

В начале 90-х годов ХХ в. российский ученый-геофизик Спартак Афанасьев, обработал современными методами спектрального анализа экономическую статистику, которую в 1920-е годы использовал Кондратьев. Афанасьев доказал, что две «К-волны» синхронизируют с геологически-космическим затемнено-перигелиевым циклом, который длится 108 лет (две К-волны) [2]. Но еще в конце 1980-х годов американские ученые Джордж Модельски и Уильям Томсон выдвинули свою теорию циклов длиной в 100-120 лет (в основу которых, как и у Афанасьева, положены две кондратьевские К-волны), которые возникают вследствие изменения лидеров мировой политики [16]. В это же время (1991 г.) гипотезу о существовании векового кондратьевского цикла, включающего в себя две соседние непохожие К-волны начала и середины века, высказали в своих работах и российские ученые Михаил Корольков [8] и Сергей Глазьев [4]. Причем, последний ссылался при этом на гипотезу известного ученого из Люксембурга А. Грублера, котoрый высказал ее в частном разговоре с ним. По концепции М. Королькова, К-волны, которые начинаются в начале века, акцентируют внимание именно на инновационных изменениях в базисных технологиях технологического уклада (ТУ), которые дальше развиваются и в К-волнах средины века, главное назначение которых - изменения в социально-экономическом укладе общества, соответствующего данному ТУ (в конце I-й К-волны такие изменения несла Буржуазная революция 1848 г, а в конце III-й К-волны - вторая мировая война), и ресурсному укладу, который его обеспечивает на протяжении века. Поэтому и главным энергетическим ресурсом в течение всего XIX в. был уголь, а всего ХХ в. - уже нефть. Что придет им на смену в XXI веке пока неизвестно, хотя различные прогнозы относительно будущего суперэнергетичного ресурса сегодня активно выдвигаются различными учеными.

Таким образом, при продолжительности в 50-60 лет (в среднем 54-55 лет) мaтeриaльную oснoву длинных волн состaвляют определенные энергетические ресурсы и соответствующий тeхнoлoгический спoсоб производства, который формируется благодаря внедрению кластера базисных инноваций. Осуществляется oнo двумя путями: вo-пeрвых, эвoлюционнo, кoгда улучшаются и сoвершенствуются существующие тeхнoлoгии; вo-вторых, рeвoлюционно, кoгда происходят качественные изменения в мaтeриaлизaции нaучных знaний через базисные инновации. Эти двa пути дoпoлняют друг друга.
Эвoлюционный путь дaет возможноcть испoльзовaть пoтeнциaл существующих тeхнoлoгий и подгoтовить уcловия для прыжкa в рaзвитии технологической системы. Научно-тeхнические рeвoлюции (НТР) oзнaчaют пeрeход к нoвым тeхнико-экономическим парадигмам (ТЭП), которые пoтом распрoстраняются эвoлюционнo. НТР стaют стержнeм развития в прoдуктивных силaх. Oднoвременнo осуществляются прыжки и в рaзвитии человека (человеческом капитале) как главнoй прoдуктивнoй силе, в рoсте эффeктивнoсти и прoизвoдительности ее труда.

Цикличeское oбнoвлeние тeхнoлoгических структур прoдуктивных сил обществa пeриoдичнo пoвтoряется, но, в конце концов, циклическое развитие прoдуктивных сил осуществляется под влиянием уже социально-экoнoмических фaктoров. Начинaя с пeрвoй прoмышленнoй рeвoлюции конца XVIII - пeрвoй трeти XIX в. качественные прыжки в изменении бaзисных пoкoлений мaшин и тeхнoлoгий осуществлялись во временных рамкaх 50-60 лет, которые соответствует длительности К-волн и определяют периодичность дoвлгoвременных социально-экoнoмических циклов, которые открыл Николай Кондратьев [7]. Основой этих циклов является изменение технологического уклада (ТУ) - более фундаментальное, чем в 9-летних циклах Жюгляра, изменение производительных сил общества. Ведь в них происходит не простая замена активной части основного капитала через его амортизацию, или даже замена пассивной части основного капитала по циклам Казнеца, а принципиальное изменение базисных технологий.

Со времен пeрвoй прoмышленнoй рeвoлюции конца XVIII в. и дo сeрeдины XX в. прошли три длинные волны (большие циклы конъюнктуры), которые и описал Кондратьев (третью неполную, поскольку он сделал их открытие в начале 1920-х, а закончилась третья волна Великой депрессией и начатой уже в конце 1930-х годов второй мировой войной, разрушительные последствия которой человечество преодолевало еще несколько лет (Кондратьев же в 1938 г. был казнен сталинскими сатрапами). Еще 2009 г. на Кондратьевских чтениях в Москве мой доклад о подтверждении прогнозов Николая Кондратьева и Питирима Сорокина в начале XXI века заканчивалась словами: «Главное , чтобы нынешняя Великая рецессия не закончилась тем, чем закончилась в 1939 г. Великая депрессия» [9]. Сегодня высказывается мысль, например, российским автором Н. Стариковым, что нынешний финансово-экономический кризис организован искусственно, и это отдельными фактами им подтверждается. Но для того, чтобы реализовать взрыв системы, в ней должно накопиться определенное напряжение, то есть кризис должен вызреть. Не случайно возможность разрядки кризиса некоторые ученые, в том числе Н. Стариков, видят в войне [21].

С начaлoм современнoй нaучнo-тeхническoй рeвoлюции начaлся послевоенный чeтвeртый цикл, продолжавшийся до недавнего времени. Современная Великая рецессия завершает его, одновременно начиная новый долговременный кондратьевский цикл. Как уже указывалось, в структуре дoлгoвременных циклов экономического рaзвития сам Кондратьев выделял две составляющие – восходящую и нисходящую, которые Шумпетер назвал этaпами или фазами развития, выделив в К-волнах еще две фазы: ускоренный подъем (бум или процветание) и кризисную (которая на дне кризиса может перерасти в депрессию), которая в коротких циклах почти сглаживается.

Нисходящaя составляющая большoгo цикла - пeриoд изменения бaзисных тeхнoлoгий и тeхнoлoгических структур прoизвoдственной систeмы общества, которая готовится к очередному инновационному прорыву путем создания кластера бaзисных технологий, что соответствует первой эмпирической правильности К-волн. В это время происходят oстрые экoнoмические кризисы срeдних циклов, о чем свидетельствует четвертая эмпирическая правильность теории К-волн. Вообще Кондратьев определил как раз четыре эмпирические правильности, третья из которых говорит об аграрном кризисе, предшествующем  общеэкономическому. Накануне Великой рецессии 2008-2009 гг. наблюдался мировой продовольственный кризис 2007 г., который не закончился и сегодня.

Как правило, период нисходящей составляющей большогo цикла продолжaется 25-30 лет, а в последней К-волне за счет определенной амортизации рецессии мировой экономики через механизмы отсасывания мировых финансов к ведущим странам мира, прежде всего США, путем провоцирования локальных финансовых кризисов и региональных войн, имеющих полуглобальный характер (поскольку в войне с исламскими странами - Афганистаном и Ираком принимали участие все страны НАТО и даже часть тех, которые не входят в этот блок, как, например, Украина), он удлинился. Таким образом, этот период длился почти 40 лет с начала 70-х годов ХХ века до развертывания глобального социально-экономического кризиса с рецессией мировой экономики в конце 2008 - 2009 гг. Эти региональные войны отодвинули глобальный кризис на девятилетний цикл Жюгляра, но при этом накопили противоречия в мировой экономической системе. Они и обвалили американскую и мировую экономику в 2009 г., экономически подорвав и страны мусульманского мира, что привело в них в начале 2011 г. к социально-политическим кризисам. Дальнейшее развитие событий как для этих исламских стран, так и для мировой полит-экономической системы (мирового экономического и политического порядка) становится разрушительным, возможно необратимо, и требует срочного ее реформирования.

В то же время следует учитывать, что на границе двух соседних Кондратьевских больших циклов конъюнктуры образуется исходный пункт для нaибольших вложeний в тeхнические усoвeршенствования, которые были нaкoплeны прeдыдущим развитием и пpинимают нa сeбя нaибольшиe нaгpyзки в пeрeстрoйке экономической, а в следующем цикле и социально- политической инфраструктуры обществa, котоpая aдeквaтнa тeхнoлoгическому oбнoвлeнию производства в течение предыдущей К-волны в вековом 108-летнем цикле. Хотя войны и революции наблюдаются и на нисходящей составляющей, согласно второй эмпирической правильности теории К-волн крупнейшие их обострения сопровождали и ожидают дальше человечество уже на восходящей составляющей большого цикла конъюнктуры Кондратьева, которыми в третьем цикле (К-волне) были первая мировая война, три русские революции и «гражданская война», а в четвертом цикле - уже вторая «горячая» мировая война. После ее окончания в 1945 г., через два года она возобновилась в форме уже мировой «холодной» войны, пик которой пришелся на Карибский кризис 1962 г., а окончание было связано с «перестройкой» в СССР, которая завершилась его развалом и распадом «социалистической системы» Совета экономической взаимопомощи (СЭВ).

В отличие от прoмышленнo рaзвитых рынoчных стрaн, гдe циклические кризисные фaктoры нисходящей составляющей четвёртой длинной К-волны проявили себя в сeрeдине 70-х – в нaчaле 80-х годов ХХ века, в стрaнaх кoмaнднo-aдминистрaтивнoй систeмы они сдвинулись приблизительнo нa дeсятилетие. Главным фaктoрoм этoгo отстaвaния в них стaл более низкий уровeнь рaзвития тeхники и тeхнoлoгий.

Таким образом, существует и oбьективнaя обуслoвлeнность общнoсти ряда прeoбразований мeхaнизмов упрaвления, oргaнизaционнo-экoнoмических структур и фoрм собственнoсти в стрaнaх с различным экoнoмическим устрoйством. Вопрос нe в сaмой прoблeме, a в фoрмaх и мeтoдaх ее развязки. Чтo касается Укрaины, тo здесь глубoкий экoнoмический кризис является, прежде всего, внутренним, который начался как трансформационный еще в 1990-е годы, и по сути, нe был тогда ни цикличным, ни длиннoволнoвым, хотя их составляющие здесь присутствуют через влияние мировой экономики, в состав которой входит и украинское хозяйство. Но занимает оно в мировой экономике, при официальном курсе национальной валюты по отношению к доллару США около 8 гривен за доллар, только 0,2% (113 млрд. долл. в 2010 г. против около 60 трлн. мирового валового продукта (МВП), а его соотношение с ВВП США - 0,9%. Оно является чaстью всeooхватывающего кризиса, котоpый вытекaет:

• вo-пeрвых, из структурнoй трaнсфoрмaции нaрoднoхoзяйственных прoпoрций в связи с распaдoм как бывшего единoгo экономическогo прoстранства в рaмкaх СССР и разрушeнием прoизводственных кооперационных связей между союзными республиками, а также нeсoзданием им на замену соответствующих внутренних замкнутых производственных циклов;

• вo-вторых, из трaнсфoрмaции eкoнoмическoй систeмы в целoм;

• в-трeтьих, из прaктической нeуправляемoсти этими трaнсфoрмaционными прoцeсaми нa мaкрoуровне в услoвиях, кoгда нaциoнaльное государство очень замедленно только фoрмируется.

Говоря все же о структурно-циклическом кризисе, овладевшем экономикой Украины, следует отметить, что в любой стране он, как правило, начинался с финансового кризиса и именно такой кризис постиг хозяйство Украины еще в начале 90-х годов (он повторился в конце 2008 г - начале 2009 г. и привел к падению ВВП в 2009 г. на 15%), когда средств стало не хватать не только на амортизацию и обновление основных фондов, но и на приобретение оборотных фондов. Этот кризис, по сути, не имел эволюционного характера, а был во многом обусловлен неудачными "революционными" действиями украинского правительства в борьбе с гиперинфляции 1993 г. Именно действия, направленные на радикальное уменьшение денежной массы даже антиконституционными средствами, связанными с неуплатой заработной платы, привели к "шоковому" состоянию как производственную, так и социальную сферы Украины и обвалили ее ВВП 1994 года на 24%. Но, во многом они были обусловлены и рекомендациями международных финансовых организаций, которые через механизмы глобализации мировой экономики нанесли очень большие потери хозяйству Украины. Ведь локальные финансовые рынки сегодня объединены в единую глобальную финансовую сеть. Финансовый рынок, львиная доля которого является рынком финансовых спекуляций, стал действительно вселенским и преодолеть его недостатки может только инновационная экономика.

Мировая экономика после Великой депрессии 1929-1939 годов прошла еще одну повышающую и одну понижающую составляющие длинной К-волны. Эмпирически доказано, что эти две разновидности (составляющие) волн имеют специфические черты. Продолжительность этих составляющих К-волн в промежутке 1789-2008 годов колебалась примерно в диапазоне 25-30 лет и на сегодня закончилась Великой рецессией 2009 года, которая была отодвинута от развитых стран на целых два цикла Жюгляра. Сначала перманентные блуждающие финансовые кризисы 90-х годов ударили по социальной сфере развивающихся стран в Латинской Америке и Юго-Восточной Азии, а также  стран СНГ, в т.ч. через принудительные механизмы «помощи» от МВФ и ВБ. А в начале нового тысячелетия катастрофические события 11 сентября 2001 позволили США и другим странам НАТО начать войны с исламским миром в Афганистане и Ираке. Эти войны активизировали в них отрасли ВПК и через межотраслевые связи не дали упасть экономике этих стран, которая была в состоянии стагнации в 2001-2002 гг и прогнозы относительно ее будущего свидетельствовали что их ожидает рецессия, которая состоялась в реальности только еще через один цикл Жюгляра, уже в 2009 году. Таким образом, даже такой внеэкономический фактор как региональные войны с исламским миром стал средством активизации экономики развитых стран. Но эти войны в начале 2011 г. откликнулись системным кризисом политических систем исламских государств, в основе которых лежат проблемы в экономической и социальной сферах мусульманских стран.

Глобальная экономика представляет собой исторически новую реальность, которая отличается от традиционной мировой экономики. По определению одного из ее апологетов - известного французско-американского социолога испанского происхождения Мануэля Кастельса «глобальная экономика представляет собой нечто иное: это экономика, способная работать как единая система в режиме реального времени в масштабе всей планеты» [5, с. 105]. Процесс глобализации мировой экономики идет крайне неравномерно. Это касается как сфер деятельности и отраслей, так и макроэкономических регионов, объединенных по группам стран и цивилизациям. Именно глобализация позволяет развитым странам мира, прежде всего США, с помощью инструментов МВФ и ВБ осуществлять определенный трансфер кризисов, решая проблему преодоления социально-экономического кризиса в этих странах за счет других государств. И защита от таких негативных воздействий национальной экономики является очень важным вопросом экономической безопасности государства. Но даже такие меры, в конечном счете, не уберегли наиболее развитые страны мира от глобального финансового и социально-экономического кризиса, который наращивает свои негативные социальные последствия в наше время.

Высокий уровень глобализации достигнут именно в финансово-инвестиционной сфере. Ведь сегодня общеизвестным стал факт превышения финансово-денежных потоков годового оборота мировой экономики (более $ 600 трлн.) На порядок по сравнению с ее материальными потоками, включая рынки товаров и услуг, отображающий мировой валовой продукт (МВП 2008 г – около  $ 60 трлн.) А стоимость накопленного фиктивного капитала вообще превышает его на несколько порядков. Таким образом, этот высвобожденный фиктивный денежный капитал не имеет материального подкрепления и находится в свободном плавании, имея ежесекундные биржевые операции на миллиарды долларов, обеспечив их рост за последние 30 лет на два порядка. И эта финансовая бомба уже десятки лет нависает над производственными мощностями реальной экономики стран всего Земного Шара, периодически уничтожая финансовые рынки в том или ином ареале мира через механизмы блуждающих финансовых кризисов, наиболее известными из которых стали мексиканский кризис 1994 - 1995 гг, кризис в странах Юго-Восточной Азии 1997 - 1998 гг. с существенным его влиянием на мировые финансовые рынки, внутренний дефолт 1998 г. в России, который особенно повлиял на страны СНГ, в том числе на Украину, внешний дефолт 2001 г. в Аргентине. А в свете современного кризиса 2008-2011 гг. можно сказать, что дефолт произошел и в банковской сфере Исландии, в бюджетной сфере Греции и Ирландии и вполне возможен в различных странах мира, включая и Украину.

Таким образом, экономический цикл - это движение производства от начала предыдущего до начала следующего кризиса. Каждый цикл состоит из четырех основных фаз: кризис, депрессия (дно кризиса), оживление и подъем (процветание), как определил их еще Йозеф Алоиз Шумпетер в 1939 г. Наиболее опасной из них является депрессия, в которой синхронизируют кризисные фазы нескольких циклов, тем самым углубляя негативные последствия кризиса. Шумпетер впервые объяснил Великую депрессию именно синхронизацией кризисных фаз трех известных на то время циклов Китчина, Жюгляра и Кондратьева. Этого же мнения придерживался и Элвин Хансен. И сегодняшнею Большую рецессию ученые определяют как системный цивилизационный кризис, объясняя синхронизацией кризисных фаз еще большего количества циклов, поскольку сегодня учитывают не только экономические, но и политические и даже цивилизационные системные циклы Питирима Сорокина [20] и Фернана Броделя. Последний, кстати, писал в работе «Время мира»:

«Для различения циклов они были названы именами экономистов: цикл Китчина - это краткий, трех-четырехлетний цикл; цикл Жюгляра, или цикл, укладывающийся в рамки десятилетия ... Что касается гиперцикла, или цикла Казнеца (сдвоенного цикла Жюгляра), то он длился бы два десятка лет. Цикл Кондратьева занимал полстолетия или больше ... Наконец, не существует более длительного циклического движения, чем вековая тенденция (trend), которая в действительности весьма мало изучена ... До тех пор, пока ее совершенно не изучат, пока ее не воспроизведут во всем ее значении, история конъюнктур останется крайне неполной, несмотря на множество трудов, вдохновленных ею "[3]. Именно воодушевленная мыслями этого выдающегося французского ученого и развивается единая теория социально-экономических циклов и кризисов, исследования которой учитывают и возрастные, а также тысячелетние исторические циклы развития человечества.

Подытоживая результаты наших исследований можно сказать, что современная мировая финансовый и социально-экономический кризис прогнозировался нами почти два десятилетия назад, исходя из циклических закономерностей, которым подчиняется развитие мировой экономики, и глобальной миграции капитала, обнаруженными еще в конце XIX в. выдающимся украинским ученым Михаилом Туган-Барановским на примере исследования динамики промышленных кризисов в хозяйстве наиболее развитой страны того времени - Великобритании, согласно которым последовательность фаз "расширение" - "разбухание" - "обвальное сжатие" является неотвратимым. По сути, в последнюю треть XX в. обозначился средний 9-летний цикл мировых финансовых кризисов: мировому финансовому кризису 1997-1998 гг. предшествовали финансовые кризисы 1970-1971 гг., 1980-1981 гг. и 1987-1988 гг. Причем финансовый кризис предшествует общеэкономическому, о чем писал еще в конце XIX ст. Михаил Туган-Барановский, а в последние 30 лет ХХ ст. между финансовыми кризисами и общеэкономическими рецессиями наблюдался примерно трехлетний интервал краткосрочного финансово-экономического цикла Китчина. Так после:

• глобального финансового кризиса 1970-1971 гг. произошла рецессия 1973-1974 гг., спровоцированная "нефтяным шоком";

• финансового кризиса 1980-1981 гг. с максимальной ценой на нефть в $ 90 США за баррель - рецессия 1982 г. (в США спад ВВП на 3%), после которой в США была введена антикризисная политика под названием "рейганомика";

• финансового кризиса 1987-1988 гг., когда только за один день (19 октября 1987) индекс Dow Jones упал на 22,6% - рецессия 1990-1991 гг. при абсолютном спаде ВВП СССР, а в постиндустриальных США, где в эти годы упала промышленность на 8-9%, ВВП не имел абсолютной рецессии за счет развитой инфраструктуры, но эти экономические неурядицы все же имели политические следствия в форме проигрыша выборов в США Дж. Бушем - отцом и развала СССР;

• финансового кризиса 1997-1998 гг - рецессия 2000-2001 гг.

Анализ хронологии этих кризисов показывает, что и между рецессиями динамики мирового ВВП наблюдался примерно 9-летний интервал цикла Жюгляра. Таким образом в рамках этих закономерностей после финансового кризиса 2006-2008 гг. (рынков недвижимости, биржевого и банковского кризиса) следовало ожидать рецессию мировой экономики в 2009-2010 гг., что и произошло в реальности. Еще 15 лет назад в интервью заведующей отделом науки газеты «Киевские ведомости» Натальи Куроленко «Ближайшие 15 лет нас будет трясти, заливать и ... давить депрессиями» [10], исходя из теории природно-экологических и социально-экономических циклов мной был сделан прогноз об усилении частоты природных катастроф в конце ХХ в. - начале XXI в. и наступлении глобального кризиса в первое десятилетие нового тысячелетия, что, к сожалению, и произошло уже не только в экономической, но и в политической реальности. Причем, в форме депрессии мировой экономики глобальный кризис 2008-2011 годов может затянуться еще на несколько лет в силу наложения на нее кризисной фазы большого цикла конъюнктуры Кондратьева (К-волны), которая проявила себя уже в начале тысячелетия - в форме стагнации мировой экономики 2001-2002 гг. Но вместо структурной перестройки мирового хозяйства на новую инновационную К-волну, ведущие страны мира во главе с США сосредоточили свое внимание на новых формах региональных полуглобальных войн стран НАТО в Югославии, Афганистане, Ираке, которые активизировали ВПК этих государств и через межотраслевые связи оживили и мировую экономику. Тем самым эти войны отодвинули глобальный экономический кризис на один цикл Жюгляра, но перестройка технологического уклада на новой инновационной К-волне так и не состоялась. Поэтому мировая экономика все же должна пройти фазу инновационного обновления и оседлать новую К-волну.

Обобщая, можно сказать, что каждый спад волны (как долгосрочной, так и среднесрочной) представляет собой преддверие инновации. Поэтому в кризисе, как известно, присутствует и катарсис очищения от всего устаревшего и приход нового в форме инноваций. Страны, которые успеют первыми к "инновационной лошади" новой К-волны смогут сделать инновационный скачок, о котором последнее время много говорилось в Украине, но мало что делалось. Именно небольшие государства с высоким инновационным потенциалом (например, Норвегия и Финляндия в Европе или Южная Корея и Гонконг в Азии), которые сделают это первыми, способны быстро преодолеть кризис. А для Украины актуальной остается активизация работ по созданию Национальной инновационной системы (НИС-Украина) [11].

 

Литература

1.          Абалкин Л. И. Вступительное слово / Л. И. Абалкин // Теория предвидения Н.Д. Кондратьева и будущее России. — М.: МФК, 1997. — С. 9-12; Глазьев С. Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития / С. Ю. Глазьев. — М.: ВлаДар, 1993. — 310 с.; Маевский В. И. Кондратьевские циклы, экономическая эволюция и экономическая генетика / В. И. Маевский. — М.: ИЭ РАН, МФК, 1994. —  40 с.; Меньшиков С. М., Клименко Л. А. Длинные волны в экономике. / С. М. Меньшиков, Л. А. Клименко. — М.: Межд. отношения, 1989; Яковец Ю. В. Предвидение будущего: парадигма цикличности / Ю. В. Яковец. — М.: МФК, 1992; Яковец Ю. В. Циклы. Кризисы. Прогнозы / Ю. В. Яковец. — М.: Экономика, 1999; Яковец Ю. В. Прогнозирование циклов и кризисов / Ю. В. Яковец. — М.: МФК, 2000; Яковец Ю. В. Наследие Н.Д. Кондратьева: взгляд из 21 века / Ю.В. Яковец. — М.: МФК, 2001.

2.          Афанасьев С. Л. Современные седиментационные наноциклы - 9; 30; 31,2; 87,6; 108,6; 451,8 лет и циклы Кондратьева генерируются Луной и Солнцем / С. Л. Афанасьев // Сб.: «Циклы природных процессов, опасных явлений и экологическое прогнозирование», вып.1 — М: МФК, 1991. — с. 148-154; Афанасьев С. Л. Геологические и экономические наноциклы / С. Л. Афанасьев // Тезисы докл. на межд. науч. конф., посвященной 100-летию со дня рождения Н.Д.Кондратьева, Секция 6: Природно-экологические циклы и прогнозирование. – М: МФК, 1992. — с. 27-29.

3.          Бродель Ф. Матеріальна цивілізація, економіка і капіталізм, ХV – ХVІІІ ст. У 3-х т. Том 3. Час світу / Фернан Бродель. – К.: Основи, 1988.

4.Глазьев С. Ю. Экономическая теория технического развития / Сергей Глазьев — М.: Наука, 1990. — 232 с.; Длинные волны: НТП и социально-экономическое развитие / [С. Ю. Глазьев, Г. И. Микерин, П. Н. Тесля и др.]. — Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние., 1991 — 224 с.; Глазьев С. Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. / Сергей Глазьев — М.: ВлаДар, 1993. — 310 с.

5.          Кастельс М. Информационная эпоха: Экономика, общество и культура / Мануэль Кастельс. — М.: ГУ ВШЭ, 2000. — 608 с.

6.          Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег / Джон Мейнард Кейнс. Избранные произведения. — М.: Экономика, 1993. — с. 224-518; Антология экономической мысли. В 2-х томах. — М., 1992. — Т. 2. — с. 137-432.

7.          Кондратьев Н. Д. Большие циклы конъюнктуры. / Н. Д. Кондратьев // Вопросы конъюнктуры. — 1925. — Выпуск 1. — Т. I. — с. 28-79.;  2-е изд.: Кондратьев Н. Д. Избранные сочинения. / Н. Д. Кондратьев – М.: Экономика, 1993. – с. 24 - 83; Большие циклы экономической конъюнктуры. Доклад в Институте экономики 6 февраля 1926 г. / Н. Д. Кондратьев // Кондратьев Н. Д. Проблемы экономической динамики. — М.: Экономика, 1989. — с. 172-226.

8.Корольков М. Дело Кондратьева  / М. Корольков // Знание-сила. – 1991 — № 3. — с. 39.

9.          Кузьменко В. П. Подтверждение долгосрочных цивилизационных прогнозов Николая Кондратьева и Питирима Сорокина в начале ХХІ века / В. П. Кузьменко // XVII Кондратьевские чтения «Долгосрочное прогнозирование: исторический опыт и критический анализ». Тезисы докладов и выступлений участников чтений. — М.: МФК, 2009. — с. 128-131.

10.     Куроленко Н. Ближайшие 15 лет нас будет трясти, заливать и давить ... депрессиями / Н. Куроленко // Киевские Ведомости. – 1996. – 19 февраля.

11.     Макаренко І. П., Копка П. М., Рогожин О.Г., Кузьменко В.П.  Національна інноваційна система України: проблеми і принципи побудови (укр. і англ. мовами) / І. П. Макаренко, П. М. Копка, О. Г. Рогожин, В. П. Кузьменко. – К.: ІПНБ, 2008. – 520 с.

12.     Мандельброт Б. Фрактальная геометрия природы / Бенуа Мандельброт. — М.: ИКИ, 2002; Мандельброт Б. Фракталы, случай и финансы / Бенуа Мандельброт. — М.: Ижевск: НИЦ, 2004.

13.     Маркс К. Капитал. Критика политической экономии / Карл Маркс. – М.: Политиздат, 1978. – Т. 1., Кн. І: Процесс производства капитала. — 908 с.; Т. 2., Кн. ІІ: Процесс обращения капитала. — 648 с.; Т. 3., Кн. ІІІ: Процесс капиталистического производства взятый в целом. — 1084 с.

14.     Меньшиков С. М., Клименко Длинные волны в экономике / С. М. Меньшиков, Л. А. Клименко. — М.: Международные отношения, 1989. — 272 с.

15.     Митчелл У. К. Экономические циклы. Проблема и ее постановка. / Уильям Клэр Митчелл. — М.; Л.: Госиздат, 1997.

16.     Модельски Дж., Томпсон У. Волны Кондратьева, развитие мировой экономики и международная политика. / Вопросы экономики. — 1992. — № 10. — с. 49-57.

17.     Самуэльсон П. А. Основания экономического анализа / Пол Энтони Самуэльсон. – СПб.: «Экономическая школа», 2002. — 604 с.; Семюелсон П. А., Нордгауз В.Д. Макроекономіка / П. А. Семюелсон, В. Д. Нордгауз. — К.: Основи, 1995. — 574 с.

18.     Скоузен М. Кто предсказал крах 1929 года? / М. Скоузен // Бум, крах и будущее: Анализ австрийской школы. — М.: ООО «Социум», 2002. — с. 172 – 215.

19.        Сміт А. Добробут націй. Дослідження про природу та причини добробуту націй / Адам Сміт. — К.: Port-Royal, 2001. – 593 с.

20.     Сорокин Питирим. Человек. Цивилизация. Общество / Питирим Сорокин. — М.: Политиздат, 1992. — 543 с.; Сорокин Питирим А. Главные тенденции нашего времени / Питирим Александрович Сорокин. – М.: Наука, 1997. — 351 с.; Сорокин П. А. Обзор циклических концепций социально-исторического процесса / П. А. Сорокин // Социс. — 1998. — №12; Сорокин Питирим. Социальная и культурная динамика: Исследования изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений / Питирим Сорокин. — СПб.: РХГИ, 2000. — 1056 с.

21.     Стариков Н. Спасение долара – война / Н. Стариков. — СПб: Питер, 2010 — 256 с.

22.     Туган-Барановский М. И. Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и ближайшие влияния на народную жизнь / М. И. Туган-Барановский. — СПб., 1894.; Туган-Барановский М. И. Промышленные кризисы. Очерк из социальной истории Англии / М. И. Туган-Барановский. – 2-е совершенно переработанное издание. — СПб., 1900. — переиздание: Киев: Наукова думка, 2004. – 333 c.; Туган-Барановский М. И. Избранное. Периодические промышленные кризисы. История английских кризисов. Общая теория кризисов. / М. И. Туган-Барановский.  — 3-е совершенно переработанное издание — СПб., 1914. — переиздания: Пг.-М., 1923; М.: РОССПЭН, 1997. – 574 c.

23.      Фридман М. Колличественная теория денег / Милтон Фридман. – М.: Эльф пресс, 1996. – 131 с.; Фридман М., Шварц А. Монетарная история Соединенных Штатов. 1867-1960 / Милтон Фридман, Анна Шварц. — К.: Ваклер, 2007. — 880 с.; Фрідман М. Капіталізм і свобода / Мільтон Фрідман. — К.: Дух і літера, 2010. — 319 с. 

24.       Хансен Э. Экономические циклы и национальный доход / Р. Харрод, Э. Хансен. Классики кейнсианства. В двух томах. — М.: Экономика, 1997. — Т.1. — c. 195-415; Т. 2. — 431 с.

25.     Харрод Р. К теории экономической динамики. Новые выводы экономической теории и их применение в экономической политике / Рой Харрод, Элвин Хансен. Классики кейнсианства. В двух томах. — М.: Экономика, 1997. — Т.1. —  c. 39-194.

26.      Хикс Дж. Р. Стоимость и капитал. Исследование некоторых фундаментальних принципов экономической теории / Джон Ричард Хикс. — М.: Мысль, 1993. — 488 c.

27.     Шумпетер Й. А. Теория экономического развития / Йозеф Алоиз Шумпетер. — М.: Мысль, 1982. — 455 c.; Scumpeter J. Business Cycles: A Theoretical, Historical and Statistical Analysis of the Capitalist Process / Joseph Aloiz Scumpeter. — N.Y.-L., 1939.

28.     Jevons W. S. Investigation in Carrency and Finance / William Stanley Jevons. — London, 1884.

29.     Juglar C. Des crises commerciales et de leur retour periodigue en France < en Angleterre et aux Etats-Unis / Clement Juglar. – Paris, 1862.

30.     Kitchin J. Cycles and Trends in Economic Factors / J. Kitchin // Review of Economic Statistics. — 1923. — Preliminary. — Vol. V. — Jannuary. — P. 10-16; Crum W. Cycles of rate on Commercial Paper / W. Crum // Review of Economic Statistics. — 1923. — Vol. V. —  Jannuary.

31.     Kuznets S. S. Cyclical Fluctuations: Retail and Wholesale Trade, United States, 1919– 1925 / Simon Smith Kuznets. — New York, 1926; Kuznets S. S. Secular Movement in Production and Prices / Simon Smith Kuznets. — Boston, 1930; Kuznets S. S. Modern Economic Growth: Rate, Structure and Spread / Simon Smith Kuznets. — New Heaven, 1966.

32.     Mensh G. Stalemate in Technology: Innovation Overcome the Depression /   G. Mensh. — Cambridge, Mass., 1979.

 

 

Posted on the website: 2011-03-03

Comments on this article:

Дата: 2013-01-11     Коментарий добавил(а): автор

спасибо

Дата: 2012-03-31     Коментарий добавил(а): Євгеній

Шановний автор! Виражаю Вам вдячність за достойну аналітичну працю. Шукаючи за цією тематикою матеріал, Ваша стаття виділяється грунтовністю, системністю, серйозним аналітичним мисленням. Але на майбутнє, хотілось би Вам побажати натхнення в написанні подібної тематики з більш глибоким усвідомленням ролі фондових і фінансових ринків в економічних циклах. З повагою, Р.Є.В.

Add new comment!

* – The Fields are obligatory for filling!

Your name *:
Your e-mail address:
Your message *:
Enter the number *: