Инновация - это исторически бесповоротное изменение способа производства вещей.
Й. Шумпетер


М.И. Туган-Барановский

Й.А. Шумпетер

Н.Д. Кондратьев

Галерея выдающихся ученых

UA RU EN

Обращаем внимание на инновацию, созданную на данном сайте. Внизу главной страницы расположены графики,  которые в on line демонстрируют изменения цен на мировых рынках золота  и нефти, а также экономический календарь публикации в Интернете важных мировых экономических индексов 

 

Н.Д. Кондратьев

Жизнь и творчество Николая Дмитриевича Кондратьева и развитие его теории «длинных волн» 

Выдающийся российский ученый-экономист Николай Дмитриевич Кондратьев родился 4 (16) марта 1892 года в деревне Галуевская Кинешемского уезда Костромской губернии (ныне — в Вичугском районе Ивановской области, в 5 км от г. Вичуги). Сам Н.Д. Кондратьев по новому стилю считал своим днём рождения 17 марта (в выписке из метрической книги [1], вместо 12-ти, было прибавлено 13 дней к дате рождения после смены календаря). Это закреплено в автобиографии ученого, датированной 28 апреля 1924 г. [2], и в письме своей жене от 17 марта 1933 г.[3] С 1905 года Н.Д. Кондратьев — эсер. В 1906 году - член Кинешемского комитета ПСР, член забастовочного комитета текстильщиков, за революционную деятельность исключен из семинарии, около 7 месяцев провёл в тюрьме. Кружковую работу вёл вплоть до 1917 г. В 1913 году вновь арестовывался, месяц находился в заключении. Учился на общеобразовательных курсах. Учился в церковно-приходской школе, учительской школе, училище садоводства, в 1911 году окончил (экстерном) Костромскую гимназию и в том же году поступил на юридический факультет Петербургского университета; учителями Кондратьева были экономист М.И.Туган-Барановский, историк А.С. Лаппо-Данилевский, социолог М.М.Ковалевский, ближайшим другом - социолог Питирим Сорокин. В 1915 г. окончил университет, оставлен при кафедре политической экономии для подготовки к профессуре. Учёные занятия совмещал с практической деятельностью - с 1916 года заведовал статистико-экономическим отделом Земского союза Петрограда. В январе 1917 г.опубликовал статью "Продовольственный кризис и задача организации хозяйства" ("Ежемесячный Журнал", 1917, № 1), где развивал идею планомерного государственного регулирования экономической жизни в целях преодоления продовольственного кризиса.

Февральскую революцию 1917 года Кондратьев встретил в Петрограде как активный участник: "С первых часов её был в Таврическом дворце и был назначен Советом РД товарищем председателя Государственного продовольственного комитета" [Curriculum vitae (Автобиография) Н.Д. Кондратьева, ЦГАНХ, ф. 7733, оп. 18, д. 41611]. Сторонник государственной хлебной монополии при условии государственного распределения необходимых деревне промышленных товаров, стабилизации цен и осуществления других мер по организации народного хозяйства как целого, преодоления "противодействия капиталистической промышленности... во имя интересов государства" ("Дело Народа", 1917, 1 апреля, 7 мая). Некоторое время работал секретарём А.Ф. Керенского по делам сельского хозяйства. Участвовал в подготовке и работе 1-го Всероссийского съезда КД (4-28 мая), выступал с докладом по продовольственному вопросу, 19 мая избран членом Исполкома Всероссийского Совета КД; в качестве представителя Совета стал товарищем председателя Общегосударственного продовольственного комитета, 26 мая выступал на 3-м съезде ПСР с поддержкой Временного правительства.

С 1918 года — в Москве преподавал в Кооперативном институте и Тимирязевской (до 1923 года — Петровской) сельскохозяйственной академии. Основатель и директор Института конъюнктуры (1920—1928). В августе 1920 году проходил по делу «Союза возрождения России», был арестован, но через месяц освобожден благодаря усилиям И. А. Теодоровича и А. В. Чаянова.

В 1920—1923 годах работал в Наркомземе, начальник управления сельскохозяйственной экономии и политики и «учёный специалист». Работал в сельскохозяйственной секции Госплана СССР. 19 апреля 1928 г. отстранён от должности; в 1930 году вместе с другим выдающимся ученым-аграрником А.В. Чаяновым арестован по «делу Трудовой крестьянской партии», Коллегией ОГПУ 26 января 1932 г.оба приговорены к 8 годам тюремного заключения. Н.Д. Кондратьев содержался в Суздальском политизоляторе, тогда как А.В. Чаянов отбывал наказание в Казахстане.

Н.Д. Кондратьев теоретически обосновал «новую экономическую политику» в СССР, за что и поплатился жизнью, поскольку именно И.В. Сталин свернул НЭП и осуществил Великий перелом в 1929 г., а уже в 1930 году организовал и начал процессы «по делу Промпартии» и «по делу Трудовой крестьянской партии», а дальше они стали нарастать как снежная лавина, уничтожив миллионы советских граждан. Военной коллегией Верховного суда СССР 17 сентября 1938 г.Н.Д. Кондратьев был приговорён к расстрелу и в тот же день расстрелян. [4] Место расстрела – «Коммунарка» (Московская область), где он и похоронен в братской могиле. [5]. В 1939 году по повторному приговору расстрелян и А.В. Чаянов. Реабилитирован Н.Д. Кондратьев одновременно с А. В. Чаяновым в 1987 году. [6]

В 1992 году в ознаменования столетия со дня рождения выдающегося российского ученого-экономиста был создан Международный фонд Н.Д. Кондратьева, которым полтора десятилетия руководил академик РАН Л.И. Абалкин. В 1999 году создан Международный институт Питирима Сорокина-Николая Кондратьева, президентом которого вот уже 12 лет явлвется академик РАЕН Ю.В. Яковец. Мемориальная плита установлена в Суздале в Спасо-Евфимиевом монастыре, который использовался в советское время как Суздальский политизолятор, где Кондратьев отбывал тюремное заключение с 1932 по 1938 год. До этого, во время процесса по делу Трудовой крестьянской партией в 1930-1932 гг., он полтора года просидел в Бутырской тюрьме в Москве.

Н.Д. Кондратьев является основоположником теории «больших циклов конъюнктуры», известных как «Циклы Кондратьева». В историю мировой науки он вошел именно благодаря открытию в начале 20-х годов ХХ ст. больших циклов конъюнктуры, утвердившихся в дальнейшем под названием кондратьевских «длинных волн» или сокращенно К-волн.

Путем эконометрического анализа статистического материала о динамике производства чугуна и свинца, добычи и потребление угля,  среднего уровня товарных цен, процента на капитал, заработной платы, внешнеторгового оборота и других экономических показателей развития хозяйств Англии, Франции, Германии, США на протяжении приблизительно 140 лет (с 80-х годов ХVIII в. до 20-х годов ХХ в.) он эмпирические ряды этих показателей разложил на три составляющие:

- общая тенденция изменений (тренда) с ее скоростью, которая заложенная в теоретическую кривую ряда, то есть выпрямленную кривую эмпирического ряда;  

- ускорение этой тенденции, то есть изменение темпов роста, которое характеризуется отклонениями между эмпирическим и теоретическим рядами и представляет собой колебательные величины, отображающие циклические изменения экономических конъюнктур;

 

- случайные отклонения в этих кривых.  

 

При этом Кондратьеву уже было известно, что если большие циклы конъюнктуры в этих рядах существуют, то в них существуют рядом с ними еще и циклы средне и краткосрочные, то есть циклы Жюгляра и Китчина. Чтобы исключить влияние среднесрочных циклов, длина которых приблизительно равно 9 годам,  он использовал скользящую среднюю за 9 лет, используя которую также исключил влияние и краткосрочных циклов. В итоге путем эконометрического анализа развития хозяйств четырех наиболее развитых стран Кондратьеву удалось определить два полных и один неполный большие циклы конъюнктуры длиной 48-60 (в среднем 54-55) лет. Каждый из этих циклов состоял из повышательной и понижательной волны.Понимая, что в эконометрической модели развития мирового хозяйства невозможно учесть влияние всех эндогенных факторов, не говоря уже об экзогенных, он подчеркивал относительную точность и достоверность приближения трендов той или другой страны к мегатрендам мирового развития. В своей статье “Большие  циклы конъюнктуры”, напечатанной в сборнике “Вопросы конъюнктуры” в 1925 году, и в докладе на дискуссии по этой проблеме, которая состоялась в феврале 1926 г. в Москве в Институте экономики, Н.Д. Кондратьев писал:

 

Считая пока невозможным определить совершенно точно года перелома в развитии больших циклов и учитывая неточность определения моментов таких переломов (на 5-7 лет), проистекающую из самого метода анализа данных, можно все же наметить следующие наиболее вероятные границы больших циклов:  

1.  Повышательная волна первого цикла - с конца 80-х начала 90-х гг. ХVІІІ в. до периода 1810 - 1817 гг.;

2.  Понижательная волна первого цикла - с периода 1810 -1817 гг. до периода 1844 - 1851 гг.;  

3. Повышательная волна второго цикла - с периода 1844 - 1851 гг. до периода 1870 -1875 гг.;

 

4. Понижательная волна второго цикла - с периода 1870 - 1875 гг. до периода 1890 - 1896 гг.;

 

5. Повышательная волна третьего цикла - с периода 1891 - 1896 гг. до периода 1914 - 1920 гг.;

6. Вероятная понижательная волна третьего цикла - с периода 1914 - 1920 гг.” [7].

Таким образом, Николай Кондратьев открыл большие циклы конъюнктуры, которые и были положены в основу его теории «длинных волн», период каждой из которых составляет в среднем 54-55 лет. Более того, с помощью модели этих циклов он предсказал не только Великую депрессию, но и нынешнюю Великую рецессию 2008-2011 гг. Кондратьев объяснил причинность возникновения циклов необходимостью обновления основного капитала и указал на оживление в сфере технических изобретений перед началом и в самом начале повышательной волны большого цикла конъюнктуры.

Cлeдует отметить, что уже в историческом 1991 году распада СССР российский ученый-экономист, академик РАН Сергей Глазьев – автор теории технологических укладов (ТУ), построенных на основе теории «длинных волн» Кондратьева, вместе с Г. Микериным в коллективной монографии «Длинные волны: НТП и социально-экономическое развитие», описывая К-волны от самого их зарождения, отметили, что «прежде всего оcтается непонятным процесс становления технико-экономической парадигмы (ТЭП). Новые технологии, вступающие в конфликт с неадекватным экономическим окружением, появляются как бы из ничего, уже сформировавшимися. Заполнить это «белое пятно» позволяет гипотеза, предложенная А. Грублером в беседе с одним из авторов настоящей монографии и корреспондирующая с излагаемой ниже концепцией технологических укладов (ТУ).  

Согласно этой гипотезе, новая технико-экономическая парадигма зарождается еще в фазе роста предшествующей и долгое время развивается в условиях неадекватного окружения. Ухудшение экономической конъюнктуры в фазе спада доминирующей технико-экономической парадигмы оказывает подавляющее влияние и на распространение новой. Депрессия охватывает не только традиционные, но и новые производства. Лишь с принципиальным преобразованием институциональной структуры создаются возможности для быстрого распространения новой парадигмы по всей экономической системе. Таким образом, жизненный цикл технико-экономической парадигмы охватывает около 100 лет и может быть представлен в виде двух пульсаций: одна малая, проявляющаяся в условиях неадекватного окружения, и другая большая, описывающая распространение уже доминирующей технико-экономической парадигмы после осуществления соответствующих социально-экономических преобразований [8, 151-152].

Знаменательно, что в том же историческом 1991 г. вышла в свет статья другого российского автора М. Королькова «Дело Кондратьева», в которой были изложены сходные идеи, но уже конкретно к хронологии больших циклов конъюнктуры с усиленным рассмотрением роли социального фактора в К-волнах. Автор этой статьи отметил одно необычное их свойство:

«Анализ больших циклов конъюнктуры <…> приводит нас к очень интересным выводам. Те из них, которые условно можно назвать циклами «рубежа веков», с технико-экономической точки зрения значительно более масштабней, чем циклы «середины века». В том же, что касается социального фактора, циклы «рубежа веков», как правило, наследуют производственные отношения от предыдущего времени. Вообще социальный фактор инертен и накопление изменений происходит еще в течении полувека после этих масштабных технологических сдвигов. Крупные социальные пертурбации назревают уже к концу цикла «рубежа веков» при переходе к циклу «середины века».  

Но при этом циклы «середины века» менее значительны в плане технологических перемен. <…>Постоянное «запаздывание» социального макроцикла в сравнении с технологическим предопределяет периодическое повторение в истории особых периодов повышенного социального творчества» [9]. А по сути, и социальной напряженности.

Академик РАН Владимир Маевский в 1994-1997 гг. в его концепции эволюционной экономики, хотя он и писал о вековой тенденции экономической динамики (ВТЭД), время распространения, доминирования и отмирания ТУ увеличил еще на одну К-волну и, соответственно, доминирующий ТУ в первом из них имел три 50-летних периода его постепенного вызревания и распростанения: с 1725 по 1775 гг., доминирования: с 1775 по 1825 гг. и отмирания: с 1825 по 1875 гг., т.е. в итоге им был предложен полуторавековой период жизненного цикла ТУ [10]. Еще в 1992 г. он обратил внимание на феномен сокращения продолжительности К-волн, сославшись на расчеты современного американского ученого Ричарда Моугиисполнительного директора журнала «Циклы», выполненных им на основе спектрального анализа «индексов британских цен на пшеницу с 1259 г. Роджерса-Бевериджа, индексов товарных цен с 1450 г. Уоррена и Пирсона, индексов динамики процентных ставок с 1200 г., разработанных Фондом по изучению циклов, а также индексов промышленного производства с 1860 г…В результате получено подтверждение статистически значимого цикла продолжительностью немногим менее 60 лет. В поместно-феодальный период (1200-1550 гг.) она составляла в среднем 58,3 года. В торговый период (1550-1830 гг.) длина волны сократилась до 56,5 года. В капиталистический период (с 1830 г. по настоящее время) продолжительность цикла снова уменьшилась до 54,8 года. Последний цикл и является классичесской длинной волной» [11]. Следовательно, результаты этих исследований позволяют четко говорить о сегодняшней средней длине К-волн в 54-55 лет, поскольку физически они сжимались в течение 800 лет не более, чем на 2 года за трехсотлетие. 

Таким образом, различные исследования закономерностей социально-экономического развития в “К-волнах” привели к выводу, что большие циклы конъюнктуры, которые начинаются на рубеже и в середине столетий, в сущности, качественно разные. В одних акцент преобразований направлен на смену технологических укладов (ТУ), которые согласно их теории, отвечают определенному эталону мировых уровней отраслевого развития, связанных в единую систему ТУ. В других происходят процессы, которые приводят в соответствие к этим ТУ социальные институты, регулирующие общественные отношения. Человечество еще не научилось преодолевать определенные как кризисные в истории процессы мирным эволюционным путем, в связи с чем такое соответствие было достигнуто в середине ХІХ века через Великую буржуазную революцию 1848 г. («Весна народов»), а в середине ХХ века через вторую мировую войну. И хотя социально-экономический генезис (социоэкогенез) имеет эволюционный характер, точки слома циклоиды его К-волн сопровождаются революционными событиями, вплоть до общественных катастроф. Последняя такая катастрофа происходит на наших глазах. Согласно ставшей классической теории больших циклов Кондратьева, «…войны и революции возникают на почве реальных, и прежде всего экономических условий… на почве повышения темпа и напряжения конъюнктуры экономической жизни, обострения экономической конкуренции за рынки и сырье… Социальные потрясения возникают легче всего именно в период бурного натиска новых экономических сил». [12]

Следует подчеркнуть, что кризисы 30-х и 90-х годов ХХ – первого десятилетия ХХI вв. подтвердили прогностическую устойчивость теории “длинных волн” Кондратьева. Ведь он на момент своих исследований в 20-е годы дал расчет двух полных “К-волн” и третьей неоконченной, конец которой должно было припасть на 30-е годы как кризисные для экономики. Точность этого прогноза поразила научную общественность в период Великой депрессии 30-х годов. Но Кондратьева уже не было в живых в 1939 г. - году выхода обобщающего полициклическую экономическую теорию двухтомника “Деловые циклы” Йозефа Шумпетера [13], когда началась вторая мировая война. После ее окончания произошел экономический бум, из-за чего результаты исследований этих ученых были забыты более чем на 30 лет. И только валютно-финансовый и нефтяной кризисы начала 70-х годов, которые произошли на сломе уже четвертой “К-волны”, в верхней ее точке, побудили ученых многих стран возвратиться к этим идеям. Ровно через 36 лет после публикации двухтомника Шумпетера, в 1975 г. вышла в свет книга американско-немецкого экономиста Герхарта Менша “Технологический пат: инновации преодолевают депрессию” [14], которая развила инновационную теорию ”длинных волн” и положила начало активизации исследований научного сообщества в направлении циклической парадигмы развития природы и общества. Но наряду с инвестиционно-инновационной составляющей длинноволновых колебаний (1-я эмпирическая правильность Кондратьева), в них присутствует и социально-политическая (2-я эмпирическая правильность Кондратьева), продовольственная  (3-я эмпирическая правильность Кондратьева), синхро-временная  (4-я эмпирическая правильность Кондратьева) и социокультурная (5-я эмпирическая правильность Кондратьева-Сорокина-Хлебникова-Кузьменко) составляющие. Последняя 5-я эмпирическая правильность как дополнение, выплывающее из теорий П.Сорокина и В.Хлебникова, была введена В.П.Кузьменко в 2002 г., поскольку сам Кондратьев «непосредственно обозначил их только четыре. Здесь следует отметить, что он просто не успел включить ее в свою теорию «длинных волн», поскольку труд, характеризующий социальные и культурные циклы, выявленные его другом - выдающимся российско-американским социологом Питиримом Сорокиным, был опубликован последним, когда Кондратьева уже не было в живых. Такое колебание кондратьевской “длинной волны” может быть объяснено “законом поколений”, впервые сформулированным гениальным русским поэтом Велимиром Хлебниковым [15] еще в 1914 году начала первой мировой войны. Согласно этому закону в различных периодах с интервалом 27-28 лет попеременно рождаются то рациональные (с более развитым левым полушарием головного мозга) прагматики-политики, то иррациональные (с более развитым правым полушарием головного мозга)  творцы культуры. Таким образом, последний феномен можно отнести к еще одной эмпирической правильности “длинных волн” Кондратьева, которая не была им сформулирована, но подтвердилась в России и СССР на протяжении двух последних столетий» [16]. Таким образом, в одну К-волну вкладываются как раз два поколения людей, участвующих в ее формировании и реализации.

Примечания

1.  Кондратьев Н. Д. Суздальские письма. – М.: Экономика, 2004. – С. 17.

2.  Кондратьев Н. Д.  Особое мнение. Избранные произведения в 2-х книгах. – М.: Наука, 1993. – Кн. 1. – С. 441.

3.  Кондратьев Н. Д. Суздальские письма. – М.: Экономика, 2004. – С. 199.

4. Жертвы политического террора в СССР

5.  Кондратьев Николай Дмитриевич

6. Кондратьев Николай Дмитриевич Хронос.

7. Кондратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики. – М.: Экономика, 1989. – С. 197.

8. Длинные волны: НТП и социально-экономическое развитие. / С.Ю. Глазьев, Г.И. Микерин, П.Н. Тесля и др. – Новосибирск: Наука. Сиб. отделение, 1991. – 224 с.

9. Корольков М. Дело Кондратьева. // Знание-сила. – 1991, № 3. – С. 39.

10. Маевский В.И. Кондратьевские циклы, экономическая эволюция и экономическая генетика. – М.:ИЭ РАН, МФК, 1994. – 40 с.; Маевский В.И. Введение в эволюционную макроэкономику. – М.: Изд. «Япония сегодня», 1997. – 106 с.

11. Моуги Р. Развитие процесса длинноволновых колебаний. // Вопросы экономики. – 1992. - № 10. – С.76. – Cycles, 1992, vol. 43, №2.

12. Кондратьев Н.Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. Избранные труды. – М.: Экономика, 2002.

13. Scumpeter J. Business Cycles: A Theoretical, Historical and Statistical Analysis of the Capitalist Process. – N.Y.-L., 1939.

14. Mensh G. Stalemate in Technology: Innovation Overcome the Depression. – Cambridge, Mass., 1979.

15. Хлебников Велимир. Спор о первенстве. Закон поколений. // Творения. - М.: Сов. писатель, 1986. – С. 646-652; Велимір Хлебников. Доски Судьбы. Василий Бабков. Контексты Досок Судьбы. – М.: Рубеж столетий, 2000. – 288 с. 

16. Кузьменко В.П. Пятая эмпирическая правильность “длинных волн” Николая Кондратьева. // Научное наследие Н.Д. Кондратьева в контексте развития российской и мировой социально-экономической мысли: Материалы к Международному научному симпозиуму, посвященному 110-летию со дня рождения Н.Д. Кондратьева. – М.: МФК, 2002. – С. 193-196.

Основные издания работ Н.Д. Кондратьева:

·  Кондратьев Н. Д. Большие циклы конъюнктуры. – М.: РАНИОН, 1928;

·  Кондратьев Н. Д. Проблемы экономической динамики. – М.: Экономика, 1989. – 526 с.;

· Кондратьев Н. Д. Основные проблемы экономической статики и динамики. М.: Наука, 1991. – 567 с.;

· Кондратьев Н. Д. Рынок хлебов и его регулирование во время дойны и революции. – М.: Наука, 1991. – 487 с.;

· Кондратьев Н. Д. Избранные сочинения. – М.: Экономика, 1993. – 543 с.;

· Кондратьев Н. Д. Особое мнение. Избранные произведения в 2-х книгах. – М.: Наука, 1993. – Кн. 1. – 655 с., Кн. 2. – 719 с.;

· Кондратьев Н. Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. Избранные труды. – М.: Экономика, 2002. – 767 с.;

· Кондратьев Н. Д. Суздальские письма. – М. Экономика, 2004. – 879 с.