Инновация - это исторически бесповоротное изменение способа производства вещей.
Й. Шумпетер


М.И. Туган-Барановский

Й.А. Шумпетер

Н.Д. Кондратьев

Галерея выдающихся ученых

UA RU EN

Обращаем внимание на инновацию, созданную на данном сайте. Внизу главной страницы расположены графики,  которые в on line демонстрируют изменения цен на мировых рынках золота  и нефти, а также экономический календарь публикации в Интернете важных мировых экономических индексов 

 
Публикации

Кузьменко В.П.

ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ДОЛГОСРОЧНЫХ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ПРОГНОЗОВ НИКОЛАЯ КОНДРАТЬЕВА И ПИТИРИМА СОРОКИНА В НАЧАЛЕ ХХI ВЕКА

Данный доклад подготовлен к ХVІІ Кондратьеским чтениям “Долгосрочное прогнозирование: исторический опыт и критический анализ” в г. Москве 11 декабря 2009 г.


 

Как известно, в средине 20-х годов ХХ века выдающийся российский ученый-экономист Николай Кондратьев открыл три больших цикла коньюнктуры мировой экономики длительностью в 50-60 лет (в среднем 55 лет), прогноз окончания последнего из которых кризисом совпал с 30-ми годами Великой депрессии, которая оказалась наиболее глубоким экономическим кризисом во всей истории человечества. Точность этого прогноза поразила мировую научную общественность, но сама Великая депрессия, а точнее накопившиеся противоречия охваченных кризисом стран, вылились в страшную бойню Второй мировой войны, которая закончилась только в 1945 г. Еще в 1939 году ее начала вышел в свет фундаментальный двухтомник Йозефа Шумпетера «Деловые циклы», в котором он свою теорию инноваций, созданную им еще перед Первой мировой войной, синтезировал с Кондратьевской теорией в единую систему циклов разной длины. Именно синхронизацией кризисных фаз разных циклов он объяснил причины Великой депрессии. Однако сама Вторая мировая война заставила ученый мир надолго забыть эти теории. Тем более что наступила фаза вначале медленного послевоенного восстановления мировой экономики, а затем, в 50-60-е годы и быстрого ее подъема, который получил в экономической истории устоявшееся название послевоенного "экономического бума", в результате которого проигравшие войну Германия, Италия и Япония, благодаря помощи США и запрету на производство оружия и наращивание военной мощи, стали лидерами послевоенной экономической динамики, а вскоре вошли и в Большую семерку наиболее развитых стран мира. Причем, Япония и Германия, соответственно, в начале и в конце последней четверти ХХ века заняли 2-3 места, после США, по масштабам своих экономик (ВВП).

Сторонники Кондратьевской теории на рубеже тысячелетий, который отделяло от окончания Второй мировой войны как раз 55 лет, ожидали очередного глубокого мирового экономического кризиса, но их оппоненты из других научных школ говорили, что развитые страны уже научились заблаговременно упреждать кризисы и, несмотря на постоянное их периодическое появление в ХХ-ом веке, преодолевать их с наименьшими потерями. Хотя, когда в 2000 году обвалились ведущие фондовые биржи мировой экономики, а в 2001 г. вначале экономики США и Японии, а через год и европейская экономика оказались в рецессии, некоторые наиболее честные из них, например Питер Друкер, признали свои заблуждения и отметили, что Кондратьев, наверное, гениальный провидец не только ХХ-го, но и ХХI-го века. В его начале катастрофические события 11 сентября 2001 г. вскоре дали основание США вместе с другими странами НАТО в 2002-2003 гг. начать войны в Афганистане и Ираке, которые активизировали производство продукции ВПК, а через межотраслевые и межрегиональные связи оживили экономику этих стран. По-сути сработал внеэкономический военный фактор активизации экономики США, который и в 1941 г. позволил ей окончательно выйти из Великой депрессии, поскольку только в 1941 году она поднялась на докризисный уровень 1929 г. по уровню ВВП. В наше же время аналогичный военный фактор сдвинул пик очередной Великой депрессии на один 9-летний цикл Жюгляра, несколько самортизировав ее негативные последствия.

Таким образом, выводы циклической теории Николая Кондратьева сегодня не потеряли свою актуальность. И не в меньшей мере это касается выводов другой теории циклической социальной и социокультурной динамики его друга Питирима Сорокина. Еще в начале 60-х годов ХХ века выдающийся российско-американский ученый системного мышления Питирим Сорокин на Международных конгрессах по социологии прочитал несколько пионерских докладов, объединенных впоследствии в книгу “Главные тенденции нашего времени”. В начале доклада “Диагноз и прогноз отношений между Востоком и Западом” в 1963 г. он высказал следующую гипотезу: “Классификация человеческой популяции, культурных систем, стран и народов на восточные и западные во многом искусственна и фиктивна… Современные средства коммуникации и транспорта день за днем сближают Запад и Восток, и процесс этот будет продолжаться до тех пор, пока эти сегменты человечества не станут также взаимозависимы один от другого, как большинство народов и образов жизни Запада или Востока”. Другими словами, Питирим Сорокин полвека тому назад увидел тенденции, опеделившие феномен планетарной глобализации нашего времени.  Более того, указывая на “главные тенденции нашего времени”, Сорокин отметил три наиболее важные из них, поставив на первое место “перемещение творческого лидерства  человечества из Европы и Европейского Запада, где оно было сосредоточено в течение пяти столетий, в более обширный район Тихого океана и Атлантики”. Как известно, такими творческими лидерами человеческой цивилизации, прежде всего характеризующимися сегодня показателями ускоренной экономической динамики, обусловленными определенными инновационными прорывами, в конце ХХ столетия стали страны Юго-Восточной Азии (ЮВА) – так называемые “юго-восточно-aзиатские тигры” во главе с могучими Китаем и Японией, а в начале ХХI века к ним добавилась еще и Индия. Даже в условиях рецессии мировой экономики текущего года по различным прогнозам мировых финансовых организаций ожидается рост ВВП Индии в 2009 г. на 5-6%, а ВВП Китая - на 8-9%.

Сорокин также, по-сути, первым в мире выдвинул перспективную идею конвергенции капиталистической и коммунистической систем “в своего рода интегральный тип … с объединенной системой интегральных культурных ценностей, социальных институтов и интегрального типа личности, существенно отличных от капиталистического и коммунистического образцов”. И в начале третьего тысячелетия мы можем констатировать, что его прогнозы во многом сбываются, поскольку государственная политика большинства развитых стран, и Запада, и Востока, направленная на борьбу с мировым терроризмом, опровергает известное высказывание английского писателя Редьярда Киплинга: “Запад есть Запад, Восток есть Восток и вместе им не сойтись никогда”. В последнее время много внимания уделяется и вектору “Север-Юг”, но вместе с тем, в особенности после катастрофических событий 11 сентября 2001 г., просматривается и некоторое единство цивилизаций по обоим векторам перед планетарными угрозами, о чем нами писалось еще накануне этих событий. Это качественно высшая степень сотрудничества между отдельными странами, когда достигается значительная степень единства национальных воспроизводственных процессов, включая совокупность факторов, которые обуславливают и общность духовных интересов, реализуемую через диалог различных культур. При этом, в условиях сохранения суверенитета государств и существования между ними рыночных отношений, особую роль приобретает согласованное развитие сфер сотрудничества, включая и общие интересы в гуманитарной сфере - в религиозных вопросах и вообще ментальной родственности и дополнительности интересов разных народов.

Согласно теории Сорокина, разработанной им еще накануне и во время Второй мировой войны (1937-1941) в четырехтомной “Cоциальной и культурной динамике”, в человеческой ойкумене существует социокультурные суперсистемы, в основе которых лежит мировоззрение, формирующееся на базе определенного способа познания. Сорокин и его предтеча конца ХІХ века Николай Хлебников выделили три типа суперсистем: 1) умозрительную или спиритуалистическую, основывающуяся на сверхчувственной реальности; 2) сенсуалистическую, признающую чувственность источником и мерой всех вещей; 3) идеалистическую, основанную на синтезе интуиции, разума и чувственности. Данные суперсистемы существуют идеально, но исторически объективируются в материальных средствах. По Сорокину и Хлебникову, исторический процесс представляет собой смену одних социокультурных суперсистем другими. В основе этого движения лежит замена доминирующего мировоззрения и обусловленных им способов восприятия действительности. Основные причины изменения находятся внутри суперсистем. При этом, переход от умозрительной к идеалистической  и от нее к чувственной суперсистеме носит хотя и кризисный, но относительно спокойный характер и только путь от чувственной к другим социокультурным суперсистемам приобретает форму самого затяжного и  мучительного кризиса. Именно таков, по оценке Сорокина, “кризис наших дней” - так он назвал сжатый вариант своего четырехтомника. Но выход из кризиса должны найти ученые, выработавшие антикризисную политику, познав механизмы протекания кризиса, и ответственные политики, обязанные разработать и реализовать стратегию его преодоления. Ибо при всей стихийности кризисных процессов они могут стать социально-управляемыми.

Как известно, на рубеже тысячелетий в мировой науке активизировалась разработка  и реализация циклической парадигмы коэволюции природы и общества, включая проблемы сотрудничества различных цивилизаций в процессе создания ими нового мирового порядка, о чем писалось в нашем докладе на международном симпозиуме, посвященном 110-летию со дня рождения Питирима Сорокина, который принял решение о создании Международного института Питирима Сорокина и Николая Кондратьева и состоялся в начале февраля 1999 г. в городах Москве и Санкт-Петербурге, связанных с ранним российским периодом творчества П.Сорокина. Его идеи были развиты нами в cлeдующем году в работе “Mегатренды человеческого развития в построении нового мирового порядка цивилизаций и место в нем Украины и России”, опубликованной в ежеквартальном журнале “Cтратегическая панорама” Совета национальной безопасности и обороны Украины. На протяжении последнего десятилетия, особенно после появления резонансных работ американского политолога Самуэля Хантингтона, столкновение цивилизаций и вообще цивилизационный подход стали предметом острых междисциплинарных дискуссий научных и научно-практических форумов. Наряду с ним в этот же период развитие получил и мир-системный подход американского социолога Иммануэля Валлерстайна к анализу мир-экономики (термин выдающегося французского ученого Фернана Броделя – вершины знаменитой исторической школы “Анналы”). Современные российские исследователи Владимир Лапкин и Владимир Пантин в одной из последних своих работ используют этот подход для демонстрации не только временной, но и пространственной цикличности мирового развития, которая подтверждает ее универсальный характер. Свою статью они начинают с компартивистского анализа двух указанных подходов:

Одной из важных проблем глобальной политической истории является выделение и анализ сквозных мегатрендов, дающих представление о развитии мировой политической системы на значительных по своим масштабам временных промежутках и имеющих принципиально важное значение для понимания механизмов ее эволюции. Среди подходов, которые – в силу своего глобального характера и ориентации на целостное рассмотрение исторических процессов – вскрывают подобные мегатренды, следует назвать прежде всего мир-системный и цивилизационный подходы. С точки зрения мир-системного подхода, на первом месте стоит развитие “центра” и “периферии” мир-системы, а с точки зрения цивилизационного подхода – развитие какой-либо цивилизации, основанное на определенной системе ценностей, религии, традициях, формах политической и экономической организации”.

Отметив, что в рамках обоих подходов трудно объяснить многовековое политическое противоборство различных государств одной и той же цивилизации, ученые выявили наличие конкурирующих между собой принципиально различных и даже противостоящих друг другу моделей политического и экономического развития, включая альтернативные модели их модернизации, внутри одного “центра” мир-системы. Они использовали идеально типическую (по Максу Веберу) конструкцию оппозиции “центра” и “противоцентра”. В ней центр имеет другой смысл, нежели в мир-системной концепции, отражая политическую и экономическую силу мировой державы, располагающей мощной системой мобилизации ресурсов. Это дало им возможность по-новому взглянуть на многие важные моменты глобальной политической истории нового времени. Анализ был начат с последовательного противостояния: Голландии и Франции (в XVII в.), Великобритании и Франции (в XVIII - начале XIX вв.), Великобритании и Германии (в конце XIX – начале XX вв.), США и Германии (в первой половине XX в.). Закончен он был недавним противостоянием во время “холодной войны” США и СССР (во второй половине ХХ в.). Ученые мысленно совершили два кругосветных путешествия, в противоположных направлениях для каждой из двух стран неразрывных биполярных пар, на геополитической и геоэкономической картах мира на протяжении более трех веков. В результате они выполнили и прогноз их дальнейшего противостояния с трансформацией “центра” от США к Японии и “противоцентра” от России к Китаю уже в начале ХХІ в., территориально сблизив их до уровня XVII – XVIII вв., но уже в рамках не Западной, а Восточной цивилизации. Особенно интересен для современных и будущих исследователей данной проблемы окончательный вывод российских ученых:

Особого внимания заслуживают выводы и прогнозы по поводу ближайшего будущего. Период смены “противоцентра” обещает быть весьма нестабильным. Вместе с тем эпоха глобализации и быстрого развития принципиально новых технологий, институтов, отношений открывает принципиально новые возможности и для трансформации “противоцентра”. Недавнее прошлое, в частности биполярный мир “холодной войны”, уже становится далекой историей. На его месте возник “четырехугольник” (США - Япония - Россия - Китай), в котором представлены два “центра” – реальный и потенциальный, и два  “противоцентра” – бывший и будущий. Анализ отношений внутри этого “четырехугольника” имеет большой научный интерес, но – в силу своей сложности и масштабности – требует особого исследования”.

Для осознания противоречий этих трансформаций отметим непримиримую борьбу на обрушившихся в конце ХХ – начале ХХІ в. мировых финансовых рынках двух наиболее развитых в экономическом отношении гигантов - США и Японии. Если учесть, что в это время к ним присоединился еще один гигант – Европейский Союз (ЕС) со своей новой денежной единицей – евро, которая с 1999 по 2001 гг. существовала только в виде электронных денег, а с 2002 года стала полноправной единой европейской валютой 12-ти западноевропейских стран (сейчас уже 16-ти), то сегодня можно говорить о трех мировых финансовых центрах. Кроме этого, приняв в свой состав 12 стран за последние 5 лет, ЕС резко вырос и количественно до 27 стран, его совокупный ВВП превысил ВВП самой могущественной страны мира – США, а сейчас в условиях преодоления экономического кризиса ему удалось преодолеть и кризис его политической интеграции.

Как известно, в начале ХХI века в условиях мирового экономического кризиса рубежа тысячелетий  ни Центральный банк Японии, ни созданный для обслуживания еврозоны Европейский центральный банк (ЕЦБ) не отличались гибкой политикой в отношении их учетных ставок процента, на многие годы заморозив их на крайне низком уровне. В тоже время Федеральной резервной системе (ФРС) США, возглавляемой опытным его главой Аланом Гринспеном, на протяжении почти 20 лет как раз была присуща такая гибкость. В 90-е годы в полном соответствии с теорией кредитно-денежной антикризисной политики Михаила Туган-Барановского он вначале снижал учетную ставку ФРС, а потом повышал ее 11 раз по 0,25% с 1 % до 3,75 %. Интересно, что еще до появления сообщений об его отставке, А.Гринспен высказывал мнение, что 4% являются пределом такого повышения. Экс-президент США Джордж Буш в 2006 г. назначил на пост главы ФРС Бена Бернанке, на который он вступит в феврале 2006 г. Хотя Б.Бернанке является опытным экономистом, который с 2002 г. входил в состав управляющих ФРС – Центрального банка США, а с июня 2005 г. возглавлял Совет экономических консультантов при президенте США, говорить о полноценной замене было трудно. Ведь А.Гринспен был назначен на эту высокую должность покойным Рональдом Рейганом еще в 1987 г. и с тех пор превратился в символ стабильности финансовой системы США. Кроме этого его преемник отличается от него и по концептуальным взглядам. Являясь автором многочисленных научных трудов, Б.Бернанке обосновал свою монетаристкую,  по-сути, не антиинфляционную концепцию регулирования инфляции путем применения инфляционных ориентиров. По его мнению инфляция должна быть выше нуля, но не больше 2 %, чего как раз придерживается и руководство ЕЦБ. Его же прешественник всегда воздерживался от планирования инфляции, предпочитая оперативно реагировать на нее по мере поступления сигналов о ней. Бернанке убежден, что страшнее, чем инфляция, ее противоположность – дефляция и особенно рецессия всей экономики, что и подтвердил последний глобальный кризис. Инфляция бьет по карману граждан, но облегчает долговое бремя правительства, которое, как известно, сегодня является довольно тяжелым для администрация президента США в условиях рекордного, более 10% ВВП, дефицита бюджета. Причем наибольший долг США имеет как раз перед правительствами Китая и Японии. Как известно, дешевые деньги легче возвращать, а дефляция затрудняет жизнь правительства, но и жизнь граждан не улучшает, в чем украинцы и росияне могли убедиться еще до последнего кризиса. Недавно Бен Бернанке напомнил как в свое время нобелевский лауреат по экономике – создатель теории монетаризма Милтон Фридман предлагал, если надо, сбрасывать деньги с вертолетов, после чего первый получил прозвище “вертолетный Бен”, более терпимо относящийся к инфляции, чем А.Гринспен. И как показало будущее, а сегдня уже настоящее американской экономики, политика ФРС при Бернанке не способствовала росту ВВП США, темпы которого вначале упали, а в этом году экономика США оказалась в абсолютной рецесси на уровне не менее 3-процентного спада ВВП. Как следствие, вместо погашения внешнего долга США перед Китаем, Японией и другими странами, он стал расти, а дефицит бюджета вообще превысил 10% ВВП. Но в этих условиях появляется шанс укрепить иену, а за ней при разумной кредитно-денежной политике ЕЦБ мог бы подтянуться и евро, но, похоже, кризис в ЕС также нарастает и в странах еврозоны ожидается спад совокупного ВВП даже больший, чем в США – до 4%, а в Японии даже - до 5-6%. В условиях нараставшей рецессии производства центральные банки большинства стран мира активно понижали свои учетные ставки, доведя их почти до нуля. Древнейший на планете Центральный банк Англии (ЦБА) снизил свою учетную ставку до уровня 0,5%, которого он не имел за более чем трехсотлетнюю свою историю. Сейчас же ЦБА, а также Центральный банк Японии и ЕЦБ отличаются параличем ставок процента на уровне, соответственно 0,3% - 1,0%. ФРС США вообще уже ограничена в своей возможности регулировать кредитно-денежную политику, поскольку имеет ограничение в рамках изменения учетной ставки на уровне 0-0,25%. Таким образом, уход Гринспена имел для США и большое психологическое значение. К тому же не следует забывать, что постоянные природные катаклизмы и перманентные войны последних лет в исламских странах Азии принесли США огромные убытки, которые исчисляются сотнями млрд. дол. и подрывают экономику этой страны, ВВП которой в середине ХХ века составлял половину мирового, в конце его – меньше трети, а сейчас уже меньше четверти мирового ВВП, хотя он и в 3-4 раза больше занимающих второе третье места ВВП Японии и Китая. Это тоже очень много, но важна тенденция, продление которой подтверждает прогноз гениального Питирима Сорокина, который большую часть своей жизни с 1923 по 1968 гг. прожил в США и наблюдал эту страну как раз изнутри.

Правда цунами 26 декабря 2004 г. принес сотни млрд. дол. убытков в 13 странах Индийского океана, но такие гиганты как Япония и Китай от него не пострадали. Эти страны также настигают природные катаклизмы, но они научились мобилизовать свои резервы при очень устойчивом менталитете трудолюбивого населения. А Центральному банку Японии и Народному банку Китая необходимо преодолеть присущий институциональный страх нарушить политический статус-кво перед западными финансовыми центрами Америки и Европы, которые давно мыслят себя мировыми и сейчас борятся за роль “главного экономиста” планеты. Хотя последние события развития глобального экономического кризиса свидетельствуют и о другом. Группа из 20 ведущих мировых держав возьмет на себя роль Постоянного совета по глобальному экономическому сотрудничеству, заявил в четверг 24 cентября Белый дом. Группа из восьми ведущих промышленно развитых стран G8 будет и впредь собираться по общим вопросам, таким как национальная безопасность. При этом роль совета директоров в мировой экономике возьмет на себя именно группа стран G20, которая примет на себя роль, по сути, Мирового правительства. "Это решение позволит более широкому кругу стран принимать участие в выработке наиболее важных вопросов, что необходимо для того, чтобы создать более сильную и сбалансированную глобальную экономику, реформировать финансовую систему, поднять уровень жизни беднейших слоев населения", - говорится в заявлении Белого дома. Передача влияния от G8 к более широкой группе G20 символизирует тот факт, что богатые страны сегодня испытывают недостаток уверенности в регулировании мировой экономики только после того, как избыток этой уверенности сняли потрясения, опрокинувшие весь мир в рецессию. На страны G20 приходится около 85% совокупного валового продукта (СВП). Группа была создана после волны девальваций национальных валют развивающихся рынков - от России до Таиланда в 1990-х. Группа стран G-8 контролирует около двух третей СВП, который в 2008 г. составил более 60 трлн долларов США. И здесь, четыре страны Южной и Юго-Восточной Азии в Большой двадцатке, найдя общий язык, имеют большое будущее в управлении мировой экономикой. Если Япония не будет выяснять исторически напряженные отношения с Китаем или Южной Кореей в роли субрегионального лидера, а сумеет найти с ними общий язык, то западный мир может и ускорить свой старатегический проигрыш, "увлекшись" борьбой с мировым терроризмом, угрозу которого он видит со стороны исламского мира, в котором также может произойти свой раскол, как тысячу лет тому назад он произошел в христианском мире. И на фоне кризисных явлений в Западной и Исламской цивилизациях как раз страны Южной и Юго-Восточной Азии могут договориться и сделать не только экономический рывок, который они по-очереди демонстрировали последние десятилития, но и политический прорыв планетарного масштаба. По мнению многих наблюдателей, США вместе с падением долара и негативными социальными последствиями войн, развязанных с Исламской цивилизацией (а ведь самая большая по количеству населения исламская страна – это не Афганистан, Пакистан, Иран или Ирак, а Индонезия, расположенная в Индийском океане рядом с гигантами Южной и Юго-Восточной Азии), быстро теряют свою привлекательность в этом бурно развивающемся макрорегионе нашей планеты. В тоже время там растет “мягкая сила” таких гигантов как Китай и Индия. Вслед за Японией, "мягкая сила" которой померкла, но не улетучилась во время последнего экономического кризиса,  эти страны все больше утверждают себя в глобальной культуре человечества. В годы экономического подъема в Японии очень популярными в мире были романы Нобелевского лауреата Ясунари Кавабата, фантастические произведения Кобо Абэ и фильмы выдающегоя кинорежиссера второй половины ХХ века Акиры Куросавы. Японская культура в последние годы все более проникает в западный мир, начиная с моды, еды и поп-музыки и заканчивая лидерством в области домашних видеоигр. Покемоны японских мультяшек завоевывали уже более полусотни стран мира. Вообще японская мультипликация имеет огромный успех у професиональных режиссеров и продюсеров – и это во времена экономического кризиса. С возрождением экономики в новой очередной кондратьевской "длинной волне" мягкая сила Японии может увеличиться еще больше. Такой  "мягкой силы" пока меньше у таких гигантов как Китай и Индия, но в отличии от Японии, их экономика давно на подъеме. И вместе с ней растут у них не только военные ресурсы и "жесткая сила", но и их "мягкая сила". Свидетельством такого  признания западным миром культурных завоеваний этих стран является присуждение в 2000 г. китайскому писателю Гао Синцзяню Нобелевской премии в области литературы, а годом спустя – представителю индийской диаспоры В.С. Найпулу. Китайский фильм “Крадущийся тигр, затаившийся дракон” стал самым кассовым неанглоязычным фильмом, а такие индийские фильмы, как, например, “Свадьба в сезон дождей” также имеют мировой успех на Западе, который все более тянется не только к восточной культуре, но и к философии древних цивилизаций Индии, Китая, Японии, которые переживают там сейчас подлинный Ренесанс. И если США и их союзники в Европе будут продолжать в других макрорегионах мира непривлекательную экспансионистскую политику, они за глубоким кризисом, которые испытывает сейчас их экономика, не успеют заметить, как их собственное население обратит свои взоры на "благодатный" и такой еще непонятный Восток. И за сегодняшним глобальным кризисом настанет очередной подъем и "экономический бум" мировой экономики, во время которого возникают и военные опасности, если вспомнить Карибский 1962 г. кризис в пике "экономического бума" 60-х годов, который был остановлен только благодаря ответственности за судьбы человечества двух мировых лидеров Джона Кеннеди и Никиты Хрущева. Но "ястребы" США и СССР не простили им этого и в 1963 г. убили Кеннеди, а в следующем году отстранили от власти и Хрущева. Какова же динамика наращивания вооружений и ситуация в мире сейчас относительно потенциально возможного мирового конфликта военного характера.

Прошедший 2008 год, несмотря на глобальный финансово-экономический кризис, начавшийcя 15 сентября банкротством ведущих инвестиционных банков США, можно назвать беспрецедентным по количеству заключенных экспортных контрактов на поставку вооружений и военной техники (ВиВТ), общий объем которых оценивается в 101,314 млрд дол против 89,039 млрд дол в 2007 г. и 68,5 млрд дол в 2006 г. В целом за последние пять лет (2004-2008 гг.) были заключены контракты на поставку ВиВТ на сумму 336,732 млрд дол. Причем доля контрактов, заключенных в 2008 г., составила 30% от общего объема контрактов, заключенных за 5-летний период. В 2008 г. впервые в истории военно-технического сотрудничества объем заключенных ежегодных контрактов превысил сумму в 100 млрд дол.

По объему поставок продукции военного назначения (ПВН) 2008 год также стал рекордным за 5-летний период. В 2008 г. общемировой объем поставок ПВН составил 59,74 млрд дол. Это более чем вдвое превышает показатель 2004 г. (27,188 млрд дол). Столь значительный рост объемов поставок вооружений зафиксирован впервые после окончания "холодной войны". Причем в последние два года имел место "лавинообразный" рост объемов мировых поставок вооружений. Для сравнения: в 2007 г. объем поставок составил 54,087 млрд дол, в 2006 г. - 35,085 млрд дол, в 2005 г. - 29,584 млрд дол. Всего за 5-летний период было поставлено вооружений на сумму 205,685 млрд дол, причем на 2008 г. пришлось 29% от этого объема.

Оценка степени влияния кризиса на мировые военные расходы является исходной как для прогнозирования развития ситуации в области экспорта/импорта ВиВТ по уже заключенным контрактам, так и в сфере объемов вновь заключаемых контрактов в сфере ВТС. Начавшийся в 2008 году мировой экономический кризис заставил в четвертом квартале 2008 года скорректировать текущие военные бюджеты большинства стран. К тому же во многих из них бюджетный год не совпадает с календарным. В этой связи объем мировых военных расходов в целом по итогам 2008 года пока можно оценить только по косвенным данным, в частности по отношению объема мирового военного экспорта/импорта ВиВТ к мировым военным расходам. В целом за период с 2000 по 2005 гг. этот показатель колебался в пределах от 2,65% до 2,88%. В 2006 году он составил 3,13%, а в 2007 году вырос до 4,4%. В 2007 году объем мирового военного экспорта составил 55,079 млрд дол при мировых военных расходах в 1,253 трлн дол. Согласно предварительной оценке, в связи с начавшимся экономическим кризисом, наблюдавшийся в 2006 и 2007 гг. рост этого показателя по итогам 2008 года прекратился, и он стабилизировался на уровне не выше 4,4%. При этом, с учетом мирового объема экспорта/импорта ВиВТ в 2008 году в сумме 59,74 млрд дол, предварительная оценка мировых военных расходов (МВР) в 2008 году составляет около 1,358 трлн дол (по оценкам SIPRI - 1,464 трлн дол), т.е. 2,3-2,5% СВП. В Украине же это соотношение в 2008 г. было на уровне 1%, а в текущем 2009 г. равняется только 0,8% ВВП.

Следует отметить, что современный глобальный экономический кризис сегодня довольно часто сравнивают с Великой депрессией 30-х годов, накопленные отрицательные последствия и противоречия которой в конце их закончились Второй мировой войной. Можна согласиться з известным украинским экономистом Анатолием Гальчинским, что “по своим признакам нынешний кризис относится к классу структурных, связанных с системными преобразованиями существующих институциональных механизмов мировой экономики. Как свидетельствует мировая история, подобные кризисы обычно многоступенчаты в своем развитии. Так, мировой структурный кризис 1873 года продолжался до 1879-го, а затем через три года, в 1882-м, фактически возобновился. В связи с этим кризис 1873—1882 годов называют «длительной депрессией».

Аналогичным образом разворачивались события и в период Великой депрессии 1929—1932 годов, в результате которой институциональные механизмы монополистической экономики трансформировались в государственно-регулируемый монополистический рынок. Привлекает внимание непродолжительный стабилизационный период: в середине 1937 года развернулся новый кризис, имевший те же признаки. Могу привести такую статистику: если взять индекс мирового промышленного производства в 1929 году за 100, то в 1932-м он упал до 63,8. В 1936-м — поднялся до 103,5 (все этому аплодировали), но уже в 1938 году снова упал до 92,7.

Когда мы акцентируем внимание на структурной специфике нынешнего кризиса, то обязаны учитывать похожие процессы. В частности то, что для принципиального обновления существующих функциональных механизмов мировой экономики, утверждения нового ряда устойчивых экономических форм понадобится достаточно много времени. Хотел бы ошибиться в своих выводах, но с учетом приведенных размышлений я придерживаюсь мнения, что нынешний кризис, вероятно, тоже будет ступенчатым, а стабилизационные процессы — относительно непродолжительными». Действительно, после антикризисных мер Нового курса Франклина Рузвельта ситуация в американской экономике улучшилась в 1935-1936 гг., но она снова ухудшилась в 1937-1938 гг. и только начавшаяся в 1939 г. Вторая мировая мировая война активизировала ее, позволив выйти на докризисный уровень 1929 г. только в 1941 г. Таким образом кризисная фаза Великой депрессии имела продолжительность 12-летнего исторического цикла. Остается надеяться, что нынешняя Великая депрессия окажется короче, поскольку иная форма, по сути, мировой войны стран НАТО с Исламской цивилизации в Афганистане и Ираке продолжается уже 7 лет, а признаки рецессии мировой экономики наблюдались уже в 2001 г. 

Но как вытекает из модели больших циклов коньюнктуры Николая Кондратьева, вторая эмпирическая правильность, выведенная им в этой модели, утверждает, что “периоды повышательных волн больших циклов, как правило, значительно богаче крупными социальными потрясениями и переворотами в жизни общества (революции, войны), чем периоды понижательных волн”. Причем, для трех повышательных волн больших циклов, которые человечество пережило на момент открытия Кондратьева, он привел несколько десятков примеров, которые статистически подтверждали эту эмпирическую правильность за почти полтора века - с конца ХVІІІ cт. до 20-х годов ХХ ст. Учитывая результаты исследований по Кондратьевской модели “длинных волн” и выявленную тенденцию ускоренного наращивания вооружений во многих странах планеты, которая наблюдалась в последние пять лет, а также большую вероятность разрешения противоречий, которые накапливаются между странами во время глобального экономического кризиса, в форме вооруженных конфликтов, которых и так на наших глазах становится все больше, Украине необходимо срочно и безотлагательно разработать и реализовать программу переоснащения своих вооружений. Они почти не обновлялись за 18 лет независимости, а передовые предприятия и отрасли ОПК Украины работали, в основном, на экспорт.

Кстати, министр обороны КНР Лянь Гуанли накануне военного парада, посвященного 60-й годовщине провозглашения Китайской народной республики, который состоялся 1 октября 2009 г., заявил, что военный арсенал Китая близок по основным параметрам к вооружениям ведущих стран Запада. В частности, на военном параде планируется показать около 50 новых образцов вооружений и военной техники (ВиВТ). Китай активно реализует программы перевооружения вооруженных сил современным вооружением не только за счет приобретения новейших видов ВиВТ, а и путем разработки собственных образцов ВиВТ и копирование лучших образцов вооружения ведущих государств мира. Наращивание военного потенциала КНР свидетельствует о преобразовании Китая из регионального азиатского в мирового лидера, который пока уступает США как по своему экономическому так и военно-политическому и военно-техническому потенциалам. Поэтому Украине и России нужно активизировать сотрудничество с КНР по основным направлениям торгово-экономических связей, а также военно-политическое и военно-техническое сотрудничество, опираясь на традиционные связи между Россией, Украиной и Китаем, сложившиеся еще во времена СССР, а также исходя с того факта, что КНР является одной из пяти стран, вместе с Россией, США, Великобританией и Францией - гарантов безопасности Украины, впервые в мире отказавшейся от ядерного оружия, в соответствии с Будапештским меморандумом, который подписан в декабре 1994 года.

Если вспомнить чем закончилась Великая депрессия 30-х годов, то следует подчеркнуть, что военно-политические угрозы независимости наших государств сейчас усилились. Сегодня по различным прогнозам можно ожидать падение мировой экономики в 2009 г. на 2-3%, а российской и украинской экономик на 10-15%. И это при оптимистическом варианте развития кризисных явлений. Причем военно-политические угрозы могут быть усилены не только в период социально-экономического кризиса как в РФ, так и в Украине, который наблюдается уже в текущему 2009 г., но и в период восстановления и подъема их экономик, которые как раз вытекают из теории кризисов выдающегося украинского экономиста Михаила Туган-Барановского и теории “длинных волн” его ученика - не менее выдающегося российского ученого Николая Кондратьева. И на фоне участия России и Украины в мероприятиях, посвященных 70-летию начала Второй мировой войны, в ходе которой территории как Украины, так и европейской части России стали выжженной землей с миллионами человеческих жертв, всем ветвям власти в наших государствах следует напомнить о необходимости безотлагательно сосредоточить свои усилия в направлении существенного повышения обороноспособности своих стран, а не искать противоречия в своем развитии, нагнетая и без того напряженную ситуацию в мировой политике. Но ни в коем случае они не должны это делать для того, чтобы воевать между собою. Наоборот, им необходимо обратится к мыслям выдающегося российского мыслителя Петра Кропоткина о взаимопомощи людей, которая является двигателем прогресса, в том числе на пути совместного преодоления социально-экономического кризиса в обеих странах. Тем более, что взаимопомощь в экономике является кооперацией производства, которая может не только помочь как составляющая антикризисной политики, но и существенно ускорить экономический рост на подъеме новой Кондратьевской волны. Кстати, “Социальные основы кооперации” еще в 1916 г. обосновал все тот же гений Туган-Барановского, который был обозначен в 1923 г. его учеником Кондратьевым в книге, посвященной умершему учителю.

Главное, чтобы нынешняя Великая депрессия не закончилась тем, чем закончилась в 1939 г. первая из них. А тогда и дальше через определенный мировой циклический метроном будут сбываться пророческие долгосрочные прогнозы гениальных ученых мирового уровня - Николая Кондратьева и Питирима Сорокина.

 

Опубликовано на сайте: 2009-10-17

Комментарии к этой статье:

Дата: 2009-12-16     Коментарий добавил(а): софья

прогноз более чем удручающий, продается лишь то жилье которое реальноь идет на немыслимые уступки сегодня- которые завтра оказываются более чем правильным решением ;тем более что покупается опять таки более дешевое жилье чем планировалось ранее

Дата: 2009-10-19     Коментарий добавил(а): СВЕТЛАНА

ВАШ ПРОГНОЗ ЦЕН НА НЕДВИЖИМОСТЬ

Добавить новый комментарий!

* – Поля обязательны для заполнения!

Ваше имя *:
Ваш e-mail адрес:
Ваше сообщение *:
Введите число *: