Инновация - это исторически бесповоротное изменение способа производства вещей.
Й. Шумпетер


М.И. Туган-Барановский

Й.А. Шумпетер

Н.Д. Кондратьев

Галерея выдающихся ученых

UA RU EN

Обращаем внимание на инновацию, созданную на данном сайте. Внизу главной страницы расположены графики,  которые в on line демонстрируют изменения цен на мировых рынках золота  и нефти, а также экономический календарь публикации в Интернете важных мировых экономических индексов 

 
Публикации

Кузьменко В.П.

ИCТОРИЧЕСКИЕ ЦИКЛЫ РАЗВИТИЯ УКРАИНЫ И РОССИИ В ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ГЕНЕЗИСА

“Во все мне хочется дойти до самой сути.
В работе, в поисках пути, в сердечной смуте.
До сущности протекших дней, до их причины,
До оснований, до корней, до сердцевины.
Все время, схватывая нить судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья…” [1].

Борис Пастернак 1956 г.
Выдающийся немецкий культоролог и философ истории Освальд Шпенглер еще в конце первой мировой войны, в вышедшем в 1918 г. 1-ом томе знаменитого двухтомника “Закат Европы”, поставил три фундаментальных вопроса: “Что значит резко выделяющийся во всех культурах 50-летний период в ритме политического, духовного и художественного становления? Или 300-летние периоды барокко, ионики, великих математик, аттической пластики, мозаичной живописи, контрапункта, галиллеевской механики? Что означает идеальная продолжительность жизни в одно тысячелетие для каждой культуры по сравнению с отдельным человеком, чья “жизнь длится 70 лет?” [2].

Ответы на три фундаментальных вопроса Освальда Шпенглера

На первый вопрос Шпенглера через семь лет ответил выдающийся российский ученый – экономист Николай Кондратьев, когда в открытых им в 1925 году больших циклах конъюнктуры определил их длину в 50-60 (в среднем - 55) лет [3]. В дальнейшем в мировой научной мысли они утвердились как “длинные волны” Кондратьева или “К-волны”. Причем, исходя из сформулированной им второй эмпирической правильности, на повышательной волне каждого цикла происходит активизация политической деятельности в жизни общества (государственные перевороты, революции, войны). Заканчивается же вторая половина цикла на понижательной волне расцветом культуры и духовным подъемом народа, которые снова деградируют в начале следующего цикла. Причем, степень деградации политиков, наделенных властью, обуславливает неадекватные их действия, ведущие к тяжелым последствиям для социума в виде жертв конфликтов, характеризующихся на внутригосударственном уровне переворотами и революциями, а на межгосударственном – войнами. Последние в условиях глобализации планетарных процессов в ХХ веке переросли в мировые войны.

Такое колебание может быть объяснено впервые сформулированным гениальным русским поэтом Велимиром Хлебниковым еще в год начала первой мировой войны - 1914 г. “законом поколений” [4], согласно которому в различных периодах с интервалом 27-28 лет попеременно рождаются то рациональные (с более развитым левым полушарием головного мозга) прагматики-политики, то иррациональные ("правополушарные") творцы культуры. Последний феномен можно отнести к еще одной эмпирической правильности “длинных волн” Кондратьева, которая не была им сформулирована, но подтвердилась в России и СССР на протяжении двух последних столетий.

Так в России на повышательной волне первого кондратьевского цикла (с начала 90-х годов ХVIII ст. до средины 40-х годов ХІХ ст.) на рубеже веков произошел царский переворот с убийством императора Павла I, организация которого прошла при попустительстве его сына Александра I, которого, возможно, именно покаяние за эту смерть заставило уйти с российской политической сцены. Во главе с Александром I на этой же волне состоялась победоносная для России Отечественная война 1812 г., с участников которой вызрело движение “декабристов” с неудачным их восстанием уже на понижательной волне (провал восстания был связан, прежде всего, с опозданием на несколько лет времени его начала). Но на понижательной волне первого кондратьевского цикла впервые проявился культурный феномен национальных гениев “пушкинской эпохи”, прежде всего гениальных русских поэтов Александра Пушкина и Михаила Лермонтова. Если говорить о национальных гениях Украины, то они также проявились в это время в личностях Тараса Шевченко и Николая Гоголя. Хотя последний и писал на русском языке, он привнес в него много украинизмов. В этом смысле весьма показательными являются пронизанные национальной духовностью образ Тараса Бульбы в одноименной повести и душою украинской ночи в “Вечерах на хуторе близ Диканьки”.

Второй кондратьевский цикл (с средины 40-х годов до средины 90-х годов ХІХ ст.) начался на повышательной волне, с развязанной еще Николаем II и проигранной Россией Крымской войны, которую заканчивал уже его сын Александр II. После его революционных преобразований России этот цикл имел слом, вызванный убийством царя – реформатора в 1881 г. народовольцами, во главе которых стояла Софья Перовская - правнучка последнего украинского гетьмана Кирилла Разумовского. Кстати, при самом “прогрессивном” российском царе вначале было запрещено преподавание на украинском языке, а затем и вообще печатное украинское слово. На понижательной волне второго кондратьевского цикла состоялся расцвет “золотого века” русской литературы, прежде всего вершинной прозы Льва Толстого и Федора Достоевского, и философии, вершиной которой стал “русский космизм” Владимира Соловьева, генетические корни которого восходят к выдающемуся украинскому философу Григорию Сковороде. Этот цикл закончился смертью Александра ІІІ в 1894 г. и успешно и быстро проведенной за три года, приехавшим из Одессы графом Сергеем Витте, финансово-экономической реформой с введением в 1897 году твердой валюты - золотого рубля, с которой Россия впервые вышла на мировые экономические рынки. Именно тогда, как на дрожжах, на деньги сахарозаводчиков получила свое второе рождение столица Украины - город Киев, приобретя свой неповторимый архитектурный лик в сооружениях украинского модерна, спроектированных, прежде всего, киевским зодчим Владиславом Городецким.

В России третий кондратьевский цикл (со средины 90-х годов ХІХ ст. до конца 30-х годов ХХ ст.) на повышательной волне отмечен очередной неудачной Русско-японской войной, Первой мировой войной, тремя российскими революциями и еще большим числом переворотов в Украине, блестяще описанных Михаилом Булгаковым в “Белой гвардии” – поэтическом гимне городу Киеву в прозе на фоне ужасного социально-политического катаклизма. В конце концов, он перерос в страшную бойню, в особенности жестокую на территории Крыма, что в стихотворении “ Гражданская война” гениально зафиксировал в приморском Коктебеле бесстрастный наблюдатель и хроникер тех событий Максимилиан Волошин: “Одни возносят на плакатах свой бред о буржуазном зле, о светлых пролетариатах, мещанском рае на земле... В других весь цвет, вся гниль империй, все золото, весь тлен идей, блеск всех великих фетишей и всех научных суеверий... И там и здесь между рядами звучит один и тот же глас: “Кто не за нас – тот против нас. Нет безразличных: правда с нами”. А я стою один меж них в ревущем пламени и дыме и всеми силами своими молюсь за тех и за других” [5]. На понижательной волне в 10-20-е годы ХХ столетия в России и СССР “серебряный век” русской литературы и философии проявил себя, зацепив даже первое десятилетие расцвета советской прозы и поэзии, в том числе “украинское возрождение культуры”, уничтоженной Иосифом Сталиным в 30-е годы.

Уже в СССР четвертый кондратьевский цикл (с конца 30-х годов ХХ ст. до начала 90-х годов ХХ ст.) начался сталинскими репрессиями с пиком смертных казней в 1937-1938 гг., когда был расстрелян и сам Кондратьев. Расцвет литературы наблюдался уже только через десятилетие после окончания Второй мировой войны, которая стала для нашего народа победоносной Отечественной, но уже на понижательной волне цикла, с началом хрущевской ”оттепели”. В Украине она отмечена расцветом таланта двух гениальных поэтов Симоненко и Стуса - вершинных творцов украинской поэзии ХХ века, имена которых Васили символически созвучны с цветами васильками, имеющими окраску желто-голубого национального флага Украины. Сейчас, на фоне локальных войн, после массовой деградации культуры, очередного ее расцвета на постсоветском пространстве можно ждать не ранее 20-х годов ХХІ столетия. “Кризис наших дней”, как в экономических, так и в социокультурных процессах приобрел затяжной характер и своей устойчивой негативной динамикой подтверждает эти закономерности.

На второй вопрос Шпенглера через девять лет ответил друг Кондратьева, который к тому времени уже 4 года находился в США - выдающийся российско-американский социолог Питирим Сорокин, кстати, автор “Кризиса наших дней” – популяризованного варианта его знаменитой четырехтомной “Социальной и культурной динамики”. В начале ХХ века вместе с Кондратьевым он учился в церковно-учительской семинарии в Костромской губернии, потом в Санкт-Петербурге, где в студенческие годы даже снимал с ним для жилья одну комнату. В 1927 году в США, в Университете Миннесоты, где Сорокин преподавал социологию, он издал свою работу “Социальная и культурная мобильность”. В этой работе Сорокин обратил внимание на 300-летние циклы К.Джоэля и В.Шерера, которые наиболее устойчиво проявляются в автократических обществах, менее подвижных, чем демократические. Им были подробно рассмотрены династии Древнего Египта и Древнего Рима, а также китайские династии. Он подчеркивал, что “династии таких европейских стран, как Англия, Дания, Нидерланды, Испания и Италия правили более 200 лет, а династии Габсбургов, Гогенцоллернов и Оттоманов даже более 300 лет”. В качестве примера 300-летнего автократического правления в России, Сорокин указал на династию Романовых, которая с 1613 года до начала первой мировой войны существовала как раз такой период. Перечисляя сроки правления французских династий: “Меровинги проправили во Франции около 260 лет, Каролинги – около 235 лет, Капетинги – 341 год, Валуа – 261 год”, то есть в среднем около 300 лет, он, в конце концов, делает очень важный вывод: “Этих примеров достаточно, чтобы показать, что не существует никакого “ускорения” или сокращения “наследственного сохранения позиции монарха” в современный период по сравнению с прошлым. Что же касается вновь образованных республик, то и они могут легко уступить место монархиям в будущем, как это уже не раз происходило в истории”. Этот вывод Сорокин обобщает в виде пятого принципа вертикальной мобильности, в которой “нет постоянного направления ни в сторону усиления, ни в сторону ослабления ее интенсивности и всеобщности. Это предположение действительно для истории любой страны, для истории больших социальных организмов и, наконец, для истории человечества” [6]. Данное принципиальное положение Сорокина, по сути, опровергает многочисленные современные концепции ускорения исторического времени, ведущего к его сжатию вместе с ускорением научно-технического прогресса (НТП). Ведь в каких–то формах НТП периодически ускорялся и в прежние эпохи, не нарушив, в конечном итоге, ритмы исторического времени, которые синхронизируют с космическими ритмами, влияющими как на человека, так и на социум в целом.

На третий вопрос Шпенглера уже более, чем через пол века ответил выдающийся российский историк и географ-этнограф Лев Гумилев в своей теории этногенеза, согласно которой его основной 1200-летний цикл состоит из следующих временных фаз: фазы подъема (300 лет), акматической фазы (300 лет), фазы надлома (200 лет), инерционной фазы (300 лет), фазы обскурации, которая может удлиняться от 100 до 200 лет с переходом ее к фазе регенерации и реликтовой фазе, которая иногда имела проявления для отдельных этносов за пределами 1500 лет максимального периода этногенеза [7]. Еще 150 лет тому назад выдающийся бельгийский демограф-статистик Ламбер Адольф Жак Кэтле, который использовал сугубо математические методы, пришел к выводу, что средняя продолжительность жизни цивилизации на примере древних империй составляет 1461+/-185 лет. Инерционная фаза, как правило, заканчивала основной период этногенеза в границах 1100-1200-летнего временного интервала, на который еще в конце ХІХ века указывал выдающийся российский историк и философ Константин Леонтьев: “больше 1200 лет не прожил в своем известном истории и определенном виде не один государственный организм” [8]. Много государств существовали значительно меньше. Интересно, что Гумилев 300-летний период Киевской Руси отнес к заключительным фазам славянского этногенеза, начатого пассионарным толчком еще в начале Христианской эры. Это подтверждает духовный и культурный его расцвет в конце первого и в начале второго тысячелетия в инерционной фазе восточнославянского этногенеза в соответствующие 36-летние периоды княжества двух вершинных деятелей Киевской Руси. Так, духовный ренессанс после принятия христианства произошел во времена правления Владимира Святого - сына выдающегося полководца Киевской Руси князя Святослава. А в период княжества сына Владимира - Ярослава Мудрого состоялся культурный ренессанс с возведением вершины украинского зодчества – Софиевского собора в Киеве. По Гумилеву, этногенез великорусского этноса зародился в борьбе с татаро-монгольским игом в ХІІІ столетии, а его фаза надлома началась с правления Николая ІІ и закончится в конце первой четверти ХХІ века. В начале инерционной фазы, как указывал выдающийся немецкий историк Теодор Моммзен, наступает депопуляция населения, что подтверждает уже современная демографическая статистика российского этноса.

Можно предположить, что появление феномена Тараса Шевченко с Кирилло-Мефодиевским братством было индикатором пассионарного толчка украинского этногенеза, поскольку, в точном соответствии с гумилевской теорией, после 150 лет скрытого подъема Украина приобрела независимость, как необходимое условие для явного ее подъема. Но пассионарные толчки у Гумилева всегда охватывали несколько народов, место проживания которых находится на одной линии, графически изображенной им на карте Евразии или Северной Африки. Такая линия пассионарного толчка средины ХІХ столетия, спустя 150 лет, может быть проведена в конце ХХ столетия от вновь созданных постсоветских азиатских и кавказских стран к странам бывшей СФРЮ (Югославии) именно через территорию Украины, в сущности по линии международного транспортно-коммуникационного коридора Европа – Кавказ – Центральная Азия, которую заложено в аббревиатуру TRACECA (Transport Corridor Europa – Caucasus – Central Asia). Как известно, Гумилев не прожил и года после распада СССР. И хотя в сталинские времена ему пришлось трижды сидеть в ГУЛАГе в течение 13 лет, он во многом остался имперским человеком. Поэтому, как сторонник российской национал-патриотической идеи, он пытался вопрос современного этногенеза украинцев замалчивать. Если принять эту гипотезу за основу, то в начале нового тысячелетия нам надлежит ждать начала явного подъема Украины, а потом 150 лет наблюдать этот подъем, если его не остановят внешние (экзогенные) факторы, негативное воздействие которых можно ожидать и из соседней России, которая все более приобретает угасшие на время имперские черты.

“Основной закон времени” Велимира Хлебникова

Упомянутый выше Велимир Хлебников в конце своей короткой жизни (а умер он в 36 лет) написал свой главный труд “Доски судьбы”, который частично опубликован в 1922 г. – году его смерти, а полностью издается только в наше время. Еще в конце 1920 г. им была определена сущность этого закона следующей дефиницией: “Основной закон времени: во времени происходит отрицательный сдвиг через 2 х 3n дней … события, дух времени становится обратным через 2 х 3n дней …; между завоеванием Сибири и отпором России 1905 г. 25 февраля при Мукдене прошло 310 + 310 дней. Когда будущее становится благодаря этим выкладкам прозрачным, теряется чувство времени, кажется, что стоишь неподвижно на палубе предвидения будущего. Чувство времени исчезает и оно походит на поле впереди и поле сзади, становится своего рода пространством” [9].

Но именно в “Досках судьбы” - итоговой книге исследователя “арифметики народов”, призывавшего к созданию “алгебры народов”, мы находим обобщение открытого им “основного закона времени”, представленного в форме блестящих поэтических метафор:

“Как кажется, вселенная грубо сделана топором возведения в степень и если мы будем располагать живые числа в виде степеней наименьших трех чисел, мы увидим, что лучи власти окружают высоко стоящие числа, скрепы у потолка степени. Отсюда сияние лучей власти. По мере спуска от потолка скрепы к ее полу, они утрачивают знаки власти и из “образов бога” делаются лучиной для самовара. Но тайны игры степеней известны очень мало; это нетронутая земля.

Изучая снова, мы увидим, что законы вселенной и законы счета совпадают” [10].

В последней фразе Хлебников говорит о гармонизации процесса эволюции Вселенной, которая осуществляется в соответствии с определенными математическими законами, сегодня далеко еще не познанными человечеством. Так, в дополнение к “пифагорейской музыке сфер” Иогана Кеплера, спустя 350 лет после его открытия, только в середине ХХ века российским астрономом В.Чистяковым было сделано другое открытие, которое связано с первым. Им впервые замечено, что в результате развития Солнечной системы логарифмы афелийных (предельно максимальных) расстояний планет от Солнца находятся в линейной зависимости, соответствующей степенной относительно самих величин этих расстояний. Причем, по оценке другого российского астронома К.Домбровского, Солнце и планеты представляют собой некоторую колебательную систему, которая находится неограниченно долго в устойчивом состоянии только в том случае, если эти расстояния соответствуют ряду чисел Фибоначчи, находящихся между собой в “золотой” пропорции (Ф=1,618), известной цивилизациям Древних Вавилона, Египта и Греции.

Еще более определяющей степенная зависимость является для развития во времени и пространстве различных процессов в живой природе и венце ее творения - человеческом сообществе. В частности, знаменитый ряд чисел Фибоначчи был открыт в начале ХШ века итальянским математиком Леонардо из Пизы (Fibonacci - сокращенно filius Bonacci, то есть сын Боначчи) из геометрической прогрессии размножения кроликов, согласно которой увеличивается и род человеческий, но со значительно меньшей скоростью. В конце XVIII века рост населения планеты в геометрической прогрессии исследовался английским экономистом Томасом Мальтусом в работе “Опыт о законе народонаселения”. Кстати, именно ее выводы натолкнули Чарльза Дарвина на открытие теории естественного отбора в биосфере. Многие закономерности социально-экономической динамики (социоэкодинамики) отвечают геометрической прогрессии. Так, основополагающая ее зависимость - производственная функция Кобба-Дугласа-Тинбергена связывает во временную степенную функцию ресурсы и результаты целесообразной экономической деятельности людей, отвечающей требованиям научно-технического прогресса. Характерно, что эта зависимость прослеживается и в пространственно-территориальном распределении тех же показателей. Так, это обнаруживается при построении производственных функций на основе статистики регионов Украины, динамические взаимные связи показателей экономического развития которых наиболее адекватно исследуются в степенной их модификации. В геометрической прогрессии растут и негативные процессы социоэкодинамики, в частности, такие как инфляция и безработица. Логарифмы многих экономических показателей или их динамические параметры находятся между собой в линейной зависимости, которая соответствует степенной относительно величин самих этих показателей.

Как известно, в математике особую роль играют две фундаментальные числовые константы: число π, которое отражает отношение длины окружности к ее диаметру, и “неперово” число e, которое характеризует некие пропорциональные отношения в гиперболе и лежит в основе натуральных логарифмов. Более 250 лет тому назад проработавшим большую часть своей жизни в России швейцарским математиком Леонардом Эйлером была открыта тождественная связь между константами е и π. Для вычислительных целей позже она была представлена в другом виде английским математиком французского происхождения Анри де Муавром и под его именем сегодня приводится в школьных учебниках алгебры. Однако именно вариант Эйлера этой формулы особенно гармоничен в виде тождества: eπi+1=0 или eπi=-1, где і - мнимое число, равное корню квадратному из -1, а і2=-1 и соответственно eπi2. “Эта знаменитая формула - возможно, самая компактная и знаменитая из всех формул”, писали уже в наше время американские ученые Э.Кезнер и Дж.Ньюмен. Каждое из этих чисел породило фундаментальную систему математических функций, которые названы трансцендентными: число π - тригонометрические, а число е - гиперболические. На основе последних произведена математическая интерпретация двух теорий, совершивших переворот в естествознании XIX и XX веков. Это неевклидова геометрия Николая Лобачевского и теория относительности Альберта Эйнштейна и Германа Минковски. В 90-е годы ХХ века украинскими учеными-математиками А.Стаховым и И.Ткаченко введен в научный оборот новый класс гиперболических функций, которые исходят из математической связи между уже тремя константами: π, е и Ф и положены в основу созданной ими гиперболической тригонометрии Фибоначчи. Другой украинский ученый - архитектор О.Боднар показал, что с помощью этих функций математически описывается так называемый “гиперболический поворот”, как фундаментальный закон превращения спиральных биосимметрий в живой природе, что подтверждает гипотезу выдающегося украинского ученого Владимира Вернадского о неевклидовом характере процессов живой природы и принципиальном отличии живого вещества и косного.

Следует отметить, что сам принцип возрастания общественных процессов в геометрической прогрессии не нов и был известен еще древним цивилизациям. Однако, открыть ритмику этого роста благодаря потрясающей интуиции и невероятной творческой отдаче было суждено Велимиру Хлебникову, который, по определению его современника, выдающегося ученого - лингвиста Романа Якобсона, впервые применившего в науке структурализм, являлся “наибольшим мировым поэтом нынешнего века” [11].

Понятию ритма и цикла, то есть шага и витка гармонической спирали, особое значение придавали еще древние цивилизации. По синтетической оценке прошедшего застенки ГУЛАГа выдающегося российского философа и знатока античной культуры одной из наиболее развитых цивилизаций в истории человечества Алексея Лосева: “Ритм в понимании Платона как определенного рода порядок движения охватывает собою решительно всю действительность, начиная от человеческой жизни, индивидуальной и общественной, переходя к сфере искусства и кончая движением космоса в целом” [12]. Английский ученый-космолог Дж.Уитроу ставит ощущение людьми ритма как первичное по отношению к категории времени: “Мы воспринимаем время не непосредственно, но только в виде конкретных последовательностей и ритмов <...> Время основано на ритмах, а не ритмы на времени” [13].

Не удивительно, что поэт Велимир Хлебников, обладая чувством ритма, глубоко ощущал и быстротекущее сквозь его жизнь время, которое по Георгу Зиммелю и “есть жизнь, если оставить в стороне ее содержание”. Он воспринимал окружающий мир в единстве пространства и времени, что получило у Эйнштейна и Минковски название пространственно-временного континуума. Хлебников за 3 месяца до смерти в прозаическом эссе “Ветка вербы” очень высоко оценивал их открытие теории относительности: “Самое крупное светило на небе событий, взошедшее за это время, это “вера 4-х измерений” [14].

Однако следует согласиться с Константином Кедровым, что “Хлебников шел иными путями и его понимание пространства и времени было и остается до настоящего времени совершенно феноменальным... В отличие от Минковского и Эйнштейна он считал, что пространство и время соединяются в человеке. Здесь в сфере живого мыслящего существа, образуется тот угол, где пересекаются параллельные прямые. Здесь готовится гигантский скачок не только сквозь бездны космического пространства, но и сквозь бездны времени. Человечество должно “прорасти” из сферы пространства трех измерений в пространство-время, как листва прорастает из почки, “воюя за объем, веткою ночь проколов” [15].

Теория относительности частично соизмерила человеческое и космическое время, но не преодолела их несоразмерность как таковую. В контексте этого очень верными представляются следующие рассуждения современного французского философа Поля Рикера: “Мы считаем, что это время всеобъемлюще, символически представляя его как огромное неподвижное вместилище. Так мы утверждаем, что наше существование происходит во времени, и понимаем под этой пространственной метафорой превосходство над мыслью, которая стремится определить его значение. Другие символические структуры пытаются преодолеть несоразмерность космического и человеческого времени. <...> Чтобы постичь всю сложность этой задачи нам нужно вернуться к мифам и мифологическому времени. Представители школы культурной антропологии ссылаются на предложенное французским филологом-кампартивистом и специалистом в области мифологии Жоржем Дюмезилем понятие большого времени, функция которого состоит в синхронизации космического времени со временем существования обществ и людей, живущих в них. Дюмезиль осуществил глобальное наложение времени. Благодаря этому появилась возможность соотносить друг с другом циклы разной протяженности: большие астрономические циклы, ритмы биологической и общественной жизни” [16]. Но подобное пытался осуществить Велимир Хлебников еще в 1919-1922 гг.

В “Приказе Председателей Земного Шара” и заключительной части статьи “Наша основа” под названием “Гамма будетлянина”, где был изложен первый вариант его “основного закона времени”, и ряде других работ он попытался синхронизировать различные ритмы. Речь идет о синхронизации природных колебаний (космических - периодов движения планет Солнечной системы, геологических - циклов движения материков, биологических - ритмов человеческого сердца и физических - периодов звуковой волны) с историческими циклами социальных катаклизмов (войн, революций, начала и крушение империй, падения и образования государств). В заметках 1920 г. Хлебников писал: “Язык человека, строение мяса его тела, очередь поколений, стихии войн, строение толп, решетка множества его дел, самое пространство, где он живет, чередование суши и морей – все подчиняется одному и тому же колебательному закону, а потому каждая наука - “грамматика, физиология, история, статистика, география” является и главой науки о небе” [17]. К этому перечню научных дисциплин Хлебникова, учитывая выводы данных исследований, мы можем добавить такие общественные науки как культурологию, политологию, социологию, экономику.

Следует отметить, что именно хлебниковский прогнозный инструментарий в виде сформулированного им “основного закона времени” наступления противособытия через (3n +3n) дней после события, с которого начался рассматриваемый процесс, подтолкнул автора данной работы к разработке теории цикличности социоэкогенеза в историческом развитии России [18]. Первым импульсом к ее созданию явились ретроспективные и перспективные расчеты 36-летнего подцикла советского времени /19.01.1918 - 23.12.1953 = 38 + 38 дней/ и 108-летнего цикла /19.01.1918 - 30.10.2025 = 39 + 39 дней/, которые были непосредственно осуществлены 15.05.1991 г. Именно в этот день была найдена точка отсчета советского вектора развития в России 19.01.1918 - день разгона Учредительного собрания большевиками, выявившего их суть. К своему удивлению, автор обнаружил, что столь знаменательный для него день 15.05.1991 совпал со 100-летним юбилеем любимого писателя /и, кстати, земляка автора/ Михаила Булгакова. В этот же день он был представлен известным исследователем его творчества Абрамом Вулисом как “Мастер долгосрочных прогнозов, некоторые из коих с такой мрачной точностью подтверждались эпизодами нашей истории: Чернобыль, “Адмирал Нахимов” ...[19]. Необычайные совпадения автор обнаружил и в применении хлебниковского 28-летнего “закона поколений”, по которому его год рождения (1947) отстоит от даты рождения Мастера (1891) на /2х28/ 56 лет. Еще за 28 лет до Мастера родился Владимир Вернадский (1863) - создатель и первый председатель Совета по изучению производительных сил Украины НАНУ (одновременно создатель и первый президент Академии наук Украины), где в момент юбилея Булгакова работал автор. За 15 лет до своей смерти и выхода “Досок судьбы”, будучи студентом естественного отделения Казанского университета, Хлебников писал: “Естествознание переживает период, который очерчивает время восхода светила. Это светило - понятие энергия - способность изменения в пространстве. Это равноценно оказалось применимым для целого мира понятий, которые оно дало от себя, как почки от семени. Но огромная группа жизненных факторов осталась вне этой переоценки: это и есть материя. Материя есть группа жизненных факторов, не сведенных еще на понятие энергии” [20]. Эта мысль созвучна основной идее - введение наряду с пространством и временем параметра энергии, обуславливающей рождение пассионарных (passio - лат. страсть) людей, в теорию этногенеза Гумилева. Мы находим в ней оригинальную интерпретацию исторического времени, истоки которой восходят к его восприятию в древней китайской цивилизации: “великий историк Древнего Китая Сыма Цянь <...> предложил условное деление известной ему истории на периоды. Более того, он открыл в этих периодах реальную сущность исторического времени, которое не сходно ни с циклическим календарем, ни с физическим линейным временем. Историческое время - это, по его мнению, цепочка событий, связанных причинностью. Они конечны: начавшись с какого-то, иногда даже незаметного, факта, события текут как лавина, до тех пор, пока не иссякнет инерция, а остатки “материала”, вовлеченного в процесс, не улягутся в покое. Тогда, по Сыма Цяню, начнутся новые процессы, неповторимые в деталях, но сходные в общих чертах”.

Отталкиваясь от такого понимания исторического времени и оценивая его точки отсчета через некие энергетические импульсы, воспринимающиеся как “пассионарные толчки”, задающие развитие этнических процессов, Гумилевым была создана универсальная модель этногенеза. “Эта модель иллюстрирует частный случай проявления второго начала термодинамики /закона энтропии/ - получения первичного импульса энергии системой и затем последующая растрата этой энергии на преодоление сопротивления среды до тех пор, пока не уравняются энергетические потенциалы <...> Эта модель знакома кибернетикам, но для объяснения этнической истории применена впервые. Установление наличия природной закономерности прояснило характер взаимоотношения человечества с природной средой. Мы, люди, часть природы, и ничто натуральное нам не чуждо. В природе все стареет: животные и растения, люди и этносы, культура, идеи и памятники. И все, преображаясь, возрождается обновленным, благодаря этому диалектическому закону развивается наша праматерь - биосфера” [21].

Здесь очевидна прямая перекличка с учением Вернадского, от мыслей которого и шел Гумилев при создании теории этногенеза, что отметил в своем основном труде. Но, к сожалению, при формировании основной идеи этногенеза мимо него прошла уже сформулированная в основных положениях за десятилетие до этого теория причинной или несимметричной механики (включающая в себя возможность изменения физических свойств времени) выдающегося российского астронома и физика Николая Козырева, частично перекликающаяся и с пониманием категории времени Хлебниковым. Очевидна также целесообразность ее использования для обоснования причинности возникновения пассионарности в этногенезе Гумилева, который обнаружил также синхронизацию пассионарных толчков с экстремумами солнечной активности [22]. Их влияние на социум и биосферу Земли впервые глубоко исследовал еще один “выпускник” ГУЛАГа – выдающийся российский гелиосоциобиолог Александр Чижевский [23]. Еще перед Второй мировой войной международная научная общественность выдвинула его на Нобелевскую премию, назвав Леонардо да Винчи ХХ века.

Таким образом, c помощью прогнозного инструментария “основного закона времени” Велимира Хлебникова, теорий “длинных волн” Николая Кондратьева, социальной и культурной динамики Питирима Сорокина и этногенеза Льва Гумилева, путем их синтеза и соединения с рядом других теорий, с 1991 г. нами разрабатывается и развивается теория социоэкогенеза [18], основы которой были заложены Кондратьевым и Сорокиным.

Теория социально-экономического генезиса (социоэкогенеза)

Один из главных авторитетов в области освоения циклической парадигмы в природных процессах, современный российский ученый Спартак Афанасьев в начале 90-х годов провел системное исследование космических, геологических и экономических циклов [24]. На основе обработки методами спектрального анализа временных рядов различных показателей, использованных не только Николаем Кондратьевым при открытии “длинных волн”, но и его главным оппонентом Дмитрием Опариным, он показал, что два больших цикла конъюнктуры синхронизируют с геологическим затемнено-перигелиевым циклом длиной в 108 лет. Этот цикл прошел у Афанасьева в его системе, включающей 17 классов геологических циклитов, под номером 13 (число Фибоначчи!). Эта цифра-сакральная в миросозерцании многих людей. А упомянутый выше Велимир Хлебников придавал особое значение числу 13, что зафиксировано в воспоминаниях его друга - поэта Дмитрия Петровского: “Тринадцатый - Этого только и нужно было Хлебникову. Возглас “Тринадцатый” вышиб его из санок - тринадцать было его любимое число” [25].

Как указывалось выше, протяженность “длинных волн” Кондратьева в среднем составила около 55 (число Фибоначчи!) лет. При этом две соседние “К-волны” непохожи друг на друга, но через одну - в них есть много сходства. Если в циклах “рубежа веков” более значительны технологические перемены, то в циклах “середины века” - социальные. В частности, Буржуазная революция 1848 года была первоначальным историческим событием, начавшим процесс приведения в соответствие новому технологическому укладу институциональной структуры общества в ХІX веке. В ХХ веке аналогичную роль выполнила вторая мировая война. К сожалению, история и социум в ней до сих пор выбирали далеко не лучшие средства для разрешения противоречий в виде войн и революций, практика которых продолжается и в конце ХХ столетия. Целью прогнозирования с помощью различных циклов социально-политического и экономического развития моментов возможного обострения противоречий является как раз их предупреждение и смягчение, как опытный врач предупреждает болезнь и путем своевременных воздействий на ее возбудители позволяет избежать негативных последствий и осложнений.

Другими словами, две кондратьевские “К-волны” как бы вкладываются в 108-летний цикл, который по “основному закону времени” Велимира Хлебникова, наиболее полно изложенным им в “Досках судьбы”, отвечает периоду в (39 + 39) дней, равному 108 годам без 81 дня. В книге современных украинских ученых Юрия Кононова и Зинаиды Кононовой “Ключ к тайнам жизни” подчеркивается, что “при анализе математической модели пирамиды Хеопса раскрывается феномен числа 108. Это священное число у буддистов, число четок равно 108. 108 м х 1,087 = 185 м – длина кабельтова. 1,088 = 1,85 (дцм) – длина “египетского пальца” (расстояние между вытянутыми большим и указательным пальцами руки). Масса Солнца = 108 х 109 т. Объем Земли = 108 х 1010 км3. Скорость движения Земли вокруг Солнца = 108 х 103 км/час, расстояние от Венеры до Солнца = 108 х 106 км. Расстояние, проходимое светом за 1 час в вакууме = 108 х 1010 м. Среднее отношение длины туловища (скелета) к длине черепа взрослого человека = 108 х 10 -1” [26].

Результаты исследования восточнославянского социоэкогенеза позволяют сделать выводы о существовании “вековых” 108-летних циклов (39 + 39 дней по Хлебникову), в каждый из которых вкладывается две “длинные волны” Кондратьева. Каждый такой цикл состоит из трех 36-летних подциклов (38 + 38 дней по Хлебникову), а механизм перехода от одного цикла к другому функционирует по аналогии с зарождением каждой “длинной волны” в недрах предыдущей. Три “вековых” цикла вкладываются в одну 300-летнюю эру, которых в истории восточнославянского суперэтноса известно также три. При этом механизм спиралециклического исторического развития Украины-Руси, Московии и романовско-советской России прослеживается в течение тысячелетия. На его интервале при гипотезе существования “К-волн” и до начала промышленной революции (с которой стала более-менее упорядоченной государственная экономическая статистика в странах с развитой индустрией) на территории этих государственных образований насчитывается уже 18 (3 х 3 х 2) выявленных “К-волн”.

Таким образом, две соседние “К-волны” как бы фрактально вкладываются в 108-летний “вековой” цикл, который соответствует и “основному закону времени” Хлебникова: 3n + 3n дней при n=9. Более того, 108-летние историометрические циклы России распадаются на 36-летние подциклы, которые соответствуют указанной формуле Хлебникова при n=8. Отталкиваясь от этих идей, автором была произведена периодизация циклического развития общественных процессов в истории социумов Киевской Руси, Московского царства и России, включая советский и постсоветский ее периоды. Так в последней, по определению российского современного историка Якова Гордина, “300-летней петровско-большевистской эре военно-бюрократического правления в России /1689-1989 гг./” [27] прослеживаются три 108-летних цикла, каждый из которых начинается в недрах предыдущего, что было обнаружено и в механизме образования “К-волн”.

Первый 108-летний цикл состоит из трех 36-летних подциклов. Первый из них является петровской эпохой /1689-1725/. После смерти Петра I в 1725 г., с воцарения его жены начался второй подцикл эпохи “безвременья” /1725-1761/ - времени преимущественного царствования женщин в России, в которой Екатерина I, Анна Иоановна, Елизавета Петровна в общем вместе правили больше 30 лет. Из 36 лет этого подцикла мужчины правили только 4 года: 3 года при власти был Петр II и еще немногим более года Иван VI Антонович. Да и то, последний был отстранен от престола в возрасте всего 15 месяцев, остаток жизни провел в заточении и был убит в возрасте 24 лет. Закончился же 108-летний цикл подциклом екатерининской эпохи /1761-1797/, начавшейся с правления в 1761 г. мужа Екатерины II – Петра III, которому в течение полугода она дышала в спину и с помощью своего любовника графа Орлова вскоре физически устранила отпрыска Романовых с политической сцены.

Аналогичная судьба физического уничтожения ждала и ее сына Павла I, но уже с молчаливого согласия родного сына - Александра I. Возможно, что именно такое ускоренное завоевание власти через отцеубийство заставило этого царя, в период правления которого была одержана блестящая победа России над непобедимой до этого французской армией Наполеона, тихо уйти с политической сцены. Загадка “старца Федора Кузьмича” в российской истории до сих пор не разгадана! И не преследовал ли Александр I цель все же провести неудавшиеся ему российские реформы, расчистив своим тихим уходом c политической сцены путь для победителей войны 1812 года – декабристов, которые не справились с задачей, поставленной на повороте истории России? Хотя, возможно, именно их выход на политическую сцену в точке минимума солнечной активности обусловил неудачу восстания в отличие от большевиков, которые осуществили переворот 1917 г. в точке наивысшего максимума солнечной активности, которая наблюдалась тогда. И поэтому только через 36 лет после Декабристского восстания Александру ІІ пришлось начать политические реформы в России с отмены крепостного права. Обращает на себя внимание, закрепившееся в истории название второго 36-летнего подцикла как эпохи “безвременья”. Несмотря на смену 3 императриц и 2 императоров, историческое время в эту эпоху как бы остановилось и, если использовать козыревскую терминологию, уменьшилась его плотность, характеризуемая частотой появления значимых для истории государства событий. Число 36 – “тетрактис” является вершиной числовой пирамиды Пифагора, который определил его как “символ всей вселенной” с “аккумуляцией совершенства” в отношении к цикличности процесса и его гармонизации. Вообще, это число обладает целым рядом уникальных математических свойств. Поэтому, наверное, не случайно на земле восточных славян, кроме Петра I и Екатерины II, в Киевской Руси около 36 лет правили Владимир Святой и Ярослав Мудрый, а в Московии - Василий I, Василий II-Темный, Иван IV-Грозный. Уже в ХХ веке это число лет явилось пределом существования диктаторских режимов Стресcнера, Франко, Броз-Тито. И словно для существования исключения, подтверждающего правило, уже 41-й год доживает почти вымирающий тоталитарно-атеистический режим Фиделя Кастро, принявшего римского папу на исходе второго тысячелетия Христианской эры, возможно, для своего покаяния перед смертью. Второй 108-летний цикл начинается с реформаторских идей Великой французской революции, на проникновение и попытку реализации которых в России ушел “идеологический” 36-летний подцикл /1789-1825/. В конце 1825 года разразился политический кризис и, протестуя против восхождения на престол нового императора Николая I, декабристы вышли на Сенатскую площадь. Один из участников Декабристского движения Павел Пестель на юге России - в Украине зарыл в ее землю впервые разработанную для этой страны конституцию, получившую название “Русской правды”, которое повторено с названия письменного устава Киевской Руси времен Ярослава Мудрого. Через 36 лет после правового обоснования необходимости реформирования власти декабристами, в 1861 г. Александр ІІ отменил крепостное право и начал политические реформы в России, которые завершились еще через 36 лет, уже после его смерти, финансово-экономической реформой Сергея Витте, в результате окончания которой в 1897 году впервые в России как для внутренних, так и для внешнеэкономических расчетов появилась твердая валюта - “золотой рубль”. Таким образом, в каждом 36-летнем подцикле в его конце акцент был сделан последовательно на идеологически-правовых, социально-политических и социально-экономических преобразованиях общества. Со смерти царя - реформатора Александра ІІ, которого народовольцы убили в 1881 г., начинается последний 108-летний цикл, также распавшийся на три ярко выраженных подцикла: /1881-1917/, /1917-1953/, /1953-1989/ годы. Как итог его окончания, все виды радикальных преобразований обрушились на “социалистическую систему” одновременно, что привело уже в 1989 году к ее гибели. Этот год был знаковым не только благодаря разрушению в 1989 г. символа разделения двухполюсного мира – Берлинской стены. Он отмечен и синхронизацией в конце этого года двух знаковых событий - кровавой бойни в Румынии с казнью одного из самых ненавистных для своего народа “коммунистических” диктаторов - Чаушеску с супругой и смерти главного “внутреннего врага социалистической системы” - академика Андрея Дмитриевича Сахарова. Все это привело и к распаду через два года последних многонациональных империй ХХ века, которыми были СССР и СФРЮ. Весь этот цикл пронизан идеей насильственного свержения законной власти и установления диктатуры тоталитарного типа, утвердившей себя в советский период. 72 года этого периода в явном виде распадаются на 12-летние подциклы по следующим переломным годам: 1917-1929-1941-1953-1965-1977-1989. А ведь З7 + З7 дней по Хлебникову и составляют 12 лет. Разложение циклов фиксируется и по триадам более коротких подциклов. Ведь 12-летний период распадается на три 4-летних, к которым близок деловой цикл Джона Китчина, а история России ХХ века сквозь зеркальную призму 4-летних подциклов, как первичных квантов исторического времени, в первой и второй половинах нашего столетия рассмотрена в работах Евгения Наклеушева и Григория Кваши [28]. Эти же интервалы времени уже два столетия положены в основу демократической системы перевыборов американских президентов каждые 4 года - это З6 + З6 дней по Хлебникову. Принцип троичности, который просматривается в его “основном законе времени”, представлен как универсальный в книге выдающегося российского философа и богослова Павла Флоренского “Столп и утверждение истины” [29], чему отвечают и результаты исследований современных ученых: украинского – П.Харченко [30] и российских В.Кузьмина и В.Наливкина: “Наиболее известны и привычны циклы развития во времени. Циклично развиваются и живые, биологические и неживые, например, геологические объекты. Геологические циклы образуют иерархическую систему равномерных ритмов длительностью от 1 года до 500-600 млн. лет /у С.Афанасьева максимальный цикл первого класса равен 4370 млн. лет, второго класса - 1457, третьего класса - 486 млн. лет, т.е. соотношения их длительностей кратны 3 - В.К./. Такое же соотношение имеется между периодами обращения планет. ...цикличность существует во времени, в пространстве, в массах, т.е. охватывает все стороны природы. Соотношения иерархических уровней во всех явлениях тяготеют к одним и тем же числам /3n - В.К./. Существует и иерархия иерархических уровней. По-видимому, эта единая иерархическая, количественная система циклов и является основой единства всей природы...” [31]. Петровско-большевистскую эру предваряет 36-летний подцикл вхождения в эту эру /1653-1689/ и заключает 36-летний подцикл выхода из нее /1989-2025/. В 1653 г. состоялся последний Земской собор - важнейший атрибут власти в Московском царстве. На этом соборе было принято решение о присоединении Украины, ставшее моментом начала собирания земель Российской империи, в которой каждый очередной царь или генеральный секретарь старался добавить еще одну - две территории, а некоторым удалось и большего. Особого, непревзойденного успеха в этом направлении в советское время добился Иосиф Сталин, в год смерти которого исторический процесс получил отрицательный сдвиг и поменял знак на противоположный по Хлебникову. Еще более важным для наступления противособытия был расстрел в этом же году главного сталинского сатрапа - хозяина ГУЛАГа Лаврентия Берия. Таким образом, большевики были достойными продолжателями захватнической имперской политики Романовых. Пророчески предчувствовал это гениальный русский поэт украинского происхождения Максимилиан Кириенко-Волошин, который еще в начале 20-х годов ХХ века в поэме “Россия” писал: “Великий Петр был первый большевик... Дворянство было первым Р.К.П....Земли российской первый коммунист - граф Алексей Андреевич Аракчеев... Его посев взлелеял Николай, десятки лет удавьими глазами медузивший засеченную Русь” [5]. 1654 г. Переяславской Рады юридически закрепил воссоединение Украины с Россией. Он был первым годом, наступившим после окончания 300-летней эры Московского царства /1353-1653/. За 108 лет до этого ей предшествовала 300-летняя эра Киевской Руси /944-1244/ или Украины-Руси, как называл ее выдающийся украинский историк Михаил Грушевский (он широко известен в Украине как глава правительства Центральной Рады в 1917-1918 гг.). Эту эпоху предварял 36-летний период /907-943 гг./ вхождения в нее при князьях Олеге и Игоре, начавшийся с первого похода олеговой дружины на Константинополь в 1907 году. Через 4 года, в 1911 г. Олегом был заключен первый в истории Киевского государства торговый договор с византийским императором Константином Багрянородным в пользу Руси. Через 36 лет от первого похода олеговой дружины, в 944 г. во главе с князем Игорем было совершено два новых похода на Константинополь, в результате которых в договор были включены также статьи о военном союзе. Отсюда открылся путь к будущему православному крещению Украины-Руси, которое состоялось почти через пол века, уже после прихода к власти через 36 лет после походов в Константинополь князя Игоря – его внука и сына выдающегося полководца Киевской Руси Святослава - Владимира Святого. В отличие от других переходных 36-летних подциклов между эрами, Украину-Русь и Московию разделяет 108-летний цикл. Он не случайно начинается после 1243 года, когда князь Ярослав (брат убитого в битве у реки Сить Великого князя Владимирского Юрия Всеволодовича), вызванный в ставку Батыя, получил от татар ярлык на княжение после признания им вассальной зависимости. Это событие считается в историографии официальным началом 300-летнего монголо-татарского ига. Столь длительный 108-летний переходной период от Украины-Руси к Московии объясняется тем, что по Гумилеву он разделяет два разных этногенеза, один из которых закончился с закатом Киевской Руси в первые годы татаро-монгольского ига, а другой начался с постепенного освобождения от него и собирания земель будущего Московского царства. В рамках этого переходного цикла, в последнем его 36-летнем подцикле (1317-1353) Иваном Калитой и Симеоном Гордым было подготовлено сильное Московское княжество, которое принял в 1353 г. Иван II Красное солнышко. После его смерти через 6 лет, это княжество ждала серьезная проверка на прочность. Как свидетельствует выдающийся российский историк Сергей Соловьев:

“В 1359 году умер Иоанн Московский…33 лет, оставив двух малолетних сыновей, Дмитрия и Ивана… Казалось, что раняня смерть Иоанна будет гибельна для Москвы, ибо малютка, сын его мог ли хлопотать в Орде, мог ли бороться с притязаниями других князей? <…> Но Москва не думала уступать, бояре ее, привыкшие быть боярами сильнейших князей, князей всея Руси, не хотели сойти на низшую ступень и начали стараться добыть ярлык своему князю <…> и внук Калиты получил великое княжество Владимирское” [32]. Более того, вскоре Дмитрий, выиграв на Дону Куликовскую битву, вошел в историю под именем Дмитрия Донского, этой победой открыв путь к освобождению от татаро-монгольского ига. Его смерть в 1389 г. завершила первый 36-летний подцикл (1353-1389) эры Московского царства. Вместе с 36-летними подциклами правления его сына Василия I (1389-1425) и внука Василия II Темного (1425-1461) они составили первый 108-летний цикл этой эры, которая завершилась последним Земским собором, созданным Иваном Грозным как влиятельный институт власти в Московском царстве. Для окончания полного цикла последнего этногенеза должна осуществиться, по крайней мере, еще одна 300-летняя эра, которая предположительно начнется в 2025 г., что соответствует историческим циклам Константина Леонтьева и триадности их фаз. В 2025 г. наиболее вероятен окончательный исход из нашего общества тотальности, получившей первоначальный импульс в пике солнечной активности с разгона большевиками Учредительного собрания 19 января 1918 г., в результате чего началась Гражданская война и на крови народа установилась их диктатура, продолжавшаяся до недавнего времени. Верность выбора этой даты в качестве исходной точки коммунистической диктатуры в СССР подтверждает и путч 19 августа 1991 г. Его неудачная попытка произошла ровно через 73 года 7 месяцев (точно по прогнозу Нострадамуса окончания "царства антихриста") [33]. Расчеты по хлебниковским “лучам народов”, по которым через 38 + 38 дней от 19.01.1918 наступило 23 декабря 1953 г. – тогда был расстрелян Л.П.Берия, показывают, что с его смертью возврат к неосталинизму стал менее вероятным. Через 39 + 39 дней от даты разгона Учредительного собрания большевиками наступит 30 октября 2025 г. - по тому же Нострадамусу: “Конец октября двадцать пятого года, и век двадцать первый с тягчайшей судьбой, крушители веры своих устыдятся народов, шах Персии смят египтянской враждой” [34]. Этот катрен интерпретируется его апологетами как прогноз им события, характеризующего окончательный исход тотальности, взращенной коммунистической диктатурой, из нашего общества путем покаяния ее наследников перед народом. Если считать с начала последнего цикла петровско-большевистской эры, то есть с убийства народовольцами царя-реформатора Александра II в 1881 году, отмеченного максимумом солнечной активности, то к моменту покаяния их наследников пройдет 144 (число Фибоначчи!) года. 2025 год является переломным и по прогнозам пятой кондратьевской волны в верхней точке ее пика. Перелом также наступает и по окончанию очередного, описанного еще Конфуцием и Сорокиным [35], 30-летнего социально-политического цикла, который с использованием цикла реформ и контрреформ Александра Янова [36] превратился у нас в цикл 18-летних “сжатий” и 9-летних “расслаблений” с 3-летним патовым периодом борьбы за политическую власть в стране [18]. Начало очередного такого 30-летнего цикла произошло в 1994 году, после расстрела Белого дома, с развязанной Россией войны в Чечне, роспуска парламентов в Казахстане и Белоруссии, а затем активизации антидемократических акций Александра Лукашенко и подобных процессов в ряде других стран СНГ. Практически на всем постсоветском пространстве тогда началось движение социально-политических систем в сторону автократических режимов, что было нами спрогнозировано еще в 1991 г. [18]. Сегодня мы приближаемся к пику “сжатия”, которое наступит года через два, синхронизируя с пиком динамического экстремума солнечной активности. Такая синхронизация наблюдалась во втором парном цикле Гневышева-Оля во время первой мировой войны и русских революций 1917 г., сталинских репрессий 1937-1938 гг. и начала второй мировой войны, кровавой бойни в Будапеште 1956 г. и начала Кубинской революции, приведшей через 6 лет к Карибскому кризису. Но последнее событие произошло уже в точке минимума солнечной активности, что во многом обусловило терпимость и взаимопонимание руководителей двух супердержав - СССР и США, ракеты с ядерным потенциалом которых, направленные друг против друга, остались зачехленными. Таким образом, горячей третьей мировой войны человечеству удалось избежать, хотя холодная продолжалась еще 30-летний цикл. (Но “ястребы” в США спустя год расправились с Джоном Кеннеди, а еще через год, в СССР неосталинисты во главе с Леонидом Брежневым отстранили от власти и Никиту Хрущева.) В то же время окончания начатой в пике солнечной активности 1979-1980 гг. войны СССР в Афганистане советским воинам пришлось ждать до 1990 г., то есть полный солнечный цикл. А для афганцев она переросла в гражданскую войну, которая не окончилась и в 2000 году, то есть в конце очередного парного цикла Гневышева-Оля.

Таким образом, 108-летние исторические циклы развития Украины-Руси, Московии и России-СССР довольно четко распались на триады 36-летних подциклов, на протяжении каждого из которых, в различные периоды правили здесь: Владимир Святой, Ярослав Мудрый, Василий I, Василий ІІ Темный, Иван Грозный, Петр I, Екатерина ІІ. Довольно часто два правления вкладывались в один 36-летний подцикл (самый близкий пример - последовательная диктатура в СССР Ленина и Сталина с 1917 до 1953 года). По Хлебникову, в соответствии с открытым им “основным законом времени”, через (38 + 38) дней, то есть через 36 лет без 27 дней наступают исторические события, которые принципиально меняют вектор развития. То есть физическое время продолжает свое течение, а историческое, будто останавливает свой бег, чтобы выбрать новое направление социально-политического, экономического или духовного и культурного развития. И это полностью соответствует теории изменений плотности времени Козырева.

Число и время как индикаторы механизма социоэкогенеза

Роль определенных чисел в раскрытии временных закономерностей различных процессов развития природы и общества очевидно весьма велика. Об этом еще в 20-е годы писал упомянутый выше Алексей Лосев. Только в конце 1997 г., к 10-летней годовщине со дня смерти, впервые опубликован труд Лосева "Хаос и структура", посвященный диалектическим основам математики и развивший идеи Хлебникова вскоре после его смерти. В этой работе Лосев произвел сопоставление понятий числа и времени и пришел к поразительным выводам: "Время - максимально близкий, максимально интимный аналог числа... Оно также рождает из себя вещи, несет на себе вещи, также есть перво-принцип их жизни и движения, саморазличия и самообъединения, как число рождает все различия в смысловой сфере, несет на себе всякую идеальную координацию и определяет живую текучесть смысла. Число и время - оба суть животрепещущий пульс бытия; и обе стихии - раньше и первичнее самого бытия, ибо это и есть то, что порождает саму сферу бытия и творит ее индивидуацию. Число и время - мощь и напряженность бытия, лишенная всего внешнего и случайного; это обнаженное сердце бытия, откуда вечно льются животворные и одушевляющие потоки мировой жизни, откуда творится и сама судьба бытия и мира. Число есть смысл времени, а время есть жизнь чисел" [37]. Как и в “основном законе времени” Хлебникова, здесь присутствует прямая перекличка с определенными через полвека козыревскими дефинициями: "Время кроме пассивного свойства "длительности", измеряемого часами, обладает еще активными свойствами, благодаря которым время может воздействовать на ход событий.

Активные или физические свойства времени могут противодействовать обычному ходу процессов, ведущему к разрушению организованности, и поэтому быть началом, противодействующим смерти систем. Поэтому свойства времени и должны иметь особенное значение в биологических процессах.

Активные свойства времени - его течение и плотность - связывают весь Мир в единое целое и могут осуществлять воздействие друг на друга явлений, между которыми нет прямых материальных связей, что может объяснить факты взаимодействия биологических объектов, находящихся на большом удалении или изолированных друг от друга" [38].

На рубеже третьего тысячелетия новой эры предчувствованная триадой российских мыслителей - Хлебниковым, Лосевым и Козыревым - сущность времени приобретает особую значимость. В развитие их идей категории времени все большее внимание уделяют в исследованиях различных наук, что систематизировал недавно современный российский ученый Александр Левич [39]. Сбывается пророческое высказывание выдающегося украинского ученого Владимира Вернадского: “Наука ХХ столетия находится в такой стадии, когда наступил момент изучения времени, также как изучается материя и энергия, заполняющие пространство” [40].

Современные американские ученые Джордж Модельски и Уильям Томпсон еще в конце 80-х годов обратили внимание на существование долгосрочных циклов изменения лидеров мировой политики длиной 100-120 лет, в которые как бы вкладываются по две “К-волны”. В 1992 г. они сделали анализ развития экономики Китая с конца первого тысячелетия (с 900-х годов, в которые началась известная история Украины-Руси) до нашего времени, и на протяжении этого более чем тысячелетнего периода определили и насчитали такое же количество (18) «К-волн», которое было получено нами в результате исследования восточнославянского социоэкогенеза. Еще 17 марта 1992 г. на юбилейной кондратьевской конференции, эта цифра количества кондратьевских циклов восточнославянского социоэкогенеза уже находилась в голове автора, когда он с удивлением услышал ее в Москве в докладе Модельски, который получил ее в результате исследования китайского социоэкогенеза. Особенно поражает общий вывод доклада о влиянии этого процесса на развитие мировой экономики:

“Таким образом, можно предположить, что, хотя и в весьма рудиментарной форме, волны Кондратьева зародились в Китае на рубеже первого и второго тысячелетий нашей эры. Затем они переместились по Великому шелковому пути в Италию, и, набрав темпы в ХV в., достигли стадии зрелости с укреплением океанской торговли, в которой господствовали Нидерланды и Британия. Длинные волны промышленного развития, исследовавшиеся Н. Кондратьевым, были более поздней формой проявления процесса, начавшегося задолго до этого в другой части света” [41]. Но ведь Великий шелковый путь уже тогда проходил через территорию Киевской Руси или Украины-Руси, как назвал ее выдающийся украинский историк и глава правительства Центральной Рады независимой Украины Михаил Грушевский. Как известно, это было довольно развитое цивилизованное европейское государство, на территории которого вместе с общей культурой развивалась и культура хозяйственной деятельности, которая вполне отвечала мировому уровню того времени. И если “К-волны” существовали в Китае, то они не обошли и Украину-Русь. Уже сегодня молодое украинское государство занимается возрождением Великого шелкового пути в форме транспортно-коммуникационных коридоров, которых через территорию Украины по разнообразным проектам должно проходить больше десяти. Как раз через эти коридоры инновационная 19-я “К-волна” должна активизировать предпринимательскую деятельность в Украине и обеспечить рост национальной экономики.

В итоге можно сделать вывод, что механизм социоэкогенеза имеет характер периодического повторения хронометрически определенных периодов, каждый из которых вместе с воспроизведением некоторых черт прошлого несет в себе инновации, обусловливающие во многом будущее развитие общества. Геометрически этот процесс можно изобразить в форме циклоиды. Как раз потому, что каждый такой социально-экономический цикл имеет качественные отличия по отношению к предыдущему, в недрах которого он и зарождается, геометрически в пространстве его можно представить в другой плоскости. И тогда весь процесс будет иметь форму спирали, на которую делали ссылки мудрецы и ученые еще до новой эры. Следует отметить, что идея полицикличности социально-экономического развития вызревала всю первую половину ХХ века. Уже Кондратьев, проводя эконометрический анализ временных рядов показателей в больших циклах конъюнктуры, нивелировал влияние факторов, которые искажают их динамику, учитывая существование открытых до него среднесрочных циклов французского ученого Клемента Жюгляра [42] и краткосрочных - американского ученого российского происхождения Джона Китчина [43]. Определяющий взнос в решение проблемы полицикличности сделали выдающиеся американские ученые австрийского происхождения Йозеф Шумпетер [44] и украинского происхождения Саймон Казнец [45]. Последний в 1971 г. стал одним из первых в мире лауреатом Нобелевской премии по экономике за статистические исследования экономического роста, а в 40-50-е годы в своих трудах продемонстрировал рядом с вышеуказанными циклами существование колебаний длиной около 20 лет. Этим же ученым принадлежит первая попытка систематизировать исследования последователей кондратьевской циклической парадигмы. Уже в 80-е годы, лидер прославленной школы “Анналы”, выдающийся французский историк Фернан Бродель, в последнем томе “Время мира” своего фундаментального труда по исследованию цивилизаций, обобщил синхронизацию разнообразных циклов. Кстати, название тома почти совпадает с названием книги Хлебникова “Время мера мира”, вышедшей в 1916 году. В ней изложен первый вариант его “основного закона времени”, определяющего “лучи народов”. Бродель писал: “Для различения циклов они были названы по именам экономистов: цикл Китчина - это короткий, трех-четырехлетний цикл; цикл Жюгляра, или цикл, укладывающийся в рамки десятилетия …Что касается гиперцикла, или цикла Казнеца (удвоенного цикла Жюгляра), то он длился бы два десятка лет. Цикл Кондратьева занимал полстолетия или больше того. <…> Наконец, не существует более длительного циклического движения, чем вековая тенденция (trend), которая на самом деле столь мало изучена. <…> До тех пор, пока она не будет досконально изучена, пока она не будет воссоздана во всем своем значении, история конъюнктур останется ужасающе неполной, несмотря на множество трудов, вдохновленных ею”[46]. Как раз воодушевленная мыслями этого выдающегося ученого и развивается ныне единая теория социоэкогенеза через механизм социально-экономических циклов, исследование которого учитывает и вековые, и тысячелетние исторические тенденции развития человечества, включая его социокультурную динамику. И насчитывает она уже более полувека своего развития. Ведь, как указывалось выше, основы этой теории были заложены в работах выдающихся российских ученых Николая Кондратьева и Питирима Сорокина. В РФ возвращение к этим истокам произошло только в начале 90-х годов с провозглашением строительства независимой России. Одними из первых в этом направлении научных исследований тогда появились работы современного петербургского ученого Александра Субетто. В своей ”Социогенетике” он раскрыл сущность использованного нами при создании теории циклов исторического развития России и Украины механизма социоэкогенеза:

“Закон дуальности организации и управления (ЗДУО

Опубликовано на сайте: 2005-02-05

Комментарии к этой статье:

Дата: 2018-08-30     Коментарий добавил(а): Дмитрий

Ну и чушь. Украина-Русь, уже определитесь вы украинцы или русские. Владимир Вернадский к слову, был русским ученым. Родился в Петербурге, похоронен в Москве, поданство российское, позже советское гражданство, ну да отец преположительно запорожский казак, зато мать из русской дворянской семьи, отказался принять украинское гражданство от гетмана П. П. Скоропадского и считал себя русским человеком, отстаивал единство России и противостоял идеям как украинской независимости, большевисткую украинизацию Малороссии считал насильственной.

С каких пор он украинец? У вас там на Украине шиза во всю процветает.

Дата: 2006-10-02     Коментарий добавил(а): Славон

Грушевський видатний український соціолог

Добавить новый комментарий!

* – Поля обязательны для заполнения!

Ваше имя *:
Ваш e-mail адрес:
Ваше сообщение *:
Введите число *: