Инновация - это исторически бесповоротное изменение способа производства вещей.
Й. Шумпетер


М.И. Туган-Барановский

Й.А. Шумпетер

Н.Д. Кондратьев

Галерея выдающихся ученых

UA RU EN

Обращаем внимание на инновацию, созданную на данном сайте. Внизу главной страницы расположены графики,  которые в on line демонстрируют изменения цен на мировых рынках золота  и нефти, а также экономический календарь публикации в Интернете важных мировых экономических индексов 

 
Публикации

Магаршак Ю.Б.

Почему первый российский университет открылся более чем на 500 лет позже, чем университеты Европы?

Россия примкнула к Болонскому процессу, который в последний год минувшего тысячелетия положил начало универсализации образования, в частности, разделив его на магистратуру и бакалавриат. Однако она не примкнула к другому Болонскому процессу, начатому ни много ни мало на 900 лет раньше! Ибо первый европейский университет был основан именно в Болонье в XI веке и именно с этого момента началось создание новой Европы, находившейся со времени падения Рима (более пятисот лет!) в так называемых веках мрака — и сумерек.

Римскую империю, состоявшую (как и Россия сегодня) из множества народов, цементировало римское право. Оно, после принятия христианства, было сначала заменено приматом права божественного, а потом и вовсе упразднено («Божественное Право Королей» и «Всякая Власть от Бога» – принципы существования общества, не имеющие с кодифицированным правом ничего общего, выгодные только сильным и, в переводе на современный русский, означающие беспредел.) Не случайно именно Юстиниан (ненадолго объединивший Западную и Восточную империи в VI веке) создал юридический кодекс: без правовой основы властвование не рабами, а гражданами невозможно. Тем более это относится к империи, то есть многонациональной и мультикультурной стране. Однако затем на многие столетия Европа погрузилась во мрак «правового нигилизма» и «жизни по понятиям» власть имущих – принципы, россиянам знакомые не понаслышке и по сей день.

Революционность университетской идеи изначально состояла в том, чтобы поставить Божественное и Человеческое право – закон и мораль – рядом, всего лишь рядом: неслыханные после победы христианства над язычеством дерзость и революция в образовании и мировоззрении. Соответственно этому первоначально в университетах, начиная с Болонского, а затем в Парижском, Пражском и многих других было всего два факультета: богословский и юридический. То, что затем в обучение начали включать другие нерелигиозные дисциплины (медицину, математику и т.д.), было уже не революционным, а естественным продолжением начатого. Родилась другая Европа!

Уже в 1150 году 10 тысяч студентов со всей Европы жили в Болонье и изучали право. Начиная с XII века университетские выпускники работали в канцеляриях и правительственных учреждениях, становились судьями, адвокатами, советниками, составителями законов, построенных на общих для всех европейских государств принципах, восходящих к римскому праву. В одном только Парижском университете в XIV–XV веках могли одновременно обучаться до 25 тыс. студентов – больше, чем в XIX и вплоть до середины XX века в Московском и Петербургском университетах вместе! Именно с внедрением в массовое сознание правового сознания возникла объединенная Европа. Так были заложены предпосылки сначала Ренессанса, потом Просвещения и, наконец, Промышленной революции.

А что же Россия? Первый университет в Российской империи был учрежден в 1755 году, то есть через 600 лет после Болонского. И это при том, что с XIVвека университеты были совсем рядом: в Праге, Львове, Кракове… Почему Иван III параллельно с постройкой Кремля, пригласив не только архитекторов-итальянцев но и итальянцев профессоров, не основал хотя бы маленький университет? Почему не сделали этого ни Василий Иванович (при котором Москва была объявлена Третьим Римом), ни Иван Грозный, ни Михаил, ни Алексей Михайлович, ни другие правители? Почему образования подданных боялись и императоры, и генсеки? Не потому ли, что по понятиям, а не закону, разуму и науке строилась не только юриспруденция, но и вся жизнь? И продолжает строиться (несмотря на запуск спутника и атомные электростанции) по сей день!

Как вы думаете, сколько юристов обучалось на открытом при Екатерине Великой юридическом факультете? Один! И тот не нашел себе применения. В стране, в течение 150 лет (начиная с уложения Алексея Михайловича вплоть до середины XIX века) жившей не по законам, а по указам, неудивительно.

Сравним. Бостон был основан 17 сентября 1630 года. Уже через шесть лет, едва отбившись от нападений индейцев, поселенцы основали Гарвардский колледж, постепенно превратившийся в один из лучших университетов мира. Московский же университет был открыт через 600 лет после основания города и через 300 лет после полного освобождения России от какой-либо зависимости от кого-либо! Осознание причины этого факта может многое объяснить в том, что происходит сегодня. В течение этих веков Империя расширилась от Балтики до Тихого океана, но мысль о том, что неплохо бы заняться просвещением населения, в голову ни одному из власть имущих в России не приходила. От идеи массового образования отмахивались, как от враждебной и чуждой даже в 19ом веке. Стоит ли удивляться, что сегодня доля конкурентоспособных на мировом рынке продуктов, производимых в «тупоголовой» (как ее величают российские политинформаторы) Америке, более чем в 100 раз больше, чем оных, производимых в РФ. Даже маленькая Финляндия, «приют убогого чухонца», производит в три раза больше товаров на мировой рынок, чем Российская Федерация. До тех пор, пока главными новостями, сообщаемыми населению Родины телевидением и прессой, будут «происки евроамериканцев» и маневры ракетоносцев, пока неприязнь к Америке и Европе будет сильнее желания стать частью современной цивилизации, никакой модернизации не будет, это как дважды два.

Отношение к образованию населения у правителей Московии оставалось подозрительным во всех поколениях от Ивана Калиты до падения правления большевиков. Вот типичные высказывания царских министров не чего-нибудь, а именно народного просвещения: «Обучать грамоте весь народ или несоразмерное оного количество людей принесло бы более вреда, нежели пользы» (адмирал А.С.Шишков, министр народного просвещения Николая Первого); «Хочу, наконец, чтобы русская литература прекратилась» (С.С.Уваров, глава Академии наук, а затем министр просвещения). Не слишком отличались от царских министры советской поры. История как наука, которую изучают студенты, в Советской России была упразднена, исторические факультеты были открыты заново только со Второй мировой войной. Изучение гуманитарных дисциплин сводилось к программе КПСС и политэкономии социализма. Ужасающее мракобесие было проявлено в 40–50-е годы в борьбе с генетикой – и лишь благодаря беспрецедентной смелости выдающихся ученых не были аналогично разгромлены физика и психология. Изучение всемирной истории, истории искусства и музыки концентрировалось исключительно на соответствующих кафедрах и ни в коем случае не было массовым – как, впрочем, и в царской России: реальные училища (в которых обучался грамоте и профессии «простой» народ) гуманитарного образования не предусматривали. Поразительная стойкость традиции, переживший переход от монархии к большевизму!

Таким образом, правовой нигилизм наших дней в России имеет глубочайшие корни. То, что было стержнем возрождения цивилизации Европы еще до основания Москвы, в России остается отторгнутым по сей день. Следует отчетливо понимать, что правовой беспредел – он же жизнь по понятиям, он же «дружба превыше закона» как принцип взаимодействия людей в обществе – в России напрямую связан с другими фундаментальными бедами: незащищенностью слабого перед сильным и коррупцией, ставшей частью «нормального» функционирования государства. И произошло это – увы! – не вчера (вспомним знаменитое карамзинское: если одним словом определить, чем занимаются в России, то слово это – воруют). До тех пор, пока правовое сознание в Федерации не возобладает, страну невозможно будет не только перевести на технологический путь развития, но даже создать хотя бы одну конкурентоспособную на мировом рынке фирму.

При этом не следует думать, что русские люди чурались европейской традиции. Университетов ни в Киевской Руси, ни в Московии действительно не было. Но в Новгороде, Пскове и Твери еще до возвышения Москвы среди городов русских действовало ганзейское право. Российские купцы торговали с немцами, поляками и скандинавами настолько цивилизованно, что существовала даже страховка на случай ущерба. Европейская правовая система не получила в России распространения, потому что не Новгород, не Псков и не Тверь вышли победителями во внутрироссийской борьбе. Что сделал с Новгородом Иван III, а затем (еще более бесчеловечно) Иван IV, известно. Тверь была низложена до заурядного подчиняющегося Центру города, а Пскову (через который из Европы поступали вооружения) сохранена «жизнь» – но под эгидой не права, а исполнения Государевой Воли. После коих событий правовое сознание перестало доминировать на Руси вплоть до настоящего времени.

Москва превратила небольшую раздробленную страну в Империю, раскинувшуюся на два континента, распространив на колоссальную территорию принципы, противоположные европейским. Насколько связан правовой беспредел с расширением Российской Империи в течение более пятисот лет со средней скоростью Люксембург в месяц – Голландия в год? Вопрос, ответ на который получить крайне желательно. Потому что он судьбоносен и актуален

newconcepts.club

Опубликовано на сайте: 2017-05-11

Комментарии к этой статье:

Добавить новый комментарий!

* – Поля обязательны для заполнения!

Ваше имя *:
Ваш e-mail адрес:
Ваше сообщение *:
Введите число *: