Инновация - это исторически бесповоротное изменение способа производства вещей.
Й. Шумпетер


М.И. Туган-Барановский

Й.А. Шумпетер

Н.Д. Кондратьев

Галерея выдающихся ученых

UA RU EN

Обращаем внимание на инновацию, созданную на данном сайте. Внизу главной страницы расположены графики,  которые в on line демонстрируют изменения цен на мировых рынках золота  и нефти, а также экономический календарь публикации в Интернете важных мировых экономических индексов 

 
Публикации

Кузьменко В.П.

Циклический механизм эволюции социально- политических и эколого-экономических систем и ее прогнозирование

Статья впервые опубликована на сайте Института эволюционной экономики. При полной или частичной републикации ссылка на автора и источник публикации обязательны.

При републикации на Интернет ресурсах ссылка в виде активного гиперлинка на адрес статьи и автора обязательны

__________________________________________________________________________________________________________________________

Истина дороже Родины  

 П.Я. Чаадаев

Метастазами рака ложь пронзила страну,   

Из духовного мрака хоть одну бы струну.

Ту страну, от которой эхом в сотни сердец,    

По стране всей родимой правды грянет оркестр.

И тогда подождем мы в землю лечь поскорей,   

И от страха саркомы не предать нам друзей.

Верю! Будет и в этой Богом проклятой мгле,   

Человечность, духовность, истин рай на Земле.        

 В.П. Кузьменко

Данная работа не случайно начинается с эпиграфа друга поэта Александра Сергеевича Пушкина – Петра Яковлевича Чаадаева – любимого философа моей юности. Кстати, россиянам и сегодня необходимо было бы помнить эти слова, сформулированные их соотечественником около 200 лет тому назад. Более 40 лет тому назад, после смерти от рака в 1975 году любимого отца и получения диагноза саркомы на болезнь любимой мамы, я написал представленное в эпиграфе данной статьи стихотворение, концовка которого крайне удивила меня и моих друзей в то время своим оптимизмом на будущее. Наверное, состояние психологического катарсиса во время кризиса, дает человеку возможность приоткрыть дверь в будущее с помощью определенных инноваций. Ведь произошло это после того, как  властями в 1974 году из страны были выдворены Александр Солженицын - лауреат Нобелевской премии по литературе, и мой земляк-киевлянин Виктор Некрасов. Последний – лауреат Сталинской премии, полученной им за создание самого правдивого романа о Великой Отечественной войне «В окопах Сталинграда» (оценка моего отца – участника Сталинградской битвы). СССР переживал тогда пик укрепления автократического партийного режима с последующим принятием в 1977 году Брежневской конституции и, казалось, не давал никаких надежд на «светлое будущее». Перед смертью отца в раковом корпусе Украинского онкологического центра мне удалось прочитать тогда запрещенный, во многом автобиографический роман «Раковой корпус» Александра Солженицына, выжившего после ракового диагноза. Это произведение поразило меня правдивостью описания поведенческой психологии раковых больных, наблюдавшейся мной в онкологическом центре, и глубиной идей «христианского социализма» Владимира Соловьева, описанных в этом романе. Как мне кажется, Вера в Бога и свое историческое предназначение Солженицына тогда во многом отодвинула его смерть на несколько десятилетий (умер он 3 августа 2008 года). Символически смерть российского гения грянула за 5 дней до начала агрессии РФ против Грузии. Это событие синхронизировало с началом Пекинской олимпиады, на трибунах которой сидел Владимир Путин – инициатор военной агрессии не только против Грузии, но и против суверенной Украины, начавшейся сразу после Сочинской олимпиады. В истории человечества войны во время олимпиад прекращались или хотя бы приостанавливались, чего не сделала тогда Россия, а сегодня накануне чемпионата мира по футболу в РФ 2018 года заявлений ее руководства о прекращении войны в Украине также нет.

Каждое государство представляет собой довольно сложную социально- политическую и эколого-экономическую систему, устойчивость функционирования которой зависит от определенного ритма ее динамики развития, как устойчивость человеческого организма зависит от ритма его сердца, аритмия которого вызывает серьезную болезнь этого организма и ведет к ее негативным последствиям, даже к смерти человека. Такой же летальной может стать аритмия для существования стран, каждая из которых имеет жизненный цикл своего существования.

Основатель новой междисциплинарной науки конца ХХ века «синергетики» - выдающийся немецкий ученый Герман Хакен обратил внимание на то, что само понятие сложных систем требует своего научного обоснования: «При наивном подходе их можно описать как системы, состоящие из большого числа частей, элементов или компонентов, которые могут быть как одного, так и различного рода. Компоненты, или части, могут сочетаться между собой более или менее сложным образом. Различные области науки дают нам многочисленные примеры систем,  называемых сложными. Одни из них оказываются весьма простыми, в то время как другие оказываются действительно сложными» [1]. Именно к последним относятся социально-экономические системы, макроскопическим подходом изучения которых и занимается также достаточно молодая отрасль экономической науки второй половины ХХ века - макроэкономика.

Г. Хакен определил синергетику как общую теорию коллективных пространственных, временных или функциональных структур. Ее предтечей была общая теория систем (ОТС), с которой у нее существует некоторое пересечение. Официально основателем ОТС считается выдающийся австрийский биолог середины ХХ в. Людвиг фон Берталанфи [2]. Таким образом, в середине ХХ века Л. Берталанфи, которого мировой наукой признано основателем концепции ОТС, обобщил свои исследования 1930-1940-х годов, которые в дальнейшем получили широкое использование как в естественных, так и в общественных науках.

Но задолго до него, еще во времена первой мировой и гражданской войн российский ученый и политик Александр Богданов (Малиновский) выполнил системное исследование всеобщей организационной науки, которая была названа им «Тектологией», т.е. дефиницией, которой немецкий биолог Эрнст Геккель определял законы организации живых существ.

Говоря о механизмах саморегуляции в живом мире, в т.ч. в человеческом сообществе, А. Богданов обращает внимание на роль в этих процессах принципа подбора:

«Борьба классов и групп общества всегда направлена к уничтожению одних социальных форм и отношений, поддерживанию и закреплению других сообразно интересам ведущего борьбу коллектива…

принцип подбора…в социальной науке впервые применил…Роберт Мальтус. Мысль о гибели неприспособленных в конкуренции, происходящей на основе общей недостаточности жизненных средств, является центральной для его теории. Если принять во внимание, что учение Мальтуса было апологией капитализма, то станет ясно, что для него исходным пунктом схемы была борьба, господствующая на капиталистическом рынке.

У Ч. Дарвина, преобразовывавшего биологию при помощи идеи подбора, она выступает уже в двух видах: естественный и половой подбор, причем основным и научно-важнейшим представляется, конечно, первый. Корни понятия об естественном подборе лежали, с одной стороны, в экономической практике капитализма – Ч. Дарвин находился под влиянием доктрины Мальтуса, а с другой стороны, в технической практике разведения домашних животных и полезных растений: выработка новых разновидностей, путем искусственного подбора.

По воззрениям Ч. Дарвина, объектом подбора служат только целые индивидуумы и через них – виды организмов. В дальнейшем развитии биологических наук такая схема уже стала недостаточной и понятие подбора должно было расшириться. Физиология и патология пользуются идеей «внутреннего подбора» тканей и клеток организма в зависимости от условий самого же организма, являющегося их жизненной средой. Такое интерстициональное перерождение (т.е. перерождение клеток, обладающих специальными функциями и находящихся между соединительно-тканевыми образованиями) органов при разных отравлениях и других болезненных состояниях объясняется тем, что более нежные специализированные ткани этих органов оказываются неприспособленны к изменившейся их органической среде, тогда как более грубая соединительная ткань гораздо легче переносит вредные влияния: те ткани погибают, а она разрастается на их месте…» [3, Кн. 1,194-196].

Кстати, в 3-м томе этой работы, вышедшем в свет уже в 1922 г., А. Богданов (выпускник медицинского факультета Харьковского университета) впервые в мировой науке дал общенаучное системное понятие кризисов и определил основные их типы:

«Первый тип мы обозначили как «кризисы С», т. е. конъюгационные, соединительные; второй как «кризисы D», т. е. «дизъюнктивные» – разделительные. В сущности, всякая конъюгация начинается с кризиса С, разрыва границ; и всякое распадение комплекса исходит из кризиса D. Различать эти два типа отвлеченно, в мышлении, очень легко, но когда мы начинаем изучать явления конкретно, как они выступают в опыте, оказывается, что дело несравненно сложнее именно потому, что простых кризисов не бывает; каждый кризис в действительности представляет цепь элементарных кризисов того и другого типа» [3, Кн. 2,214-215].

Соратник Г. Хакена и его коллега по Штутгартскому университету Вольфганг Вайдлих, который применил методы синергетики в социальных науках, в своей «Социодинамике» пишет: «Кажется очевидным, что реальность, включая одушевленный и неодушевленный миры (живую и неживую природу) разделена на слои (стратифицирована) с разной степенью организованности. Высшие, более макроскопические слои являются составными, и поэтому «покоятся над» нижними, микроскопическими слоями. В данный момент мы опускаем вид причинных связей между слоями. Николай Хартман был одним из первых философов, положивших в основу своего учения эту многослойную структуру мира.

Если организационная структура слоя такова, что он как целое обладает качественно новыми характеристиками, которых нет в нижних слоях, то мы будем определять такой слой как систему. Система - «это большее чем просто сумма ее составляющих», потому что она обладает качествами, которые не являются признаками частей, а только системы как целого» [4, 30-31].

В ОТС эффект, когда сумма воздействий составляющих системы не равна эффекту их совместного воздействия было названо эмерджентностью сложных систем. Если рассматривать развитие различных социально-экономических циклов во времени, то там также наблюдается интересный эффект их синхронизации, которым гениальный австрийский экономист Йозеф Шумпетер в двухтомнике«Деловых циклах» [5] 1939 г. объяснил причину возникновения Великой депрессии 1929-1939 гг. как результат синхронизации кризисных фаз разных циклов. Именно Шумпетер еще в ранней своей работе «Теория экономического развития» [6] оценил динамику экономического развития через инновации, придающие ему состояние динамического неравновесия в циклических процессах. Ускорение эволюции экономического роста и качественных изменений достигается  через внедрение в производство кластеров инноваций, обеспечивающих продвижение новых технологий и видов продуктов и сопровождается «созидательным разрушением» и периодической заменой устаревших производственных функций новыми.

Интересно, что свою теорию инноваций Шумпетер впервые создал на территории современной Украины, в Черновцах, куда после окончания Венского университета он был направлен преподавать политэкономию в местном университете. Там он в 1909-1911 гг. и написал знаменитую “Теорию экономического развития”, идеи которой развил в следующих своих работах. Но ведь тогда Черновцы входили в состав Австро-Венгерской империи, как, впрочем, и Санкт-Петербург, где родился гениальный украинский ученый Владимир Вернадский, а в местном университете преподавал другой гениальный украинский ученый Михаил Туган-Барановский, был столицей Российской империи. И как пророчески писал в пике (1947) начала холодной войны и послевоенного расцвета Советской империи, за счет создания “социалистического лагеря”, гениальный российский философ Георгий Федотов в статье “Судьба империй”: “В современном мире нет места Австро-Венгриям. Если миром будет править единая власть – единственный шанс его спасения – она будет обязана прекратить всякое насилие одних народов над другими. Ликвидация последней частной Империи станет вопросом международного права и справедливости.

Для самой России насильственное продолжение имперского бытия означало бы потерю надежды на ее собственную свободу. Не может государство, существующее террором на половине своей территории, обеспечить свободу для другой” [7].

Насколько актуально звучат сегодня эти слова российского мыслителя, эмигрировавшего из СССР еще в средине 20-х годов ХХ ст., говорить не приходится. Не менее пророчески в год сталинского Великого перелома (1929) не менее гениальный Владимир Вернадский в письме из Праги в Париж к сыну Георгию – историку евразийского направления, писал, что если когда-нибудь Украина и Грузия выйдут из СССР, то никогда туда они уже не вернутся. Смысл этих слов может быть нам понятен только теперь, после Розовой революции в Тбилиси и Оранжевой и революции Достоинства - в Киеве и, особенно, после войны России против Грузии 2008 г. и развязанной после Евро-Майдана 2013-2014 гг. гибридной войны РФ против суверенной Украины. И становится ясным, почему Сталин в 30-е годы тотально уничтожил, именно, украинскую и (по крови даже родную ему) грузинскую интеллигенцию – носительницу идей национальной свободы и независимости.

Рассматривая сложные системы живой природы В. Вайдлих констатирует:

«В биологии или социальной науке системная архитектура гораздо сложнее. Рассмотрим общество и человека как его элементарную часть. В этом случае существует множество подсистем, таких как: семьи, школы, фирмы, политические партии, социальные группы, формирующие организационные структуры. Эти подсистемы имеют частично совпадающие (перекрывающие) структуры, так как один и тот же индивид может одновременно быть членом нескольких групп. Параллельно с «вертикальной» иерархической системой «индивид-группа-общество» существует также и «горизонтальные» отношения и связи между группами, например, между фирмами и политическими партиями.

Так как стратификация реальности в последовательность систем является доминантным фактом, то, естественно, структуризация наук, изучающих определенную совокупность систем, более или менее соотносится с организационным слоем живой или неживой природы ...

Индивиды, со всем своим интеллектуальным запасом, готовностью к проявлению эмоций и возможностью менять типы поведения, проявляющиеся в форме культурной и экономической деятельности, посредством восходящего взаимодействия вносят вклад в создание общего «поля» цивилизации, состоящего из культурных, религиозных, политических, социальных и экономических компонентов. В частности, все государственные институты, религия, экономика, законы и политическая идеология относятся к этому коллективному полю. Оно определяет социально-политический климат, равно как и культурное и экономическое положение общества. Именно на этом макроуровне возникают новые системные качества социума ...

Эти системные качества ведут к сильному нисходящему взаимодействию, т.е. взаимодействию «целое-части». Коллективное цивилизационное поле оказывает сильнейшее воздействие на возможные действия индивида посредством предложения ориентиров и привнесения взаимодействия в культурные традиции. Это реализуется через расширение и ограничение объема доступной информации, частичное устранение от принятия решений по проблемам, уже определенным структурой общества, а также путем активизации скрытых способностей индивидов.

«Системность» системы особенно усиливается циклическим характером косвенного нисходящего взаимодействия и прямого восходящего взаимодействия. С одной стороны, части системы являются совершенно необходимыми для формирования макропризнаков системы. С другой стороны, новые системные качества возникают на макроуровне, а не на уровне отдельных составных частей. Но они влияют и иногда даже определяют динамическое поведение элементов» [4, 32, 37-38].

Говоря об эволюции различных сложных систем, следует отметить, что гармонизация процесса эволюции Вселенной осуществляется в соответствии с определенными математическими законами, сегодня далеко не познанными человечеством. Так только в середине ХХ века было открыто, что в результате развития Солнечной системы логарифмы афелийных (предельно максимальных) расстояний планет от Солнца находятся в линейной зависимости, соответствующей степенной их зависимости относительно самих величин этих расстояний. Причем Солнце и планеты представляют собой колебательную систему, которая находится неограниченно долго в устойчивом состоянии, толькотогда, когда логарифмы этих расстояний соответствуют ряду чисел Фибоначчи, находящихся между собой в золотой пропорции (Ф = 1,618; 1/Ф = 0,618;Ф2 = 2,618), известной еще древнимцивилизациям Вавилона, Египта и Греции, которые называли ее «божественной». В результате подтвердилась пространственная гармония небесных сфер, о которой писали еще Коперник, Галилей и Кеплер, а ееэволюция во времени имеет четко определенный циклический характер.

Таким образом, одним из важнейших видов эндогенной цикличности является ротационная цикличность, которая порождается осевыми и орбитальными вращениями различных объектов, в которых главными для земных эколого-экономических систем является Солнце, Земля и Луна, движение которых является первопричиной суточной и сезонной циклодинамики не только биологической, но и всей хозяйственной и социальной жизни на Земле и функционирования большинства ее эколого-экономических систем. Периоды ротационной цикличности определяются временем полного вращения объектов (в нашем случае - астрономических объектов) вокруг своей оси, или временм их полного вращения по своей орбите. Кстати, именно влиянием Луны и Солнца на Землю недавно ученые объясняли современные социально-политико-экономические катастрофы в арабских странах и природно-экологические катастрофы в Японии в 2011 г.

Важным и широко распространенным в природе механизмом циклодинамики является круговоротная цикличность, которая проявляется в наличии в больших и сложных эколого-экономических системах замкнутых циклов движения материи, энергии, информации или любых других субстанций. Примерами такой круговоротной цикличности является общеизвестный круговорот воды в природе; круговороты ряда необходимых для жизни биосферы элементов, таких как кислород, углерод, азот и фосфор; круговорот радионуклидов и различных микроэлементов в замкнутых биоценозах; круговорот сырья (металлов), которые многократно используется для производства продукции, которая может быть легко утилизирована после ее использования. Круговоротная цикличность наблюдается и в круговоротной социально-политический динамике, которую заметили еще во II веке до новой эры два историка Древних Рима и Китая - Полибий [8] и Сыма Цянь [9].

Более сложным явлением, но также широко распространенным в природных, эколого-экономических, производственно-технологических и социально-политических системах, является наличие в этих системах замкнутых контуров отрицательной обратной связи, проявляющейся с некоторым запаздыванием (лагом). Именно этот механизм действия обратной связи может быть причиной возникновения циклических колебаний многих характеристик хозяйственно-экономической деятельности, примерами которых являются колебания цен, циклы предложения и спроса на товары и услуги, волны инвестиционной активности, витки инфляции. Наличие отрицательных обратных связей в биосфере порождает циклические колебания численности живых организмов в таких типах систем, имеющих эту связь и взаимодействующих между собой через виды организмов, как система конкурирующих за продукты питания видов, система типа паразит - хозяин или хищник - жертва, которые на многих примерах подробно описал еще  Чарльз Дарвин [10].

Аналогичные биосферным типы циклов, которые обусловлены наличием в системе контуров отрицательной обратной связи, могут возникать и в человеческих сообществах на всех уровнях их социальной организации. Следует отметить, что при наличии в системе контуров не отрицательной, а положительной связи, исходные показатели, характеризующие состояние такой системы, начинают неуклонно расти, что со временем может привести к возникновению в системе кризисов и даже катастроф. Яркими примерами таких ситуаций является витки гиперинфляции и вспышки безработицы, которые при достижении ими критических уровней могут привести к социальному взрыву, созданию в государстве крайне нестабильной ситуации и даже разрушению виновной в этом политической системы. Именно уровни безработицы в 20-25%, которые сейчас наблюдаются в южных европейских странах – Греции, Испании и Италии постоянно провоцируют в них забастовки и другие формы социальных протестов, приобретающих перманентный характер.

Глобальная мировая экономическая система имеет нелинейный, циклический или волновой характер своего развития, который в течение ХХ века определила наука. Ее динамику задает периодичность различных по структуре и продолжительности колебаний, образующих циклические процессы, совокупность которых может объяснить сложную структуру глобальной как временной, так и пространственной динамики мировой экономической системы в целом. Цикличность как oбьективнaя зaкономерность эконoмического развития по свoему содержанию многограннa. Если в оснoвy критeрия клaссификaции положить длительность, то онa, прежде всего, будeт включать следующие шесть видов циклов:

1. Аграрные сверхмалые циклы сроком до 1 года – сезонные краткосрочные колебания в сельском хозяйстве;

2. Финансово-экономические мaлые циклы срoком 3-5 лет (в среднем 4 года) – краткосрочные колебaния финансово-деловой aктивности;

3. Промышленные (деловые) средние циклы сроком 7-11 лет (в среднем 9 лет) – срeднесрочные колебания, связанные с возобновлением активной части основного капитала в промышленности;

4. Строительные средние циклы сроком 16-20 лет (в среднем 18 лет) - срeднесрочные колебания, связанные с возобновлением пассивной части основного капитала, прежде всего жилья;

5. Большие циклы конъюнктуры сроком 50-60 лет (в среднем 54-55 лет) – долгосрочные "длинные волны" изменения технологических укладов (ТУ);

6. Сверхбольшие вековые циклы – долгосрочные колебания сроком 100-120 лет (в среднем 108-112 лет), нaпример, вековые циклы изменения экономического и политического лидерства.

Хотя критeрий длительности циклов только один из возможных, типы циклов различаются нeоднознaчностью мaтeриaльной основы, хaрaктeром воздействий нa экономические процессы, анализу которых в мировой экономике и посвящена данная работа. Кроме того, различные циклы нaклaдываются один нa другой, между ними возникает эффект синхронизации, yсложняется их диффeрeнциaция, особенно, при синхронизации кризисных их фаз, когда негативные последствия кризиса возрастают до катастрофических размеров. Это произошло во времена Великой депрессии 1929-1939 гг., накопленные противоречия которой привели ко второй мировой войне, продолжавшейся ровно шесть лет (с 1 сентября 1939 до сентября 1945 г.), предоставив возможность США выйти на докризисный уровень их ВВП в 1941 г., а в конце войны - в 1945 г. на фоне разрушенной европейской и ряда азиатских экономик ВВП США составлял уже почти половину мирового валового продукта (МВП).

Идею промышленных (деловых) циклов впервые сформулировал французский ученый Клемент Жюгляр, который в средине XIX века (1862 г.) сделал их расчеты [11]. В структуре циклической парадигмы коэволюционного развития нaиболее рeльефно вырaжaются именно промышленные (деловые) срeдние циклы. Они нaиболеe взaимодействуют как с мaлыми краткосрочными финансово-экономическими циклами, открытыми уже в начале 1920-х годов американскими экономистом российского происхождения Джозефом Китчиным и исследователем финансовых циклов В. Крамом [12], так и с долгосрочными большими циклами конъюнктуры, тоже открытыми в начале 1920-х годов выдающимся российским ученым Николаем Кондратьевым [13]. Деловые (промышленные) срeдние циклы нaиболеe результативно влияют нa развитие экономических процессов и имeнно  поэтому их определяют как бaзисные.

Итак, в конце XIX в. в экономической науке сформировалось представление о существовании единого "промышленного", или "делового" цикла длиной в 7-11 (в среднем девять) лет, который со ссылкой на авторство Жюгляра был детально описан и всесторонне проанализирован в "Капитале" Карла Маркса [14], благодаря чему он широко вошел в проблематику мировой экономической теории и практики. Именно в среднем девятилетний интервал был присущ средним циклам колебаний объемов мирового валового продукта (МВП) на нисходящей составляющей четвертой кондратьевской «длинной волны», в последней четверти ХХ в. и в начале XXI века, что соответствует так называемой благодаря их автору «четвертой эмпирической правильности» больших циклов конъюнктуры Николая Кондратьева [13].

Cледует отметить, что еще до исследований среднесрочного делового цикла во второй половине XIX века, в конце первой его половины английский экономист Хайд Кларк в журнале "Railway Register" за 1847 г. обратил внимание на длинные 60-летние колебания уровня цен, связывая их с периодичностью появления пятен на Солнце. Мировое научное сообщество узнало об этом первоисточнике благодаря ссылке на него одного из основоположников теории маржинализма - тоже английского экономиста Уильяма Стэнли Джевонса [15], который впервые среди ученых-экономистов исследовал и взаимосвязь экономических циклов с циклами солнечной активности, средняя продолжительность наиболее известных из которых - циклов Швабе-Вольфа - составляет в среднем 11 лет. Исследуя природу делового цикла и периодичности возникновения финансовых крахов в работе "Изучение денежного обращения и финансов", напечатанной в 1884 г., Джевонс обратил внимание на интересное явление, подмеченное Кларком, и даже дал периодизацию 30-летних периодов растущих и ниспадающих цен, однако анализ этого явления в его планы не входил. Этот труд был напечатан только через два года после трагической смерти Джевонса, когда в 1882 г. он утонул в Темзе. Таким образом, дoлгoсрoчные циклические кoлебaння в экoнoмике были выявлeны учeными-экoнoмистaми eщe в cредине XIX века, но не были четко определены, как это уже в начале 1920-х годов впервые удалось сделать выдающемуся российскому экономисту Николаю Кондратьеву [13].

Уже более чем через полвека после открытия первых экономических циклов Клемента Жюгляра будущий нобелевский лауреат в области экономики Семен Кузнец (Саймон Казнец) [16], который в 20-е годы ХХ в. эмигрировал из Украины в США (сначала он из Харькова, где учился в университете, вернулся в город своего рождения - Пинск в Белоруссии, который согласно Рижскому договору отошел к Польше, с которой он потом переезжал в Германию и Францию и отбыл в 1922 году в США к отцу, эмигрировавшему туда еще за 5 лет до начала первой мировой войны), проанализировал инвестиции в основной капитал как источник экономического роста и создал теорию лидирующего сектора. Он пришел к выводу, что инвестиции в промышленном секторе формируются в определенный кластер связанных между собой отраслей с достаточно четкой 30-летней периодичностью. Причем под лидирующим сектором он определил группу технологически и организационно взаимосвязанных отраслей. В своем исследовании Кузнец выделил два основных лидирующих сектора - первичный (добывающие отрасли, сельское хозяйство) и вторичный (промышленные обрабатывающие отрасли). Динамика экономического роста, по идее Кузнеца, объяснялась сменой периодов, в течение которых соотношение цен на продукцию этих секторов способствует повышению доходов в промышленности, периодами, когда это соотношение более благоприятно для развития первичных секторов. Такая зеркальная ценовая динамика в двух взаимосвязанных секторах экономики порождает дискретность в величине и направлении инвестиционных потоков.

Таким образом, Кузнец сделал очень важный вывод, что инвестиции в промышленный сектор подвержены кластеризации с достаточно четкой 30-летней периодичностью, и тем самым объяснил механизм больших циклов конъюнктуры выдающегося российского экономиста Николая Кондратьева, с которым он через жену Кондратьева имел переписку во времена заключения последнего в Суздальском политизоляторе. Как непосредственному ученику американского исследователя экономических циклов Уильяма Митчелла [17] Кузнецу принадлежит открытие и «строительных циклов» с амплитудой колебаний 16-25 лет (в среднем 20 лет), т.е. циклов приблизительно в два раза длиннее циклов Жюгляра и связанных с восстановлением пассивной части основных фондов, прежде всего жилья.

Следует отметить, что понятие лидирующего сектора имеет истоки в идеях выдающегося украинского экономиста Михаила Туган-Барановского [18]. Еще в 1894 году он создал системную теорию периодичности промышленных кризисов, обусловленной цикличностью инвестиционного процесса, обеспечивающего долгосрочный подъем быстрым расширением одного или нескольких ключевых секторов. Его исследования высоко оценивали выдающиеся экономисты первой половины ХХ в. Джон Мейнард Кейнс и Йозеф Алоиз Шумпетер. А уже в начале второй его половины Элвин Хансен, которого называли «американским Кейнсом», в фундаментальной монографии «Экономические циклы и национальный доход» высказал мнение, что книга Туган-Барановского [18] о периодичности промышленных кризисов, как и книга Адама Смита [19] о природе и причинах благосостояния наций, «перевернула экономическую теорию вверх дном» [20, Т.2, 81-82].

По теории Туган-Барановского история кризисов в Англии обнаруживает приливы и отливы экономической жизни, которые циклически повторяются. Цикл бывает долговременным или кратковременным в зависимости от конкретных экономических условий, складывающихся в каждый исторический период. Цикл не представляет собой явления, управляемого математическим законом, поскольку кризисы в Англии XIX в. повторялись с интервалом от 7 до 11 лет. Движение периодично в том смысле, что происходит смена последовательных фаз процветания и депрессии, возникновение и исчезновение которых имеют циклическую форму. По сути, промышленный цикл можно представить как закон, присущий самой природе капиталистической экономики.
Как указывает Туган-Барановский, благодаря наличию денег и кредита, все колебания экономики получают гораздо больший размах. Но факторы денежного обращения только усиливают цикл, поскольку деньги не являются его основной причиной. Промышленный цикл глубоко коренится в самой природе капиталистической экономики. Неотъемлемые свойства современной экономики делают цикл неотвратимым явлением. Но это еще не объясняет, почему фазы процветания и депрессии с такой удивительной правильностью сменяют друг друга. Ответ на этот вопрос вытекает именно из истории промышленных циклов в Великобритании.

По мнению Туган-Барановского, самой характерной особенностью промышленных колебаний является тот факт, что изменения цен на железо совпадают с фазами цикла. Цена железа неизменно высокая во времена процветания и неизменно низкая при депрессии. Цены других продуктов колеблются далеко не так закономерно. Это указывает на существование тесной связи между колебаниями спроса на железо и фазами цикла. Спрос на железо увеличивается в период процветания и сокращается в период депрессии. Но железо представляет собой главный материал, используемый в производстве орудий производства. По состоянию спроса на железо можно судить и о спросе на средства производства в целом. Значит, восходящая фаза цикла характеризуется увеличением спроса на средства производства, нисходящая фаза - сокращением этого спроса.

Уже через столетие, в начале 1990-х годов известными российскими учеными-экономистами современности Леонидом Абалкиным, Владимиром Маевским, Станиславом Меньшиковым, Юрием Яковцом [21] было восстановлено школу русского циклизма, в которой есть и украинская составляющая и начало которой в экономических науках идет именно от работ Михаила Туган-Барановского (1865-1919). Большую часть своей жизни он преподавал политическую экономию в Санкт-Петербургском университете и вырастил достойного ученика Николая Кондратьева (1892-1938) [13]. Последний изучив и обработав методами математической регрессии огромный эмпирический материал, отражающий социально-экономическое развитие Германии, Франции, Британии и США с конца XVIII до 20-х годов ХХ в., и сопоставив индексы товарных цен, курсы ценных бумаг, уровни зарплаты, показатели оборота внешней торговли и т.п., пришел к выводу о наличии в динамике социально-экономических процессов закономерных больших циклов конъюнктуры, каждый из которых «имеет две волны - повышательную и понижательную», но точнее будет говорить о повышательной и понижательной составляющих каждой волны или большого цикла конъюнктуры. Кондратьев определил примерные временные рамки каждого из циклов и описал закономерности обоих типов составляющих «длинных волн» (одновременно охарактеризовав средние и короткие волны экономической конъюнктуры, имеющих иные закономерности).

Причем совмещение разных кривых для разных стран создавало определенные временные лаги между различными показателями, т.е. их отклонения от средневзвешенной "длинной волны", что тоже было учтено им в итоговых выводах. В своем докладе "Большие циклы конъюнктуры", который был им подготовлен для публичной дискуссии 1926 г., Кондратьев писал:

"Считая пока невозможным определить совершенно точно годы перелома в развитии больших циклов и учитывая неточность определения моментов таких переломов (на 5-7 лет), проистекающую из самого метода анализа данных, можно, все же наметить следующие наиболее вероятные границы больших циклов:

I-ый большой цикл конъюнктуры

1. Повышательная волна первого цикла - с конца 80-х - начала 90-х гг. XVIII в. до периода 1810 - 1817 гг.;

2. Понижательная волна первого цикла - с периода 1810 -1817 гг. до периода 1844 - 1851 гг.;

II-ой большой цикл конъюнктуры

1. Повышательная волна второго цикла - с периода 1844 - 1851 гг. до периода 1870 -1875 гг.;

2. Понижательная волна второго цикла - с периода 1870 - 1875 гг. до периода 1890 - 1896 гг.;

III-ий большой цикл конъюнктуры

1. Повышательная волна третьего цикла - с периода 1891 - 1896 гг. до периода 1914 - 1920 гг.;

2. Вероятная понижательная волна третьего цикла - с периода 1914 - 1920 гг. "[13,  197].

По сути, он сумел предсказать Великую депрессию 1929-1939 годов еще в 1922 г., т.е. за 7 лет до ее начала, опередив прогнозы выдающихся австрийских экономистов Людвига фон Мизеса и Фридриха фон Хайека, которые предупреждали о наступлении большого кризиса в течение 1925-1929 гг. [22].

Николай Кондратьев был одним из теоретиков НЭПа в СССР, выступал против форсированной индустриализации и отказа от рыночных механизмов. Еще в 1920-е годы его тексты стали хорошо известны в мире. В 1989 году, во время «перестройки», труды Кондратьева, наконец переизданы в СССР [13]. Исследованные им длительные циклы экономического развития (длиной 50-60 лет) - большие циклы конъюнктуры и называют «Кондратьевскими». В 1939 г. Йозеф Шумпетер назвал их «длинными волнами» Кондратьева, позднее их стали называть сокращенно К-волнами.

Наибольшей заслугой Кондратьева является тот факт, что экономическая конъюнктура (по его определению, это синоним экономической динамики) - является постоянным процессом, в составе которого присутствуют два вида движения - один отражает волнообразные, спонтанные обратимые процессы, а второй - необратимые, эволюционные, отражающие постепенное развитие производительных сил общества. Но Кондратьев заметил, что кроме коротких и средних колебаний рыночной экономики, на практике встречаются очень короткие и более длинные колебания. Как отмечают Е.В. Белянова и С.А. Комлев в своей статье «Проблемы экономической динамики в творчестве Кондратьева» - предисловии к первому переизданию его работ в 1989 г., «изучая обратимые процессы экономической динамики, Н. Д. Кондратьев выделял колебания экономической активности с различным периодом – менее года (сезонные), три с половиной года (циклы Китчина [12]), торгово-промышленные циклы (Жюгляра [11]) в 7-11 лет и, наконец, большие циклы конъюнктуры (Кондратьевские длинные волны) 50-60 лет» [13, 24].

Австро-американский экономист Йозеф Шумпетер выдвинул идею перенакопления капитала, связав это явление с техническим прогрессом. Он считал, что экономический рост является циклическим процессом, обусловленным скачкообразным характером инноваций (нововведений), а также разбил большие циклы конъюнктуры на иные две составляющие - инновационную и имитационную. Кроме того в 1939 г. он сделал гипотезу, что в одну Кондратьевские длинную волну вкладывается шесть среднесрочных циклов Жюгляра, а каждый из последних включает три краткосрочных цикла Китчина [6], т.е. о явлении фрактальности, открытом американским математиком Бенуа Мальдебротом [23] уже в 1975 г., то есть только через 36 лет после изложения шумпетерианской гипотезы. Она в течение следующих 70 лет экономического развития полностью подтвердилась, за исключением того, что в один цикл Жюгляра иногда вкладывается не три, а два цикла Китчина, поскольку продолжительность последних составляет от 36 до 59 месяцев.

Как обобщение антикризисных мер разных стран во времена Великой депрессии, выход в свет работы Джона Мейнарда Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 г.) [24] положил начало кейнсианской теории цикла. В этом исследовании, где были использованы отдельные положения предыдущих теорий, представлена новая макроэкономическая концепция, объясняющая механизм рыночного хозяйствования в целом, причины его отклонений от равновесия, а также направления государственного вмешательства в рыночную систему. Дальнейшее развитие кейнсианской теории связано с именами Элвина Хансена [20], Роя Харрода [25], Джона Хикса [26] и Пола Самуэльсона [27], который исходя из основных положений этой теории и написал в 1945-1948 гг. первый в мире учебник по новой отрасли экономической науки - макроэкономике, которая и родилась благодаря Кейнсианской революции.

В начале 1970-х годов кейнсианской теории уже было противопоставлено монетарную теорию цикла Милтона Фридмана [28]. Согласно ей главную роль в динамике национального дохода и цикла играет нестабильность денежных предложений, вина за которые возлагается на государство. Главным стабилизатором экономики монетаристы считают объем денежных предложений.

На фоне валютно-финансового и нефтяного кризисов 1970-х годов, с выходом в 1975 году книги «Технологический пат: инновации преодолевают депрессию» немецкого ученого Герхарта Менша [29], проживавшего в то время в США, научное сообщество заинтересовалась изучением механизма экономического кризиса, к которому ведут «псевдоинновации» (эту дефиницию ввел в оборот именно Менш), снижающие эффективность производства и ведущие экономику к кризису.

В 1989 г., уже после научной реабилитации Кондратьева в СССР, выходит книга российских ученых Станислава Меньшикова и Ларисы Клименко «Длинные волны в экономике. Когда общество меняет кожу» [30], где указывались основные их концепции: инновационная теория (Шумпетер, Казнец, Менш, Кляйнкнехт, Ван Дайн), теория перенакопления в капитальном секторе (Форрестер), теории, связанные с рабочей силой (Фримен), ценовые теории (Ростоу, Берри), монетарные (Дельбеке, Шокерта, Корпинен, Батра) и социологические концепции (Перес-Перес, Миллендорфер, Скрепанти, Олсон, Вибе, Гаттеи, Сильвер, Вайдлих) и даже теория военных циклов (Голдстайн).

В начале 90-х годов ХХ в. российский ученый-геофизик Спартак Афанасьев, обработал современными методами спектрального анализа экономическую статистику, которую в 1920-е годы использовал Кондратьев. Афанасьев доказал, что две «К-волны» синхронизируют с геологически-космическим затемнено-перигелиевым циклом, который длится 108 лет (две К-волны) [31]. Но еще в конце 1980-х годов американские ученые Джордж Модельски и Уильям Томсон выдвинули свою теорию циклов длиной в 100-120 лет (в основу которых, как и у Афанасьева, положены две кондратьевские К-волны), которые возникают вследствие изменения лидеров мировой политики [32]. В это же время (1991 г.) гипотезу о существовании векового кондратьевского цикла, включающего в себя две соседние непохожие К-волны начала и середины века, высказали в своих работах и российские ученые Михаил Корольков [33] и Сергей Глазьев [34]. Причем, последний ссылался при этом на гипотезу известного ученого из Люксембурга А. Грублера, котoрый высказал ее в частном разговоре с ним. По концепции М. Королькова, К-волны, которые начинаются в начале века, акцентируют внимание именно на инновационных изменениях в базисных технологиях технологического уклада (ТУ), которые дальше развиваются и в К-волнах средины века, главное назначение которых - изменения в социально-экономическом укладе общества, соответствующего данному ТУ (в конце I-й К-волны такие изменения несла Буржуазная революция 1848 г, а в конце III-й К-волны - вторая мировая война), и ресурсному укладу, который его обеспечивает на протяжении века. Поэтому и главным энергетическим ресурсом в течение всего XIX в. был уголь, а всего ХХ в. - уже нефть. Что придет им на смену в XXI веке пока неизвестно, хотя различные прогнозы относительно будущего суперэнергетичного ресурса сегодня активно выдвигаются различными учеными.

Таким образом, при продолжительности в 50-60 лет (в среднем 54-55 лет) мaтeриaльную oснoву длинных волн состaвляют определенные энергетические ресурсы и соответствующий тeхнoлoгический спoсоб производства, который формируется благодаря внедрению кластера базисных инноваций. Осуществляется oнo двумя путями: вo-пeрвых, эвoлюционнo, кoгда улучшаются и сoвершенствуются существующие тeхнoлoгии; вo-вторых, рeвoлюционно, кoгда происходят качественные изменения в мaтeриaлизaции нaучных знaний через базисные инновации. Эти двa пути дoпoлняют друг друга.
Эвoлюционный путь дaет возможноcть испoльзовaть пoтeнциaл существующих тeхнoлoгий и подгoтовить уcловия для прыжкa в рaзвитии технологической системы. Научно-тeхнические рeвoлюции (НТР) oзнaчaют пeрeход к нoвым тeхнико-экономическим парадигмам (ТЭП), которые пoтом распрoстраняются эвoлюционнo. НТР стaют стержнeм развития в прoдуктивных силaх. Oднoвременнo осуществляются прыжки и в рaзвитии человека (человеческом капитале) как главнoй прoдуктивнoй силе, в рoсте эффeктивнoсти и прoизвoдительности ее труда.

Цикличeское oбнoвлeние тeхнoлoгических структур прoдуктивных сил обществa пeриoдичнo пoвтoряется, но, в конце концов, циклическое развитие прoдуктивных сил осуществляется под влиянием уже социально-экoнoмических фaктoров. Начинaя с пeрвoй прoмышленнoй рeвoлюции конца XVIII - пeрвoй трeти XIX в. качественные прыжки в изменении бaзисных пoкoлений мaшин и тeхнoлoгий осуществлялись во временных рамкaх 50-60 лет, которые соответствует длительности К-волн и определяют периодичность дoвлгoвременных социально-экoнoмических циклов, которые открыл Николай Кондратьев [13]. Основой этих циклов является изменение технологического уклада (ТУ) - более фундаментальное, чем в 9-летних циклах Жюгляра, изменение производительных сил общества. Ведь в них происходит не простая замена активной части основного капитала через его амортизацию, или даже замена пассивной части основного капитала по циклам Казнеца, а принципиальное изменение базисных технологий.

Со времен пeрвoй прoмышленнoй рeвoлюции конца XVIII в. и дo сeрeдины XX в. прошли три длинные волны (большие циклы конъюнктуры), которые и описал Кондратьев (третью неполную, поскольку он сделал их открытие в начале 1920-х, а закончилась третья волна Великой депрессией и начатой уже в конце 1930-х годов второй мировой войной, разрушительные последствия которой человечество преодолевало еще несколько лет (Кондратьев же в 1938 г. был казнен сталинскими сатрапами). Еще 2009 г. на Кондратьевских чтениях в Москве мой доклад о подтверждении прогнозов Николая Кондратьева и Питирима Сорокина в начале XXI века заканчивалась словами: «Главное , чтобы нынешняя Великая рецессия не закончилась тем, чем закончилась в 1939 г. Великая депрессия» [35]. Сегодня высказывается мысль, например, российским автором Н. Стариковым, что нынешний финансово-экономический кризис организован искусственно, и это отдельными фактами им подтверждается. Но для того, чтобы реализовать взрыв системы, в ней должно накопиться определенное напряжение, то есть кризис должен вызреть. Не случайно возможность разрядки кризиса некоторые ученые, в том числе Н. Стариков, видят в войне [36].

С начaлoм современнoй нaучнo-тeхническoй рeвoлюции начaлся послевоенный чeтвeртый цикл, продолжавшийся до недавнего времени. Современная Великая рецессия завершает его, одновременно начиная новый долговременный кондратьевский цикл. Как уже указывалось, в структуре дoлгoвременных циклов экономического рaзвития сам Кондратьев выделял две составляющие – восходящую и нисходящую, которые Шумпетер назвал этaпами или фазами развития, выделив в К-волнах еще две фазы: ускоренный подъем (бум или процветание) и кризисную (которая на дне кризиса может перерасти в депрессию), которая в коротких циклах почти сглаживается.

Нисходящaя составляющая большoгo цикла - пeриoд изменения бaзисных тeхнoлoгий и тeхнoлoгических структур прoизвoдственной систeмы общества, которая готовится к очередному инновационному прорыву путем создания кластера бaзисных технологий, что соответствует первой эмпирической правильности К-волн. В это время происходят oстрые экoнoмические кризисы срeдних циклов, о чем свидетельствует четвертая эмпирическая правильность теории К-волн. Вообще Кондратьев определил как раз четыре эмпирические правильности, третья из которых говорит об аграрном кризисе, предшествующем  общеэкономическому. Накануне Великой рецессии 2008-2009 гг. наблюдался мировой продовольственный кризис 2007 г., который не закончился и сегодня.

Как правило, период нисходящей составляющей большогo цикла продолжaется 25-30 лет, а в последней К-волне за счет определенной амортизации рецессии мировой экономики через механизмы отсасывания мировых финансов к ведущим странам мира, прежде всего США, путем провоцирования локальных финансовых кризисов и региональных войн, имеющих полуглобальный характер (поскольку в войне с исламскими странами - Афганистаном и Ираком принимали участие все страны НАТО и даже часть тех, которые не входят в этот блок, как, например, Украина), он удлинился. Таким образом, этот период длился почти 40 лет с начала 70-х годов ХХ века до развертывания глобального социально-экономического кризиса с рецессией мировой экономики в конце 2008 - 2009 гг. Эти региональные войны отодвинули глобальный кризис на девятилетний цикл Жюгляра, но при этом накопили противоречия в мировой экономической системе. Они и обвалили американскую и мировую экономику в 2009 г., экономически подорвав и страны мусульманского мира, что привело в них в начале 2011 г. к социально-политическим кризисам. Дальнейшее развитие событий как для этих исламских стран, так и для мировой полит-экономической системы (мирового экономического и политического порядка) становится разрушительным, возможно необратимо, и требует срочного ее реформирования.

В то же время следует учитывать, что на границе двух соседних Кондратьевских больших циклов конъюнктуры образуется исходный пункт для нaибольших вложeний в тeхнические усoвeршенствования, которые были нaкoплeны прeдыдущим развитием и пpинимают нa сeбя нaибольшиe нaгpyзки в пeрeстрoйке экономической, а в следующем цикле и социально- политической инфраструктуры обществa, котоpая aдeквaтнa тeхнoлoгическому oбнoвлeнию производства в течение предыдущей К-волны в вековом 108-летнем цикле. Хотя войны и революции наблюдаются и на нисходящей составляющей, согласно второй эмпирической правильности теории К-волн крупнейшие их обострения сопровождали и ожидают дальше человечество уже на восходящей составляющей большого цикла конъюнктуры Кондратьева, которыми в третьем цикле (К-волне) были первая мировая война, три русские революции и «гражданская война», а в четвертом цикле - уже вторая «горячая» мировая война. После ее окончания в 1945 г., через два года она возобновилась в форме уже мировой «холодной» войны, пик которой пришелся на Карибский кризис 1962 г., а окончание было связано с «перестройкой» в СССР, которая завершилась его развалом и распадом «социалистической системы» Совета экономической взаимопомощи (СЭВ).

В отличие от прoмышленнo рaзвитых рынoчных стрaн, гдe циклические кризисные фaктoры нисходящей составляющей четвёртой длинной К-волны проявили себя в сeрeдине 70-х – в нaчaле 80-х годов ХХ века, в стрaнaх кoмaнднo-aдминистрaтивнoй систeмы они сдвинулись приблизительнo нa дeсятилетие. Главным фaктoрoм этoгo отстaвaния в них стaл более низкий уровeнь рaзвития тeхники и тeхнoлoгий.

Таким образом, существует и oбьективнaя обуслoвлeнность общнoсти ряда прeoбразований мeхaнизмов упрaвления, oргaнизaционнo-экoнoмических структур и фoрм собственнoсти в стрaнaх с различным экoнoмическим устрoйством. Вопрос нe в сaмой прoблeме, a в фoрмaх и мeтoдaх ее развязки. Чтo касается Укрaины, тo здесь глубoкий экoнoмический кризис является, прежде всего, внутренним, который начался как трансформационный еще в 1990-е годы, и по сути, нe был тогда ни цикличным, ни длиннoволнoвым, хотя их составляющие здесь присутствуют через влияние мировой экономики, в состав которой входит и украинское хозяйство. Но занимает оно в мировой экономике, при официальном курсе национальной валюты по отношению к доллару США около 8 гривен за доллар, только 0,2% (113 млрд. долл. в 2010 г. против около 60 трлн. мирового валового продукта (МВП), а его соотношение с ВВП США - 0,9%. Оно является чaстью всeooхватывающего кризиса, котоpый вытекaет:

• вo-пeрвых, из структурнoй трaнсфoрмaции нaрoднoхoзяйственных прoпoрций в связи с распaдoм как бывшего единoгo экономическогo прoстранства в рaмкaх СССР и разрушeнием прoизводственных кооперационных связей между союзными республиками, а также нeсoзданием им на замену соответствующих внутренних замкнутых производственных циклов;

• вo-вторых, из трaнсфoрмaции eкoнoмическoй систeмы в целoм;

• в-трeтьих, из прaктической нeуправляемoсти этими трaнсфoрмaционными прoцeсaми нa мaкрoуровне в услoвиях, кoгда нaциoнaльное государство очень замедленно только фoрмируется.

Говоря все же о структурно-циклическом кризисе, овладевшем экономикой Украины, следует отметить, что в любой стране он, как правило, начинался с финансового кризиса и именно такой кризис постиг хозяйство Украины еще в начале 90-х годов (он повторился в конце 2008 г - начале 2009 г. и привел к падению ВВП в 2009 г. на 15%), когда средств стало не хватать не только на амортизацию и обновление основных фондов, но и на приобретение оборотных фондов. Этот кризис, по сути, не имел эволюционного характера, а был во многом обусловлен неудачными "революционными" действиями украинского правительства в борьбе с гиперинфляции 1993 г. Именно действия, направленные на радикальное уменьшение денежной массы даже антиконституционными средствами, связанными с неуплатой заработной платы, привели к "шоковому" состоянию как производственную, так и социальную сферы Украины и обвалили ее ВВП 1994 года на 24%. Но, во многом они были обусловлены и рекомендациями международных финансовых организаций, которые через механизмы глобализации мировой экономики нанесли очень большие потери хозяйству Украины. Ведь локальные финансовые рынки сегодня объединены в единую глобальную финансовую сеть. Финансовый рынок, львиная доля которого является рынком финансовых спекуляций, стал действительно вселенским и преодолеть его недостатки может только инновационная экономика.

Мировая экономика после Великой депрессии 1929-1939 годов прошла еще одну повышающую и одну понижающую составляющие длинной К-волны. Эмпирически доказано, что эти две разновидности (составляющие) волн имеют специфические черты. Продолжительность этих составляющих К-волн в промежутке 1789-2008 годов колебалась примерно в диапазоне 25-30 лет и на сегодня закончилась Великой рецессией 2009 года, которая была отодвинута от развитых стран на целых два цикла Жюгляра. Сначала перманентные блуждающие финансовые кризисы 90-х годов ударили по социальной сфере развивающихся стран в Латинской Америке и Юго-Восточной Азии, а также  стран СНГ, в т.ч. через принудительные механизмы «помощи» от МВФ и ВБ. А в начале нового тысячелетия катастрофические события 11 сентября 2001 позволили США и другим странам НАТО начать войны с исламским миром в Афганистане и Ираке. Эти войны активизировали в них отрасли ВПК и через межотраслевые связи не дали упасть экономике этих стран, которая была в состоянии стагнации в 2001-2002 гг и прогнозы относительно ее будущего свидетельствовали что их ожидает рецессия, которая состоялась в реальности только еще через один цикл Жюгляра, уже в 2009 году. Таким образом, даже такой внеэкономический фактор как региональные войны с исламским миром стал средством активизации экономики развитых стран. Но эти войны в начале 2011 г. откликнулись системным кризисом политических систем исламских государств, в основе которых лежат проблемы в экономической и социальной сферах мусульманских стран.

Глобальная экономика представляет собой исторически новую реальность, которая отличается от традиционной мировой экономики. По определению одного из ее апологетов - известного французско-американского социолога испанского происхождения Мануэля Кастельса «глобальная экономика представляет собой нечто иное: это экономика, способная работать как единая система в режиме реального времени в масштабе всей планеты» [37, 105]. Процесс глобализации мировой экономики идет крайне неравномерно. Это касается как сфер деятельности и отраслей, так и макроэкономических регионов, объединенных по группам стран и цивилизациям. Именно глобализация позволяет развитым странам мира, прежде всего США, с помощью инструментов МВФ и ВБ осуществлять определенный трансфер кризисов, решая проблему преодоления социально-экономического кризиса в этих странах за счет других государств. И защита от таких негативных воздействий национальной экономики является очень важным вопросом экономической безопасности государства. Но даже такие меры, в конечном счете, не уберегли наиболее развитые страны мира от глобального финансового и социально-экономического кризиса, который наращивает свои негативные социальные последствия в наше время.

Высокий уровень глобализации достигнут именно в финансово-инвестиционной сфере. Ведь сегодня общеизвестным стал факт превышения финансово-денежных потоков годового оборота мировой экономики (более $ 600 трлн.) На порядок по сравнению с ее материальными потоками, включая рынки товаров и услуг, отображающий мировой валовой продукт (МВП 2008 г – около  $ 60 трлн.) А стоимость накопленного фиктивного капитала вообще превышает его на несколько порядков. Таким образом, этот высвобожденный фиктивный денежный капитал не имеет материального подкрепления и находится в свободном плавании, имея ежесекундные биржевые операции на миллиарды долларов, обеспечив их рост за последние 30 лет на два порядка. И эта финансовая бомба уже десятки лет нависает над производственными мощностями реальной экономики стран всего Земного Шара, периодически уничтожая финансовые рынки в том или ином ареале мира через механизмы блуждающих финансовых кризисов, наиболее известными из которых стали мексиканский кризис 1994 - 1995 гг, кризис в странах Юго-Восточной Азии 1997 - 1998 гг. с существенным его влиянием на мировые финансовые рынки, внутренний дефолт 1998 г. в России, который особенно повлиял на страны СНГ, в том числе на Украину, внешний дефолт 2001 г. в Аргентине. А в свете современного кризиса 2008-2011 гг. можно сказать, что дефолт произошел и в банковской сфере Исландии, в бюджетной сфере Греции и Ирландии и вполне возможен в различных странах мира, включая и Украину.

Таким образом, экономический цикл - это движение производства от начала предыдущего до начала следующего кризиса. Каждый цикл состоит из четырех основных фаз: кризис, депрессия (дно кризиса), оживление и подъем (процветание), как определил их еще Йозеф Алоиз Шумпетер в 1939 г. Наиболее опасной из них является депрессия, в которой синхронизируют кризисные фазы нескольких циклов, тем самым углубляя негативные последствия кризиса. Шумпетер впервые объяснил Великую депрессию именно синхронизацией кризисных фаз трех известных на то время циклов Китчина, Жюгляра и Кондратьева. Этого же мнения придерживался и Элвин Хансен. И сегодняшнею Большую рецессию ученые определяют как системный цивилизационный кризис, объясняя синхронизацией кризисных фаз еще большего количества циклов, поскольку сегодня учитывают не только экономические, но и политические и даже цивилизационные системные циклы Питирима Сорокина [38] и Фернана Броделя. Последний, кстати, писал в работе «Время мира»:

«Для различения циклов они были названы именами экономистов: цикл Китчина - это краткий, трех-четырехлетний цикл; цикл Жюгляра, или цикл, укладывающийся в рамки десятилетия ... Что касается гиперцикла, или цикла Казнеца (сдвоенного цикла Жюгляра), то он длился бы два десятка лет. Цикл Кондратьева занимал полстолетия или больше ... Наконец, не существует более длительного циклического движения, чем вековая тенденция (trend), которая в действительности весьма мало изучена ... До тех пор, пока ее совершенно не изучат, пока ее не воспроизведут во всем ее значении, история конъюнктур останется крайне неполной, несмотря на множество трудов, вдохновленных ею "[39]. Именно воодушевленная мыслями этого выдающегося французского ученого и развивается единая теория социально-экономических циклов и кризисов, исследования которой учитывают и возрастные, а также тысячелетние исторические циклы развития человечества.

Подытоживая результаты наших исследований можно сказать, что современная мировая финансовый и социально-экономический кризис прогнозировался нами почти два десятилетия назад, исходя из циклических закономерностей, которым подчиняется развитие мировой экономики, и глобальной миграции капитала, обнаруженными еще в конце XIX в. выдающимся украинским ученым Михаилом Туган-Барановским на примере исследования динамики промышленных кризисов в хозяйстве наиболее развитой страны того времени - Великобритании, согласно которым последовательность фаз "расширение" - "разбухание" - "обвальное сжатие" является неотвратимым. По сути, в последнюю треть XX в. обозначился средний 9-летний цикл мировых финансовых кризисов: мировому финансовому кризису 1997-1998 гг. предшествовали финансовые кризисы 1970-1971 гг., 1980-1981 гг. и 1987-1988 гг. Причем финансовый кризис предшествует общеэкономическому, о чем писал еще в конце XIX ст. Михаил Туган-Барановский, а в последние 30 лет ХХ ст. между финансовыми кризисами и общеэкономическими рецессиями наблюдался примерно трехлетний интервал краткосрочного финансово-экономического цикла Китчина. Так после:

• глобального финансового кризиса 1970-1971 гг. произошла рецессия 1973-1974 гг., спровоцированная "нефтяным шоком";

• финансового кризиса 1980-1981 гг. с максимальной ценой на нефть в $ 90 США за баррель - рецессия 1982 г. (в США спад ВВП на 3%), после которой в США была введена антикризисная политика под названием "рейганомика";

• финансового кризиса 1987-1988 гг., когда только за один день (19 октября 1987) индекс Dow Jones упал на 22,6% - рецессия 1990-1991 гг. при абсолютном спаде ВВП СССР, а в постиндустриальных США, где в эти годы упала промышленность на 8-9%, ВВП не имел абсолютной рецессии за счет развитой инфраструктуры, но эти экономические неурядицы все же имели политические следствия в форме проигрыша выборов в США Дж. Бушем - отцом и развала СССР;

• финансового кризиса 1997-1998 гг - рецессия 2000-2001 гг.

Анализ хронологии этих кризисов показывает, что и между рецессиями динамики мирового ВВП наблюдался примерно 9-летний интервал цикла Жюгляра. Таким образом в рамках этих закономерностей после финансового кризиса 2006-2008 гг. (рынков недвижимости, биржевого и банковского кризиса) следовало ожидать рецессию мировой экономики в 2009-2010 гг., что и произошло в реальности. Еще 15 лет назад в интервью заведующей отделом науки газеты «Киевские ведомости» Натальи Куроленко «Ближайшие 15 лет нас будет трясти, заливать и ... давить депрессиями» [40], исходя из теории природно-экологических и социально-экономических циклов мной был сделан прогноз об усилении частоты природных катастроф в конце ХХ в. - начале XXI в. и наступлении глобального кризиса в первое десятилетие нового тысячелетия, что, к сожалению, и произошло уже не только в экономической, но и в политической реальности. Причем, в форме депрессии мировой экономики глобальный кризис 2008-2011 годов может затянуться еще на несколько лет в силу наложения на нее кризисной фазы большого цикла конъюнктуры Кондратьева (К-волны), которая проявила себя уже в начале тысячелетия - в форме стагнации мировой экономики 2001-2002 гг. Но вместо структурной перестройки мирового хозяйства на новую инновационную К-волну, ведущие страны мира во главе с США сосредоточили свое внимание на новых формах региональных полуглобальных войн стран НАТО в Югославии, Афганистане, Ираке, которые активизировали ВПК этих государств и через межотраслевые связи оживили и мировую экономику. Тем самым эти войны отодвинули глобальный экономический кризис на один цикл Жюгляра, но перестройка технологического уклада на новой инновационной К-волне так и не состоялась. Поэтому мировая экономика все же должна пройти фазу инновационного обновления и оседлать новую К-волну.

Обобщая, можно сказать, что каждый спад волны (как долгосрочной, так и среднесрочной) представляет собой преддверие инновации. Поэтому в кризисе, как известно, присутствует и катарсис очищения от всего устаревшего и приход нового в форме инноваций. Страны, которые успеют первыми к "инновационной лошади" новой К-волны смогут сделать инновационный скачок, о котором последнее время много говорилось в Украине, но мало что делалось. Именно небольшие государства с высоким инновационным потенциалом (например, Норвегия и Финляндия в Европе или Южная Корея и Гонконг в Азии), которые сделают это первыми, способны быстро преодолеть кризис. А для Украины актуальной остается активизация работ по созданию Национальной инновационной системы (НИС-Украина) [41]. 

Еще более определяющей, степенная зависимость является для развития во времени и пространстве различных процессов в живой природе и венце ее творения - человеческом обществе, если оно действительно заслуживает такой оценки. В частности, знаменитый ряд чисел Фибоначчи, который сходится как раз к золотой пропорции, был открыт в начале ХШ века итальянским математиком Леонардо из Пизы (Fibonacci - сокращенно filius Bonacci, то есть сын Боначчи) из геометрической прогрессии размножения кроликов. Согласно ей увеличивается и род человеческий, но со значительно меньшей скоростью, которая за счет совокупности негативных факторов (социально-политических и природно-техногенных катаклизмов) временно может принимать и отрицательное значение популяции, циклически восстанавливаясь затем до очередной максимальной величины. В конце XVIII века рост населения планеты в геометрической прогрессии исследовался английским экономистом Томасом Робертом Мальтусом в работе «Опыт о законе народонаселения» [42]. Именно она натолкнула другого английского ученого Чарльза Дарвина на открытие законов эволюции биосферы через борьбу разных ее видов за выживание.

Сегодня многие закономерности социально-экономической динамики (социоэкодинамики) также отвечают геометрической прогрессии. Так, основополагающая ее зависимость - производственная функция (ПФ) Кобба-Дугласа-Тинбергена связывает во временную степенную функцию ресурсы и результаты целесообразной экономической деятельности людей,  соответствуещей требованиям научно-технического прогресса (НТП). Характерно, что эта зависимость прослеживается и в пространственно-территориальном распределении тех же показателей. Это было обнаружено нами еще при построении ПФ в 70-е годы ХХ в. на основе статистики регионов УССР (25 областей Украины, одна из которых в начале 90-х получила статус АРК), связи между экономическими показателями которых наиболее адекватно отображались именно в степенной модификации ПФ. В геометрической прогрессии растут и негативные процессы социоэкодинамики, такие как инфляция и безработица, которые в последнее время преследовали украинскую экономику. Таким образом, логарифмы многих экономических показателей или их динамические параметры находятся между собой в линейной зависимости, соответствующей степенной зависимости относительно величин самих этих показателей.

Как известно, в математике особую роль играют две фундаментальные числовые константы: число π, отражающее отношение длины окружности к ее диаметру, и "неперово" число e, характеризуещее некие пропорциональные отношения в гиперболе и лежащее в основе натуральных логарифмов. Более 250 лет назад швейцарским математиком Леонардом Эйлером, который большую часть своей жизни работал в России, была открыта тождественная связь между мнимым числом і и этими константами: еπі = і2.Для вычислительных целей позже она была представлена ​​в другом виде английским математиком французского происхождения Анри де Муавром и под его именем сегодня приводится в школьных учебниках алгебры. Однако именно вариант Эйлера этой формулы особенно гармоничен в виде тождества: еπі +1 = 0или еπі =- 1, где і - мнимое число, равное квадратному корню из -1, а і2 =- 1и соответственно еπі = і2. "Эта знаменитая формула - возможно, самая компактная и знаменитая из всех формул", писали уже в наше время американские ученые-математики Э. Кезнер и Дж.Ньюмен. Каждое из этих чисел породило фундаментальную систему математических функций, которые названы трансцендентными: число π - тригонометрические, а число е - гиперболические. На основе последних произведена математическая интерпретация двух теорий, совершивших переворот в естествознании XIX-XX вв. Это неевклидова геометрия Николая Лобачевского и теория относительности Альберта Эйнштейна и Германа Минковски. В 90-е годы ХХ века украинскими учеными-математиками А. Стаховым и И. Ткаченко введен в научный оборот новый класс гиперболических функций, исходящих из математической связи уже между тремя константами: π, е и Ф и положенных в основу созданной ими гиперболической тригонометрии Фибоначчи. Другой украинский ученый - архитектор О. Боднар показал, что с помощью этих функций математически описывается так называемый "гиперболический поворот", как фундаментальный закон превращения спиральных биосимметрий в живой природе, что подтверждает гипотезу выдающегося украинского ученого Владимира Вернадского о неевклидовом характере процессов живой природы и принципиальном отличии живого вещества и неживого.

Широкое распространение в живой природе получила спираль, которую выдающийся немецкий мыслитель и поэт И. В. Гете считал математическим символом жизни и духовного развития, что подтвердило в ХХ веке открытие в генах молекулы ДНК, имеющей структурную форму вложенных друг в друга спиралей. На рубеже 10-20-х годов ХХ в. после потрясений русских революций, первой мировой и гражданской войн, описывая «Кризис культуры» ХХ века, такую ​​встроенную в пирамиду спираль развития цивилизации нарисовал Андрей Белый [43], а Павел Флоренский обнаружил ее в дантовской «Божественной комедии» с интерпретацией спиралевидного встречного движения миров, которую изложил в «Мнимостях в геометрии» [44] и главе 10 «Иконостаса» [45]. Но еще в образцах ионийской волюты античных храмов обнаружена логарифмическая спираль, названная «кривой гармонического развития», в которой рост или вырождение процессов, соответствующих геометрической прогрессии, осуществляется в пропорции, названной "золотой", которая соответствует числу Фибоначчи (Ф = 1,618; 1/Ф = 0,618; Ф2 = 2,618).Поэтому сам принцип возрастания или затухания природных и общественных процессов в геометрической прогрессии не нов и был известен еще древним цивилизациям. Однако открыть математические закономерности ритмики этих процессов благодаря потрясающей интуиции и невероятной творческой самоотдаче было суждено выдающемуся российскому мыслителю и поэту Велимиру Хлебникову, который, по определению выдающегося российско-американского филолога ХХ века. Романа Якобсона являлся «крупнейшим мировым поэтом нынешнего века», а сегодня его называют поэтом, который открыл дорогу в XXI век.

Осенью 1982 г. российским филологом, академиком РАН Вяч.Вс. Ивановым в ЦГАЛИ (сейчас - РГАЛИ) была сделана выписка из неизданных рукописей Велимира Хлебникова. В.В. Иванов пишет: «Вот эта выписка из фрагмента, относящегося, скорее всего, до 1921 г.: "Атомная бомба - разорвана (взрыв в Солнце)". Поражает не просто предвидение атомной бомбы ..., а упоминание о "взрыве в Солнце". Гипотеза о термоядерном источнике солнечной энергии, сколько я знаю, тогда еще никем из ученых не была высказана. У Хлебникова я же потом нашел, хотя и совсем в конспективных записях ("смерть Солнца ... родина нового, дрова для железа"), возможный намек на идею формирования таких элементов, как железо, благодаря процессам, происходящим в звездах. Можно думать, что он подходил к современным представлениям об эволюции вещества во вселенной. И в его записях о геологической и палеонтологической хронологии Земли я потом обнаружил мысли, предвещающие науку последних десятилетий» [46]. Здесь следует отметить, что прогнозные оценки будущего открытие атомной энергии и термоядерного источника солнечной энергии таили в себе и опасность неразумного использования человечеством этой энергии, которая и сегодня сохраняет потенциальную угрозу ее применения им себе на погибель, как это было сделано США в 1945 г. в Японии. Возможно, именно прогнозно-модельные разработки Римского клуба, и прежде всего моделирование «ядерной зимы» выдающимся российским ученым - математиком и философом Н.Н. Моисеевым [47], в т.ч. возможных ее пагубных последствий, убийственных для человечества, и было одним из важнейших факторов ее предупреждения и частичной приостановки гонки ядерных вооружений. Именно Н.Н. Моисеев в конце ХХ ст. много писал о коэволюции природы и общества.

Истоки современной науки о совместном развитии (коэволюции) природы и общества восходят к теории биосферы и ноосферы Владимира Ивановича Вернадского, в основе которой лежат открытые им биохимические явления, позволившие ввести понятие «живой материи», которой собственно и присущ эволюционный процесс, отсутствующий в косной материи. Это открытие, по свидетельству самого ученого, родившегося в Санкт-Петербурге, было им сделано в годы гражданской войны на родине его родителей - Украине, соучредителем и первым президентом Академии наук которой он стал в 1918 г. Как отмечал сам Вернадский, название «ноосфера» было предложено после чтения им лекций в Сорбонне в Париже в 1922-1923 гг. французкими учеными - математиком и философом - бергсонианцем Е. Леруа и геологом и палеонтологом Тейяр де Шарденом уже в 1927 г. [48]. Через 60 лет после этого российским филологом Р.В. Дугановым было высказано мнение о том, что понятие «ноосферы» великий русский поэт Велимир Хлебников пытался ввести еще в 1904 г., найдя для него славянский неологизм «мыслезем» [49]. Он не мог знать о будущих научных открытиях Вернадского, сделанных в конце 10-х -начале 20-х гг., но появление теории ноосферы, очевидно, интуитивно предчувствовал. Особенно следует сказать об ощущении ритмики мировых процессов  Хлебниковым в созданной им универсальной теории циклов  - «основного закона времени», изложенного в конце жизни в «Досках судьбы» [50].

Понятию ритма особое значение придавали еще древние цивилизации. Выдающийся российский философ Алексей Лосев в 1922 г. писал: «время – максимально близкий, максимально интимный аналог числа. Время так же «пусто», как и число, так же имеет свое собственное содержание, независимое от грубой качественности внешнего мира…Число и время – оба суть животрепещущий пульс бытия; и обе стихии – раньше и первичнее самого бытия, ибо это и есть то, что порождает саму сферу бытия и творит ее индивидуацию. Число и время – мощь и напряженность бытия, лишенная всего внешнего и случайного; это обнаженное сердце бытия, откуда вечно льются животворные и одушевляющие потоки мировой жизни, откуда творится и сама судьба бытия и мира. Число есть смысл времени, а время есть жизнь чисел. Время ведь тоже есть, в конце концов, счетность или, вернее, некая определенная модификация счетности. И то и другое, число и время, - это реальная, до последней и интимнейшей степени явленная судьба бытия, т.е. само бытие в своих живых и нервных сплетениях и сочленениях»[51]. Как знаток античной философии он отмечал: «ритм в понимании Платона как определенного рода порядок движения охватывает собою решительно всю действительность, начиная от человеческой жизни, индивидуальной и общественной, переходя к сфере искусства и кончая движением космоса в целом» [52]. Современный английский ученый Дж. Уитроу ставит понятие ритма как первичное по отношению к категории времени: «мы воспринимаем время не непосредственно, а только в виде конкретных последовательностей и ритмов <...> Время основано на ритмах, а не ритмы на времени» [53]. И именно экономическая и социально-политическая динамика отмечена множеством разных ритмов (циклов) развития, которые и определяют коэволюцию этой сложной системы.

Сбывается пророческое высказывание Владимира Вернадского: "Наука ХХ столетия находится в такой стадии, когда наступил момент изучения времени, также как изучается материя и энергия, заполняющие пространство" [54].

Современный российский ученый Кирилл Садченко утверждает:

«Древние пирамиды, обнаруженные на разных континентах в Австралии, Англии, Германии, Гватемале, Гондурасе, Греции, Египте, Испании (Канарские острова), в Китае в горах Qin Ling Shan, на Тибете, Мексике, Перу, острове Пасхи, США, Судане, Турции, в том числе подводные пирамиды у японских островов Окинавы, недалеко от Багамских островов и в других городах на нашей планете, (в т.ч. в трипольской культуре на территории Украины – В.К.), является отражением знаний предыдущих развитых цивилизаций о существовании эволюционных законов, напоминанием о том, что все структуры окружающего мира, в том числе и созданные человеком социально-экономические структуры, не вечны и имеют свой жизненный цикл, определенный законами эволюции. Любые эволюционные структуры достигают своего максимума, вершины «пирамиды», а дальше возникают две основные альтернативы: продолжение или завершение их жизненного цикла. Существуют фундаментальные вопросы: как управлять жизненными циклами структур окружающего мира, как можно продлить жизненный цикл физических, биологических, химических, экономических или иных эволюционирующих структур? <...> Пирамидальный процесс является следствием универсальных эволюционных законов, одним из которых является принцип максимума энтропии, второй закон термодинамики как статистический закон, приводит к ряду закономерностей» [55, 100-104].

Следует учитывать, что существенную роль в эволюции экономических структур играет также вектор эволюции, социально-экономические факторы, источники и ресурсы или стоки эволюции в широком смысле этих слов. Так  Садченко, как пример эволюции экономических структур на финансовых рынках, в качестве источника и ресурса приводит инвестиции, кредиты, доходы от продажи акций, емкость рынка, а в качестве стока кредиторские задолженности, выплату процентов по кредиту, выплаты дивидендов по акциям и т. д .

По мнению академика РАН Дмитрия Чернавского, запас ресурсов позволяет делать выбор между альтернативными эволюционными путями, дает определенную свободу выбора. Причем, понятие «выбор» принципиально отличается от понятия «отбор», пришедшее из эволюционной теории Дарвина. Отбор подразумевает детерминированный процесс отбора лучшего эволюционного пути, в результате которого только один лучший путь может быть реализован как результат отбора. Выбор же понимается как эволюционный процесс, в результате которого может быть избран не обязательно лучший путь, а лишь один из множества эволюционных путей, «сценариев» [56].

Как утверждает К. Садченко, определение, формализация пространства (среды) имеет важное значение для эволюции структур в этой среде. Экономическое пространство не может быть полностью заданным пространством «геометрические координаты - время». Если понятие времени применяется относительно экономических структур, то понятие обычных геометрических координат X, Y, Z теряет смысл в экономическом пространстве. Можно определить физическое (геометрическое, географическое) расположение экономической структуры, объекта (например, предприятия), но экономические параметры, показатели, характеризующие эволюцию экономических структур, невозможно определить с помощью геометрических координат. Именно поэтому вводится экономическое параметрическое пространство, которое задается экономическими параметрами и временем.

В рыночной среде наряду с конкуренцией (инноваций) не менее важную роль играет кооперация, которая является своего рода проявлением взаимопомощи в экономической деятельности. В 1916 г. основатель теории социально-экономических кризисов, выдающийся украинский экономист Михаил Туган-Барановский написал и фундаментальный труд "Социальные основы кооперации" [57], заложив в нем, по сути, основы будущей теории социального капитала. С другой стороны именно он впервые обосновал, что конкуренция и кооперация являются двумя основными взаимодополняющими процессами рыночной экономики (две стороны одной медали), которые и делают рыночную среду полноценной. В 1923 г. его ученик, Николай Кондратьев, накануне открывший большие циклы конъюнктуры (К-волны) развития мировой экономики, в книге о Туган-Барановском написал: "Труды Михаила Ивановича по вопросам кооперации, несомненно, необходимо признать выдающимися, одними из лучших не только у нас в России" [58]. Взаимодополняющий механизм антагонистической и кооперативной переменных конкуренции и кооперации в функционировании рыночной экономики использовал упомянутый выше В. Вайдлих при построении синергетической системы моделей [59, 84-91].

В 1918 г. гениальный украинский ученый В. И. Вернадский создал Академию наук Украины совместно с другим гениальным ученым М.И. Туган-Барановским, который впервые возглавил ее социально-экономическое отделение. Здесь вполне уместно привести цитату из последнего (1918) его труда "Влияние идей политической экономии на естествознание и философию", в которой акцент сделан на универсальность маржинальных законов, открытых еще в 1871 г. в экономической теории, и принцип экономии,работающие и в психологии, роль которой в рыночной экономике, как в определении спроса, так и предложения, очень велика, и в культуре:

«Политическая экономия - это одна из самых молодых общественных наук; она приобретает выразительных очерков лишь в XVIII веке в трудах Кенэ и Адама Смита. Однако, хотя и возникала политическая экономия так поздно, она среди всех общественных наук наиболее приближается к тому типу научного познания, образцом которого могут считаться естественные науки, изучающие общие закономерности природы, как например, физика, химия или биология. <...> Вообще, зависимость политической экономии от более общих и абстрактных отраслей знаний, как естествознание, настолько ясна и общеизвестна, что особенно это доказывать не надо. Значительно меньшее внимание обращало на себя обратное влияние политической экономии на развитие естествознания. А между тем это обратное влияние также несомненно, как и прямое влияние естествознания на политическую экономию. <...> Мальтусова теория не была случайным толчком, вызвавшим работу мысли Дарвина и Уоллеса в определенном направлении, а была действительно логическим отправным пунктом для всех дальнейших рассуждений обоих творцов новой доктрины. Итак, история дарвинизма убедительно свидетельствует, как крепко влияли в XIX веке идеи экономистов на развитие естествознания. И пример с дарвинизмом далеко не единственный. <...> В качестве второго примера для всеобъемлющего применения принципов, установленных экономической наукой, будет интересна судьба характерного созидания экономической науки - судьба так называемого "экономического принципа". Экономическим принципом, в котором многие экономисты усматривали характерный признак самого понятия хозяйства, экономисты называют правило, согласно которому человек в своей хозяйственной деятельности должен стараться получить наибольшую выгоду с наименьшей затратой сил. <...> Известная для всех вещь, какую выдающуюся роль в сиюминутной физиологической психологии играет так называемый "закон Вебера-Фехнера". Закон этот раз установил экспериментальным путем Вебер, математическое обработку сделал Фехнер и именно Фехнер назвал его "основным законом психофизики". Потому что действительно, закон этот, устанавливая математическую зависимость между раздражениями внешнего физико-химического окружения организма и внутренними его переживаниями, занимает центральное место в физиологической психологии. Закон этот, как его сформулировал Фехнер, говорит, что ощущения, как логарифмы раздражений, или говоря другими словами, что рост раздражений в геометрической прогрессии дает рост ощущений в арифметической прогрессии. Этот самый закон можно выразить еще проще, а именно: что абсолютные разности двух ощущений бывают одинаковы при одинаковом отношении раздражений или для одинакового абсолютного роста ощущений требуется увеличение раздражений в одинаковом отношении. <...> Оценивая различные способы объяснить логарифмический закон, Вундт приходит в результате вот к какому выводу: само по себе раздражение нервной системы возрастает пропорционально той силе, которая раздражает, нимало не отставая. <...> Однако в нашем сознании раздражения, пропорциональны той силе, которая их вызывает, обращая на ощущения, которые нарастают в значительно более медленной арифметической прогрессии. Объясняется это особенностями нашей психической жизни, и в них то и надо искать объяснения для Веберова закона. Таким образом, Вундт приходит к психологическому объяснению данного закона. <...> Можно согласиться с этим объяснением, и оно, очевидно, не доведено до конца, - Вундт не показал, почему наше сознание оценивает раздражение именно так, а не иначе, почему оно обращает внимание на относительную, а не абсолютную величину раздражений; в этом собственно и лежит главный вопрос, - и Вундт его оставляет без ответа. Я думаю, что неудача Вундта объясняется тем, что Вундт не экономист и мало знаком с теорией стоимости <...> - теорией так называемой предельной полезности <...> Сходство Веберова закона и наших сознательных оценок по методу предельной полезности давно замечено экономистами. Указывая на это сходство, экономисты объясняют его тем, что экономическая оценка это не что иное, как отдельное приложение Веберова закона. Я полностью согласен с наличием этого сходства, но объясняю его совершенно наоборот: не экономическая оценка, в моих глазах, является частным случаем Веберова закона, а наоборот - Веберов закон это не что иное, как частный случай экономической оценки <...> Дело в том, что из всех наук политическая экономия изучает явления, которые касаются наиболее существенных, наиболее жизненных интересов человека. Конечно, я не хочу сказать, что хозяйственный интерес это единственный практический интерес человека. Практические интересы человечества сложны и многообразны, и хозяйственные интересы, среди этих интересов - это простые и элементарные. Жизнь, конечно, далеко не исчерпывается хозяйственными заботами. Однако хозяйственные интересы играют совсем исключительную роль среди других жизненных интересов в том смысле, что они самые насущные наши интересы и, одновременно, они близки к материальной основе жизни» [60].

За 5 лет до смерти, в 1913 г. Туган-Барановский опубликовал в России труд «Социальная теория распределения» [61], в котором отверг популярное в то время представление, что распределение доходов зависит, главным образом, от процесса формирования цен, процесса обмена и особенно от предельных продуктов разных факторов производства. С точки зрения Туган-Барановского, распределение национального дохода зависит прежде всего от взаимозависимости между различными социальными классами. Главным в его объяснении было то, что организованный рабочий класс может добиться более высокой заработной платы. Деловые круги платят за такое повышение заработной платы снижением прибылей в краткосрочном периоде, выигрывая, в конечном счете, в долгосрочном периоде не только за счет повышения стимулов работников к труду, но и за счет оптимизации соотношения труда и капитала, как основных факторов производства, которая была математически обоснована уже в производственной функции Кобба-Дугласа только через десятилетие. Иными словами, именно это открытие Туган-Барановского, при условии, что к нему прислушались чиновники капиталистического мира, и уберегло капитализм от гибели на целый ХХ век, реально исторически закончившийся в 2014 году (по аналогии с реальным окончанием ХIХ века в 1914 г.), который многими аналитиками, включая и нас, оценивается как переломный периодмаксимальной синхронизации кризисных фаз разных циклов,что несет определенные катастрофические угрозы миру, которые просматривались уже в 2011 году, учитывая то, что происходило тогда во многих арабских странах и в Японии, не говоря уж наводнениях,извержениях вулканов, пожарах и землетрясениях, частота которых на планете катастрофически увеличивается, на что я указывал еще 22 года тому назад в интервью Наталье Куроленко [62], прогнозируя и очередную Великую рецессию (депрессию), которая наступила как мировой финансово-экономический кризис 2009-2018 гг.

Открытые же Туган-Барановским социальные законы экономики уже использованы как в современной теории «человеческого капитала» нобелевских лауреатов по экономическим наукам Теодора Шульца [63] и Гэри Беккера [64], так и в теории «социального капитала» Френсиса Фукуямы [65] и др. Как показывает современный западный исследователь Туган-Барановского Н. Балабкинс «он сумел уловить» дух времени» при исследовании и, таким образом, упорядочить и расположить свои данные в соответствующей институциональной оправе. Как математик Туган-Барановский умел оперировать цифрами. Кроме того, его аналитическая структура была построена в конкретном юридически институциональной среде. Таким образом, он обратил внимание на то, что Йозеф Шумпетер позднее называл экономической социологией» [66].

Кстати, Шумпетер создал свою теорию инноваций [5] на юго-западе современной Украины более 100 лет тому назад (в 1909-1911 гг.),  преподавая политэкономию в Черновицком университете, который тогда функционировал в составе Австро-Венгерской империи. Практически в это же время на юго-востоке современной Украины в Херсонской области в имении, управляющим которого был отец братьев Бурлюков, родился инновационный проект так называемого «русского футуризма», отцом которого считается Давид Бурлюк. В нем активное участие принял одессит Алексей Крученых, к которому впоследствии присоединился и киевлянин Казимир Малевич. В 2004 году на международной научной конференции в Одессе, где я выступал с докладом по «Основному закону времени» Велимира Хлебникова [67], даже возник спор между российскими и украинскими исследователями о «родине русского футуризма». На этой же конференции ведущим хлебниковедом России, экс-киевлянином Александром Парнисом был сделан доклад «Еще раз о принципе экономии в поэтике К.С. Малевича» [68], из которого следует, что в живописи реализовать этот принцип достижения максимального эффекта с использованием минимума изобразительных средств ему помогла поэтика и переписка с Крученых. Таким образом, названный Туган-Барановским «экономический принцип» широко используется как в отраслях науки, включая политологию,так и в искусстве в процессе эволюции и развития их сложных систем.

К 100-летнему юбилею поэта Александру Парнису вместе с Виктором Григорьевым удалось реализовать прекрасное издание книги избранных произведений поэта, подготовив «Творения» Велимира Хлебникова [69]. На переплете этой книги присутствует монограмма поэта, сделанная по рисунку художника Василия Ермилова еще в 1965 году. Макеты же неосуществленных тогда изданий книг Велимира Хлебникова сохранились в коллекции Александра Парниса и были показаны им на персональной выставке художника Василия Ермилова, проведенной в украинской столице в ее Мистецькому арсеналі. Ее официальное открытие в Киеве символично состоялось 22 июня 2011 г., т. е. ровно через 70 лет после начала Великой отечественной войны, в связи с чем вспомнились крылатые строки «Нас разбудили… Киев бомбили… Так началась война». И эпицентром выставки, по сути, стала картина «22-6-41. Боярка (Война)» выполненная художником в последние 60-е годы его жизни, когда он подготовил макеты книг Велимира Хлебникова, с которым он дружил и имел переписку. Эта картина представляет собой большой желто-красно-зеленый круг вспышки взрыва на пригородной киевской ж/д станции Боярка, который по своей эмоциональной выразительности просто потрясает лаконичностью изображения ужаса начала войны [70], подтверждая «принципэкономии», максимально реализованный в авангардной живописи Казимира Малевича. 

Еще накануне первой мировой войны Александр Богданов, будучи собственно основателем системного анализа в мире, в 1-м томе своей "Тектологии" писал:

"И в технике, и в науке ряд величайших открытий, едва ли не большинство их, сводился именно к перенесению методов за пределы тех областей, где они первоначально были выработаны ... Перенесение методов вполне объективно и непреложно доказывает возможность их развития к единству, к монизму организационного опыта. Но этот вывод не укладывается в сознании специалиста, как и вообще в обыденном сознании нашей эпохи ... Оттого, например, самая широкая и глубокая из объединяющих науки идей XIX века - закон сохранения энергии - так долго должна была пробиваться, пока ее признали" [3, Кн. 1, 97-98].

Кстати, в сферу общественных наук этот закон стал проникать только во второй половине ХХ века, в частности, в теорию циклов этногенеза выдающегося русского историка, географа и этнолога Льва Гумилева [71]. Именно практическое использование этой теории Гумилевым свидетельствует, что Киевская Русь была культурно-просвещенной вершиной тысячелетнего этногенеза народа нашей украинской земли (Украины-Руси по определению выдающегося украинского историка – председателя Центральной Рады Михаила Грушевского), начавшегося в первом тысячелетии Христианской (новой) эры, а этногенез великороссов, начавшийся с татаро-монгольского ига, которое «помогло» уничтожить Киевскую Русь, завершает в наше время свою «фазу надлома», начавшеюся почти 200 лет тому назад.

Я, в свою очередь, использовал этот подход четверть века тому назад при перенесении механизма «длинных волн» Кондратьева в социально- политическую сферу при открытии 30-летних циклов 18-летнего «сжатия» и 9-летнего «расслабления» общественной системы советского и постсоветского пространства с 3-летним «патовым» переходным периодом борьбы за политическую власть в СССР и странах СНГ. Кстати, о социальных циклах длиной 3, 9, 18, 27 и 30 лет писал еще Конфуций.

Как итог, говоря об эволюции сложных общественных систем, включая и их социально-экономическую и социально-политическую оставляющие, директор Института теоретической физики Штутгартского университета профессор Вольфганг Вайдлих, впервые приехав в Киев в 1992 г., т.е. в первый год существования независимой Украины, на научный форум по экономической и политической социологии, в своем выступлении на международной научной конференции "Катастрофические общественные явления и поведение социальных самоорганизующихся систем" нас предупредил: "общество, психологии членов которого свойственны черты тоталитаризма и конформизма, может развиваться по схеме, которая очень пугает, циклически повторяя то длительный период жесткой тоталитарности, то более короткий - оттепели, которая завершается анархией, после которой опять твердая рука. Ужасная перспектива! " [72].  Его мысли пересекались с открытыми нами уже в то время 30-летними циклами 9-летнего сжатия и 18-летнего расслабления социально-политической системы в СССР с 3-летним «патовым» переходным периодом борьбы за власть, которые мы докладывали весной того же года в Москве на I-й международной Кондратьевской конференции, посвященной столетию со дня рождения Николая Кондратьева [73]. Как и в маятниковом «социальном законе флуктуации тоталитаризма и свободы» Питирима Сорокина [74], в открытом мной цикле колебаний социально-политических систем от демократии к тоталитаризму просматривается определенный синергетический механизм, на что указал в 1992 г. Вольфанг Вайдлих, сделав и неутешительный для нас прогноз, который подтверждается реалиями постсоветского пространства.

Интересно, что совпадение сделанныхмной количественных оценок длины составляющих данного цикла в том же 1992 году были найдены в книге московского социолога Юрия Плотинского: «В различных социальных процессах китайские мудрецы обнаружили циклы с периодами 3, 9, 18, 27 и 30 лет» [59, 57], а через 5 лет я нашел их подтверждение в опубликованной  в 1927 г. ранней статье Сорокина [75], отсылающей нас к авторитету Конфуция. Еще через 8 лет в разделе «Устойчивость и жизненный цикл государства» описанный мной за 15 лет до этого цикл был подробно представлен в монографии российских ученых Вячеслава Петрова и Сергея Селиванова [76]. Вполне убедительно они связали его с устойчивостью функционирования государства и его жизненным циклом. Сегодня в России, да и в Украине  нарастают угрозы  гибели  государств уже более чем через 10 лет от выхода их книги и 25 – количественной оценки мной периодов этого цикла «сжатия-расслабления» общественно-политической системы государства как механизма обеспечения определенной его устойчивости.

В 2013 г. закончилось очередное 18-летнее «сжатие» на постсоветском пространстве, которое началось в 1994 г. с приходом к власти в Украине Леонида Кучмы и в Белоруссии Александра Лукашенко, а «демократы» Нурсалтан Назарбаев в Казахстане, а еще раньше Борис Ельцин в РФ разогнали свои парламенты. Последний начал в 1994 г. на территории России первую Чеченскую войну, которую, после ее окончания в 1996 г. уже покойным генералом Александром Лебедем, возобновил в 1999 г. нынешний президент РФ Владимир Путин, который именно в 2012 г. «вернулся во власть», по сути, не терявший ее уже почти 18 лет. Но именно в 2013 г. начался 3-летний «патовый» период борьбы за власть, аналогичный ленинскому трехлетию Гражданской войны 1918-1920 гг., послесталинскому трехлетию 1953-1956 гг. борьбы за власть Никиты Хрущева вначале с Лаврентием Берией, а потом с так называемой «антипартийной группой» Маленкова, Молотова и Кагановича, а также постбрежневскому трехлетию 1982-1985 гг. смены генсеков СССР – Андропова, Черненко, Горбачева.

Таким образом, нас ждут «интересные времена» дальнейших не только социально-экономических, но и военно-политических изменений. Если гибридная война РФ против Украины не приобрела бы затяжного перманентного характера, этот трехлетний переходной период мог бы уже в 2016 году закончиться, поскольку реально он начался осенью 2013 года с «Революции достоинства». В итоге гибридная война отодвинула окончание «патового» переходного периода, как в свое время это сделала Великая Отечественная война. Тем не менее, описанные циклы указывают на близкое его окончание или хотя бы дают на это определенную надежду.

Наиболее продвинутая на рубеже ХХ-ХХI вв. междисциплинарная наука - синергетика уделила повышенное внимание проблеме необратимости времени. Свой ранний интерес к неуравновешенным системам, постоянно колеблющимся между многочисленными состояниями и никогда не возвращающимся к начальным условиям, отец синергетической парадигмы, выдающийся бельгийский ученый российского происхождения Илья Пригожин сохранил до конца жизни, закончившейся 28 мая 2003 года. Именно за работы по термодинамике необратимых процессов, особенно за теорию диссипативных (неуравновешенных) структур, Илья Пригожин был в 1977 г. удостоен высшей награды в мировом научном сообществе - Нобелевской премии.

Илья Пригожин - редкий пример ученого, который пытался построить мост над пропастью между точными (естественными) и гуманитарными (общественными) науками. Он пытался создать "новую физику", которая смогла бы, по его словам, "разрешить конфликт, связанный с понятием времени, снять противоречие между инновационным временем раскрепощения человека и периодически повторяющимся временем стабильного материального мира, в котором любое изменение, любое новшество с необходимостью оказываются не более чем видимостью" [77]. Фокус научного творчества Пригожина - конструктивная роль нарушения симметрии между прошлым и будущим, так называемая стрела времени.

Пригожинское открытие особенно знаменательно для украинцев, так как теорему Ильи Пригожина, сформулированную им для неравновесных процессов как четвертое начало термодинамики, которое противодействует второму ее началу, российский ученый Побиск Кузнецов назвал "законом Подолинского" [78] - то есть законом, сформулированным выдающимся украинским ученым Сергеем Подолинским еще в 1880 году. Этот закон должен обеспечить стационарное состояние (в т.ч. для живых организмов), которое соответствует минимуму производства энтропии. Тридцатилетний Подолинский написал пионерную работу, где впервые показал, что Homo Faber (человек деятельный или, точнее, созидающий) благодаря своей творческой деятельности накапливает и преобразовывает солнечную энергию на Земле, с помощью которой создает необходимые средства выживания для человечества. Тем самым он противодействует диссипации энергии и минимизирует прирост энтропии. Таким образом, Подолинским, по сути, и было открыто четвертое начало термодинамики, которое уже только в середине XX века было изложено точным математическим языком формул Пригожиным. Учитывая, что второе начало термодинамики называют законом возрастания энтропии, которое обеспечивает ее максимизацию, четвертое ее начало уравновешивает второе в точке динамического минимакса, существование которого великий российский философ и богослов, астроном, физик и математик Павел Флоренский обусловил "законом эктропии". В. Фелистинский в статье «Русский Леонардо да Винчи в концентрационном лагере», вышедшей в 1942 г., через 5 лет после смерти философа в ГУЛАГе (согласно сталинской мифологии, основанной на слухах, которые распространялись специальным отделом слухов НКВД, автор статьи о смерти мыслителя тогда не знал), пишет:

«Флоренский был профессором Московской духовной академии, автором нашумевшей книги «Столп и утверждение истины» <...> одаренным астрономом, защищавшим геоцентрическую концепцию мира; замечательным математиком, автором «Мнимости в геометрии» и ряда монографий в области математики, авторитетом в области физики <...> А квинтэссенцию его космофизических взглядов в словаре Гранат советского издания он высказал в авторизованном очерке: «Основным законом мира Ф [лоренский] считает второй принцип термодинамики - закон энтропии, всеобщего уравнивания, взятый расширительно, как закон Хаоса во всех областях мироздания. Миру противостоит Логос - начало эктропии. Культура есть сознательная борьба с мировым уравниванием: культура в изоляции, как задержка уравнительного процесса вселенной и повышения разности потенциалов во всех областях, как условия жизни, в противоположность равенству - смерти. Любая культура представляет целевую и крепко связанную систему средств к осуществлению и раскрытию некоторой ценности, принимаемой за основную и безусловную, т.е. служит предметом веры» [79].

Таким образом, между украинским родоначальником плеяды ученых-космистов Сергеем Подолинским и российским философом космопланетарного мышления Павлом Флоренским существует прямая связь в области продвинутых космофизических идей. Она присутствует и в двадцатилетней переписке Павла Флоренского с Владимиром Вернадским [80]. Так, из этой переписки четко видно, что Флоренский дополнил учение Вернадского о ноосфере учением о пневматосфере, то есть духовной сфере человечества. Кстати, Павел Флоренский Велимиром Хлебниковым был включен в Общество Председателей Земного Шара, которые объединив свои усилия перед началом первой мировой войны в 1914 г. и, по замыслу поэта, должны были составить мировое правительство, призванное спасти человечество от бойни. По сути, к этой идее человечество вернулось уже в наше время Великой рецессии 2008-2018 гг., создав Большую двадцатку лидеров государств (G-20), в которой представлены руководители ведущих стран мира практически со всех континентов планеты Земля.

Данное мнение Флоренского о Культуре, которая служит средством борьбы человечества с Мировым Хаосом через «начало эктропии», очень близко по смыслу к «закону Подолинского», который впервые объяснил процесс, противодействующий рассеиванию (диссипации) энергии Солнца на поверхности Земли с помощью целесообразной экономической деятельности людей. Именно она обеспечивает их выживание, а в определенные периоды истории процветание и «благосостояние для всех» на пути стрелы времени.

Таким образом, синергетические механизмы эволюции были открыты еще в конце XIX в. в работах гениального молодого украинского мыслителя Сергея Подолинского. Только недавно удалось переосмыслить результаты его исследований, впервые опубликованных еще в 1880 году. В пионерной научной работе междисциплинарного характера "Труд человека и его отношение к распределению энергии" [78] Подолинский соединил астрономические, физические, биологические и экономические знания. Только на рубеже ХХ-ХХI ст. украинская научная общественность оценила открытия Сергея Подолинского, когда 150-летний юбилей со дня рождения мыслителя был отмечен выходом в свет сборника его основных трудов и проведением в городе Киеве международной научной конференции [81]. А болем полувека тому назад его идеи подхватил и развил в теории биосферы и ноосферы Вернадский. Умер Владимир Вернадский 6 января 1945 г., не дожив 4 месяца до окончания войны. Перед своей смертью он написал человечеству завещание:

Мы живем, во всяком случае, в эпоху крупнейшего перелома. Философская мысль оказалась бессильной возместить связующее человечество духовное единство. Духовное единство религии оказалось утопией. Религиозная вера хотела создать его физическим насилием – не отступать от убийств, организованных в форме кровопролитных войн и массовых казней. Религиозная мысль распалась на множество течений. Бессильной оказалась и государственная мысль создать это жизненно необходимое единство человечества в форме единой государственной организации. Мы стоим перед готовыми к взаимному истреблению многочисленными государственными организациями – накануне новой резни.

И как раз в это время… появилась в ясной реальной форме возможная для создания единства человечества сила – научная мысль, переживающая небывалый взрыв творчества. Это – сила геологического характера, подготовленная миллиардами лет истории жизни в биосфере…

Исторический процесс на наших глазах коренным образом меняется. Впервые в истории человечества интересы народных масс – всех и каждого – в свободной мысли личности определяют жизнь человечества, являются мерилом его представлений о справедливости. Человечество, взятое в целом, становится мощной геологической силой. И перед ним, перед его мыслью и трудом, становится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого.

Это новое состояние биосферы, к которому мы, не замечая этого, приближаемся, и есть “ноосфера”…

Мы вступаем в нее – в новый стихийный геологический процесс – в грозное время, в эпоху разрушительной мировой войны. Но важен для нас факт, что идеалы нашей демократии идут в унисон со стихийным геологическим процессом, с законами природы, отвечают ноосфере.

Можно смотреть, поэтому, на наше будущее уверенно. Оно в наших руках. Мы его не выпустим” [82].

Прошло уже 70 лет, как Вернадским было написано это завещание для потомков. Хотелось бы верить в оптимизм его реализации. Однако новые грозовые тучи сгущаются с начала ХХІ ст. над человечеством и заставляют воспринимать его сдержанно, прикладывая максимум усилий, чтобы пророчество великого сына украинского и российского народов сбылось. Тем более что в течение последних лет отношения между народами России и Украины складывались не лучшим образом и пик их обострения припал как раз на 2014-2018 годы. И это несмотря на то, что в 90-е годы ХХ ст. первый президент РФ Борис Ельцин призывал россиян просыпаться с думами, что доброго они сделали для Украины. В связи с этим вспоминаются и гениальные строки бессмертного Тараса Шевченко: «Думи мої, мої думи,лихо мені з вами! Нащо встали на папері сумними рядами?..». 

В последнее время в мире участились стихийные бедствия с трагическими последствиями, исчисляющимися десятками и даже сотнями тысяч человеческих жертв. Наибольшая по количеству жертв катастрофа произошла 26 декабря 2004 г. – накануне Нового 2005 года, когда католический мир праздновал Рождество, а в Украине происходил последний, третий тур президентских выборов. В этот день в Индийском океане произошло мощное землетрясение силой около 9 баллов по шкале Рихтера, вызвавшее страшную волну цунами, высота которой превзошла 30 метров. Она уничтожила по последним данным 273 тысяч человек в 13 странах этого макрорегиона, прежде всего, в Индонезии. И убытки от этого измеряются десятками млрд. долларов, а землетрясения в Индонезии, Индии, Пакистане, Японии и других странах этого опасного макрорегиона повторялись и в 2005 году. В особенности страшное землетрясение осенью этого года произошло в Пакистане, где оно унесло около 80 тысяч человеческих жизней. Только единовременно ООН выделила на ликвидацию последствий этих двух природных катастроф, соответственно, три и один млрд. долл., а мировое сообщество выделило гуманитарную помощь на общую сумму 13 млрд. долл. По оценке ООН возобновляющие работы займут здесь почти 5 лет и обойдутся в 9 млрд. долл.  

Как утверждал руководитель Агенства МЧС России и СНГ по мониторингу и прогнозированию чрезвычайных ситуаций, начальник ВНИИ ГОЧС (гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций), руководитель Дирекции Европейского центра новых технологий управления рисками катастроф Михаил Шахраманьян, количество природных и техногенных катастроф в разных уголках планеты в среднем возрастает на пять-семь процентов в год. Если считать, что точкой отсчета такой их динамики стала Чернобыльская авария, то с 1986 г. к началу нового тысячелетия ежегодное количество природных катаклизмов в мире удвоилось. И можно с полной ответственностью говорить, что мы вступили в эпоху катастроф, а при такой динамике их наращивания до 2015 г. их былоуже вдвое больше, чем было в 2001 году. Вдобавок, на постсоветском пространстве в условиях углубления социально-экономического кризиса не обновлялось экологически опасное оборудование, и, хотя и неофициально, еще в конце 90-х годов 2002 год в Украине было объявлен годом техногенных катастроф в связи с предельным износом основных фондов. Если вспомнить, что произошло на Скнылевском аэродроме и на 3-х шахтах Украины в июле 2002 г., где погибло около 200 человек, то можно сказать, что, к сожалению, этот прогноз оправдался. Действительно, если не удастся перевести экономику Украины на инновационную модель развития, этот темп наращивания катастроф может даже усилиться. Но если учитывать не только техногенные катастрофы, а и природные, то неотложным становится поиск разных предвестников катастроф. Это важно и для социально-политических катаклизмов, таких, например, как в соседней РФ, где в том же 2002 г. в результате трагических событий в Москве, на Дубровке погибло около 150 человек. А также в 2004 г., когда в школе в Беслане погибло в три раза больше человек и половина из них детей. Или вспомнить террористические акты в Мадриде того же года, а в 2005 г. - в Лондоне, а также в курортных городках Египта и Турции. Каждый из этих терактов приводил к гибели десятков и даже сотен людей.

В научной среде существует определенный скепсис относительно возможности предвидения будущих исторических событий, поскольку это очень редко удавалось ученым с использованием традиционных подходов. Более того, довольно часто, если вспомнить, например, недавнее построение “светлого коммунистического будущего”, при реализации масштабных  целевых комплексных программ получали результат, кое-где диаметрально противоположный задуманному. В то же время в кризисные и катастрофические периоды популярными становятся другие подходы, которые не имеют научного обоснования. Накануне 17-летия Чернобыльской катастрофы по этому поводу выдающаяся украинская поэтесса Лина Костенко написала:

Человечество никогда не испытывало недостатка в апокалиптических визиях со ссылкой на Иоана Богослова, Нострадамуса или даже на бабусю Вангу. В то же время сугубо научные предвидения как-то меньше привлекали внимание и, спроектированные куда-то в неопределенное будущее, так и оставались на маргиналиях сознания.

Вероятно, такое уж свойство человеческой психологии: эсхатологические пророчества воспринимаются глубже, чем сухой научный прогноз, не требуют никаких решений, а временами даже склоняют к гедонистическим расположениям духа или эскапизму.

Да и, собственно, от людей, от человечества мало что и зависит. Они делегируют полномочия своим правительствам и президентам, а там уже действуют такие механизмы политики, на которые человечество имеет разве что минимальное влияние. А в особенности если принять во внимание, кто стоит возле пультов мировой политики. Время великих фигур, похоже, миновало, все чаще и чаще приходят к власти выдвиженцы больших кланов, в практике которых отсутствует этика философии бытия. Глобализуется не только экономика или всеобщая обусловленность интересов, глобализуются конфликты и предпосылки экологических, техногенных и моральных катастроф. А ни рычагов влияния, ни эффективных механизмов контроля у человечества нет. И то, что сегодня кажется всего лишь сюжетом для писателей-фантастов, завтра может стать зловещей реальностью”  [83].

Прежде чем развить попытку долгосрочного прогноза мирового развития, вытекающего как из «основного закона времени» Велимира Хлебникова и катренов Нострадамуса, так и с теории циклов исторического развития России и Украины, предложенной нами 25 лет тому назад [84], несколько слов о роли интуиции – своего рода дар божий прогнозиста. Что касается предвидений Нострадамуса, то недавно в совместном INTERNET - проекте общенациональной газеты «Известия» и РАН - «Наука» (WWW.INAUKA.RU) от 20.08.04. в статье «Игра в рулетку. Существует ли технология, которая разрешает заглянуть в будущее?» Сергей Лесков написал:

«Отличие всех ясновидцев от Нострадамуса состояло в том, что они выступали с единичными предсказаниями, а Нострадамус создал целостную систему - масштабную картину будущего, хотя его предсказания были туманны и загадочны…

Может ли современная наука предложить разумную интерпретацию провидческому дару, который проявлял Нострадамус и другие предсказатели? Сам Нострадамус не скрывал того, каким образом он заглядывал в будущее. В письме королю он подробно описывает, что к откровениям его приводили астрономические расчеты и озарение, когда он сквозь зеркало видит как бы в тумане великие и грустные события. Но для современной науки это объяснение ценности не представляет. Вины Нострадамуса в том нет. В его времена просто не существовало терминологии, которая помогла бы объяснить эти механизмы, если они, конечно, существуют.

Один из крупнейших физиков современности Роджер Пенроуз из Оксфорда считает реальный мир физически связанным с миром идей Платона, где они являются единственной подлинной реальностью, а все наблюдения - их искажение. Математик Василий Налимов, сподвижник великого Колмогорова, создал модель семантического пространства, аналога мира Платона. В этом пространстве некий "интеграл ошибок" можно, как фильтр, наложить на любой непонятный текст, в результате чего рождается уже доступный смысл. Все это, ясное дело, идеализм. Какое физическое явление соответствует пространству смыслов? Им может быть квантовый вакуум, открытый нобелевскими лауреатами Полем Дираком и Вернером Гейзенбергом. По некоторым гипотезам, квантовый вакуум не подчиняется времени - прошлое, настоящее и будущее в нем синхронны. Но тогда при наложении все того же фильтра нерасшифрованные тексты, туманные идеи из отделенного от нас временем пространства приобретают смысл. Только вот методика пользования этим фильтром неизвестна никому. Что, если Нострадамус интуитивно знал, как подступиться к этому фильтру? Он верил, что всему причиной - озарение...

Прорыв к реальному смыслу происходит благодаря спонтанной догадке, интуиции - в этом с Нострадамусом солидарны все творческие натуры. "Открытие в науке, - писал Эйнштейн, - совершается отнюдь не логическим путем, в логическую форму оно облекается лишь впоследствии, в ходе изложения. Открытие, даже самое маленькое, - всегда озарение. Результат приходит извне и так неожиданно, как если бы кто-то подсказал его". Сон Менделеева, яблоко Ньютона - это тоже озарение, наложение семантического фильтра на текст, сокрытый в пространстве Вселенной. Причисленные к лику бессмертных Ньютон, Менделеев и Эйнштейн шли тем же путем, что и считающийся одиозной фигурой Нострадамус». В этот ряд бессмертных должен быть поставлен и гениальный Велимир Хлебников.

Согласно нашему долгосрочному прогнозу, выполненному 27 лет тому назад [85] и построенному на основе “основного закона времени” Хлебникова, в 2025 году наиболее вероятен окончательный исход из нашего общества тотальности, начавшейся с разгона большевиками Учредительного собрания 19 января 1918 г., т.е. через  3 9 + 3 9 дней от этой даты. Именно в этот день большевистская власть проявила свою подлую сущность, призывая до этого народ к выборам в Учредительное собрание, которые они проиграли. Но большевики отказались признать проигранные выборы, разогнав Учредительное собрание. Как бы такие негативные примеры не повторялись в наше время! В результате этого на крови народа, в том числе и пролетариата, установилась его диктатура, а точнее диктатура КПСС, продолжавшаяся до недавнего времени. Верность выбора этой даты в качестве исходной точки коммунистической диктатуры в СССР подтверждает путч 19 августа 1991 г., попытка которого состоялась ровно через 73 года 7 месяцев (точно по Нострадамусу – “конец империи Антихриста”) [86]. С этим точно совпадают и расчеты по хлебниковскому “основному закону времени”: через 3 8 + 3 8  дней от 19.01.1918, 23 декабря 1953 г. был расстрелян Лаврентий Берия, со смертью которого возврат времен к неосталинизму стал невозможен. А вектор исторического времени на возвратном движении получил отрицательный сдвиг и поменял свой знак на противоположный. Если поинтересоваться, чьим сыном был руководитель украинской партийной организации в военные и послевоенные годы, то достоверно пока известно только, что его мать была простой разумной женщиной, которая имела очень способного сына. Ведь Никита Хрущев, имевший начальное школьное образование, отличался незаурядными способностями, позволившими ему подняться на вершину советской власти. А вот то явление, что несмотря на звериную сущность сталинской власти, он сумел сохранить человечность, объясняет феноменальная доброта его матери, которая несмотря на привилегированные условия советской партийной номенклатуры, в голодные послевоенные годы сама каждое утро пекла пирожки и разносила молодым солдатикам, стоявшим на постах вокруг большой территории, окружающей их жилище на Десятинной улице Киева. Никита Хрущев, прочитавши свой знаменитый доклад на ХХ съезде КПСС, от которого ровно полвека нас сейчас отделяет, окончательно повернул вектор развития нашей страны, подарив перед этим Украине еще и Крым «в знак братской дружбы русского и украинского народов». Кстати, через 3 8 + 3 8  дней от времени прохождения этого съезда произошли исторические события в Беловежской пуще, вынесшие смертный приговор СССР, и с 1992 г. Украина реально начала свою жизнь как независимая страна.

Но окончательное избавление от попыток реставрировать тоталитарную империю, одну из которых Украина и Грузия переживают в наши дни, произойдет только через 7 лет. Для того чтобы понять что эти попытки не увенчаются успехом надо обратиться к мыслям гениального украинца Владимира Вернадского, который пророчески писал в год сталинского Великого перелома (1929) в письме из Праги в Париж к сыну Георгию – историку евразийского направления, что если когда-нибудь Украина и Грузия выйдут из СССР, то никогда туда они уже не вернутся.

Через 3 9 + 3 9 дней от даты разгона Учредительного собрания большевиками - 19 января 1918 г., событие 30 октября 2025 г., по катрену того же Нострадамуса:

 “Конец октября двадцать пятого года,

  И век двадцать первый с тягчайшей судьбой.

  Крушители веры своих устыдятся народов…

  Шах Персии смят египтянской враждой» [87],

трактуется его российскими апологетами как окончательный исход тоталитаризма, взращенного коммунистической диктатурой, из нашего общества. При этом, в течении7 лет возможен раскол в исламском мире, к которому сегодня принадлежит территория не только Центральной и Передней Азии (Древней Персии), но и Северной Африки, где тысячи лет проживают египтяне. Ведь сейчас, например, отношение к войне в Ираке и Афганистане США с коалицией стран из разных уголков планеты как в христианском, так и в мусульманском мирах далеко не однозначное. Да и в самом Ираке война между сунитами  и шиитами не затихает. Конечно, такие неосторожные действия, как появление карикатур на пророка Магомета в европейской прессе, могут консолидировать исламский мир против христианского. Но ведь давно Западной цивилизацией отработаны и технологии, которые соответствуют известному тезису «Разделяй и властвуй». И если тысячелетие тому произошел раскол христианского мира, то почему ему не быть и в исламском мире? Ведь тенденция интернационализации и глобализации с ее уже заметными отрицательными перегибами, в конце концов, в ответ на центростремительные движения планетарного масштаба может вызвать и возвратные движения центробежного характера, которые уже наблюдаются в мире.

Причем, в данном случае речь идет не об общественных суперпроектах построения «светлого будущего» - коммунизма и еще более «светлого настоящего» - капитализма, а об естественных «физических» процессах самоорганизации человеческого сообщества в ответ на не устраивающие его тенденции. При этом эти процессы могут приобретать и катастрофический характер в форме войн, предвестниками которых могут быть и природные катаклизмы. Они иногда следуют и вскоре после общественных конфликтов как своего рода Божья кара народов, которые не могут найти между собой общий язык. Например, Спитакское землетрясение 1988 г. в Армении произошло вскоре после начала войны за Карабах, а землетрясения 2001 г. в Индии и 2005 г. в Пакистане в районе Кашмира, где много лет тлеет конфликт между этими странами. Количество жертв 2-х последних землетрясений превысило 130 тысяч человек.

Примечательно, что кардинальные социально-политические события совпадали с перепадами солнечной активности и географически перемещались в зависимости от эндогенной социально-психологической готовности социумов к участию в бифуркационных событиях на пике солнечной активности. Резкие изменения социально-психологического состояния социума, которые провоцируют его кризисное состояние, очень напоминают механизм проявлений землетрясений. Так, родоначальники метода оценки интенсивности землетрясений – выдающиеся американские ученые Бено Гутенберг и Чарльз Рихтер, которые еще в 1935 году предложили и обосновали 12-балльную шкалу Рихтера, указывали на возможности экзогенного влияния на тектонику Земли космических факторов как “спускового механизма” [88]. Очевидно, аналогичный механизм срабатывает и относительно социально-психологического напряжения. Вспомним конфликт в Карабахе и землетрясение в Спитаке с интервалом полгода. Много фактов говорят о том, что объяснение социальных событий и явлений надо искать в междисциплинарном пространстве; тем паче, что эффективно рассматриваются сегодня не только годовые или месячные, но и суточные показатели интенсивности изменения солнечной активности.  

Если посмотреть “Тысячелетнюю летопись необычайных явлений природы” в конце первого – начале второго тысячелетия Христианской эры, то многие из них впечатляюще совпадают с тем, что творится сегодня в мире:

995 -   Армения. - Сильное землетрясение. Было разрушено три города…

999 –  Западная Европа. - Засуха : “Неслыханно жаркое лето”.

1000 – Весь Земной шар. - 29 марта сильное землетрясение на всем 

      Земном шаре…в Кракове разрушено множество зданий.

     Русская земля. – Сильное наводнение: “Бысть поводь велиеп”.  

           Суровая зима.  Холода продолжались необычайно долго.

           Засуха, охватившая Западную Европу, вероятно, имела место и в

           русских землях. Летописи отмечают, что после 990 г. изобильный

           урожай был только в 1003 г.

          Западная Европа. Во Франции и Германии была такая засуха и 

          жара, что все реки высохли. В водоемах гибла рыба.

          Голодный год. Голод и мор продолжались до 1006 г.

1002-1003 – Киевская Русь. – Дождливое лето: “Дожди мнози”…

1001–1005–Западная Европа. – Засуха.

1008 – Киевская Русь. - Засуха. Нашествие саранчи: “…быша прузи

          мнози”. Голодный год.    

1011 – Киевская Русь, Европа, Северная Африка. – Жестокая зима.

            Замерз Босфор. Лед на Ниле.

1012 – Западная Европа. – Большие наводнения на Дунае и Рейне” [89].

Таким образом, как и в конце второго тысячелетия в Спитаке и еще двух армянских городах, за пять лет до конца первого тысячелетия в трех городах Армении было страшное землетрясение. А в 999 году цунами (вспомним цунами конца 1999 года на побережье Индии, который уничтожил тысячи людей) закинул скандинавский корабль викингов в Америку, которая уже тогда была открыта европейцами, почти за пол тысячелетия до Колумба.

Исходя из тысячелетнего цикла планетарного развития и из прогнозов усиления солнечной активности в конце ХХ – начале ХХІ века, нами еще в начале - средине 90-х годов прогнозировалась активизация проявлений стихийных бедствий на Земле с приближением к концу второго тысячелетия. И, в особенности, в начале третьего тысячелетия, что наблюдается уже сегодня. Мы предвидели это 22 года тому назад в публикации в газете “Киевские Ведомости” под названием “Ближайшие 15 лет нас будет трясти, заливать … и давить депрессиями” [62]. Так называлось интервью с нами журналистки газеты “Киевские Ведомости” Наталии Куроленко, которая заведует в ней отделом науки. Причем, наш прогноз экономического кризиса исходил из времени окончания очередной «длинной волны» Кондратьева (К-волны) кризисной фазой, которая припала как раз на рубеж тысячелетий. К сожалению, этот прогноз полностью подтвердился реальными катастрофами и экономической депрессией, в которую вступило мировое хозяйство на рубеже нового тысячелетия. Ведь в первый 2001 год нового тысячелетия темп прироста объемов мирового валового продукта (МВП) снизился до 2,2%, хотя в последнем 2000 году минувшего тысячелетия он равнялся 4,5%. Еще большее падение темпа прироста ВВП (с 3,7% в 2000 г. до 0,5% в 2001 г.) наблюдалось в наиболее развитой стране мира – США, где он составляет почти треть МВП. Во второй стране мира – Японии он упал с 2,3% до 0,4%. То есть в двух наиболее развитых странах мира наблюдался ползучий в 0,4-0,5% темп прироста их ВВП, который характеризовал стагнацию их хозяйств накануне рецессии, которая в следующем году характеризовалась в Японии падением ВВП на 0,3%. В США ему не дала упасть развязанная в Афганистане война, которая раскрутила в 2002 году темп прироста ВВП до 1,6%, особенно после войны еще и с Ираком. Именно такой темп прироста ВВП наблюдался в 2001 г. в Еврозоне, который с лагом в два года упал в 2003 г. тоже до 0,5%, а в ведущем ее государстве – Германии, и вообще тогда третьей стране мира по уровню ВВП, последний упал в этом же году на 0,1%. По сути ведущие страны мира  оказались в первые года третьего тысячелетия Христианской эры в состоянии экономической стагнации. А ее предупреждением являются финансовые кризисы конца ХХ столетия, о чем выдающийся украинский экономист Михаил Туган-Барановский писал еще в 1894 г. в своей книге “Промышленные кризы в современной Англии, их причины и ближайшие влияния на народную жизнь”, то есть за целое столетие до этого кризиса.

Уже в середине 90-х годов ХХ столетия было известно, что за пятилетие 1990-1994 гг. среднее ежегодное количество катастроф в мире возросло по сравнению с пятилетием 1965-1969 гг., т.е. пятилеткой наиболее высоких темпов экономического роста не только в народном хозяйстве СССР, но и в мировой экономики на подьеме четвертой К-волны, почти в 3 раза. Наряду с природными бедствиями наблюдается аналогичный рост техногенных катастроф и экономика многих стран практически не в состоянии восполнить потери от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. В следующее пятилетие минимума солнечной активности 1996 г. их было несколько меньше, чем в предыдущем, но в конце предыдущего и, особенно, в начале нового столетия они стали нарастать с еще большим темпом. Уже накануне кризисных 90-х годов осознание того, что природные катастрофы являются серьезным препятствием развитию экономики, побудило Генеральную ассамблею ООН  принять 22 декабря 1989 г. Резолюцию (№ 44/236), в которой период с 1990 по 2000 год был провозглашен Международным десятилетием по уменьшению стихийных бедствий.

Рядом с природными несчастьями наблюдается аналогичный рост техногенных катастроф и экономика многих стран практически не в состоянии компенсировать потери от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Как утверждали уже в 2004 г. лидер украинской школы циклистики Арнольд Кулинкович вместе со своим петербургским братом в статье “Гармония Вселенной”: “В третье тысячелетие человечество вступило расколотым на богатый и преуспевающий «золотой миллиард» и бедное и, что самое ужасное, все более беднеющее и, казалось бы, лишенное исторической перспективы остальное население планеты. Более того, все человечество оказалось посаженным на «энергетическую иглу», поскольку энергетическое потребление возрастает, причем возрастает в геометрической прогрессии — в два раза за каждые 20 лет. Это означает, что через два века людям нужно будет расходовать в тысячу раз более энергии, чем сейчас, через четыре — в миллион раз, через шесть веков — в миллиард раз больше! Чем больше расходуется энергии, чем сложнее организации жизни, тем все более вероятны техногенные катастрофы, самых различных масштабов, вплоть до общепланетарных” [90].

В последний 1991 год существования СССР тут была даже утверждена государственная научно-техническая программа «Безопасность населения и народнохозяйственных объектов с учетом риска возникновения природных и техногенных катастроф». В рамках этой программы в РФ действительно было начато систематическое изучение природных опасностей, которое не остановил даже экономический кризис, синхронно охвативший все постсоветские державы, созданные на руинах распавшегося СССР. Активизировало работу и российское Министерство по чрезвычайным ситуациям (МЧС РФ) во главе с постоянным его руководителем-профессионалом Сергеем Шойгу (в последние 5 лет, став министром обороны РФ, заклеймил свое имя войной с Украиной). В Украине также существует подобное министерство, руководители которого менялись вместе с ежегодной сменой Кабинетов Министров, а функционирование оставляет желать лучшего. Правда, с наилучшей стороны зарекомендовал себя мобильный госпиталь МЧС Украины, который отличился при оказании помощи населению, пострадавшему от разрушительных землетрясений в Индии, Пакистане, Иране, Турции и других странах планеты, и даже получил награду в 2005 г.

Еще до указанного выше интервью с нами, где мы акцентировали внимание на необходимость научного прогнозирования кризисов и катастроф, в мае 1994 г. в Иокогаме прошла Всемирная конференция по природным катастрофам. Она приняла декларацию, в которой призвала всех к тому, что борьба за уменьшение ущербов от природных катастроф должна стать важным элементом государственной стратегии всех стран в достижении устойчивого развития [91]. Именно в этой декларации впервые прозвучал призыв к стратегии, основанной на научном прогнозировании и предупреждении катастроф. «Лучше предупредить стихийное бедствие, чем устранить его последствия» - так записано в итоговом документе Иокогамской конференции. При этом мировой опыт показывает, что затраты на прогнозирование и обеспечение готовности к природным событиям чрезвычайного характера до 15 раз меньше по сравнению с предотвращенным ущербом. И это в среднем по миру, а при наших мизерных зарплатах – этот разрыв в затратах  значительно больше и достигает двух-трех порядков. 

15 лет тому назад Наталия Куроленко повторила интервью с нами, которое вышло под названием “Катастрофы приходят по графику” [92]. Следует отметить, что бывшая власть в Украине не прислушивалась к этим прогнозам, которые вызывали тогда даже улыбки в соответствии с пословицей: “Пока петух не клюнет …”. Но, как говорится, сейчас уже не до смеху не только власти, но и населению, которое не только наблюдает за кризисами и катастрофами, которые творятся в Украине и мире, а и страдает от них, теряя иногда не только имущество, но и жизнь. Достаточно вспомнить про январские и февральские морозы 2005 года в городе Алчевске Луганской области или Александрии Кировоградской области, да и вообще в Украине, где даже по официальным данным за неделю-вторую погибло от этих морозов около тысячи  граждан. А десятки тысяч погибших во время войны Украины с РФ в 2014-2018 гг. А каким становится авторитет у власти, допустившей такие последствия бед? Ответ на этот вопрос общеизвестен.

Если говорить о конкретных датах серии природных и техногенных катастроф начала нового тысячелетия, то они начались в Индии, уже в январе 2001 г., со страшного землетрясения, которое забрало больше 50 тысяч человеческих жизней. Но за пять месяцев до него, как своего рода предвестник будущих катаклизмов, в августе 2000 г. с недельным интервалом произошли три знаковых катастрофы в России. Сначала взрыв в центре Москвы - в подземном переходе возле станции метро “Пушкинская” со знаковыми 13 человеческими жертвами. Потом гибель военной атомной субмарины “Курск” в подводном царстве Баранцева моря, где человеческих жертв было уже на порядок больше. И в конце августа пожар в поднебесье телебашни в Останкино, где погибло только 3 человека.

Но последняя катастрофа в главном медийном центре всей России, несмотря на минимальные человеческие жертвы, была довольно знаковой для всех трех катастроф. А произошли они на протяжении одного месяца последнего года второго тысячелетия Христианской эры, последовательно в подземном, подводном и поднебесном царствах разных природных стихий. Они стали своего рода предупреждением не только для РФ, а и для человечества всей планеты, вступившего в эпоху катастроф. (А через 18 лет в день очередных президентских выборов Путина – страшная катастрофа с массовой гибелью детей в Кемерово – жертв правления Путина в России).

Через год от последней катастрофы в высочайшей точке столицы РФ - телебашни в Останкино - мир ошеломила другая, еще более страшная катастрофа - 11 сентября 2001 г. в США, тоже в поднебесье двух высочайших небоскребов Нью-Йорка, которая стала знаковым событием, определившим начало ХХІ века как время активизации действий мирового терроризма.

В мае-июле следующего 2002 г. в той же Индии  сначала жара, а потом наводнение забрали около тысячи жертв. В катастрофическом августе того же года Западная Европа, Юго-Восточная Азия (только в Китае около тысячи погибших), Северная и Южная Америка вообще напоминали всемирный потоп, который закончился только в сентябре. В соответствии с докладом Всемирной метеорологической организации, 2002 год является чрезвычайным по числу и силе наводнений: от этого стихийного бедствия в более, чем 80 странах пострадали свыше 17 млн. человек, причем не меньше 3 тысяч из них погибли; по тем же данным, материальные ущербы на сентябрь месяц превысили 30 млрд. долларов.

В 2004 г. в “черную пятницу” - 6 февраля в московском метрополитене в вагоне поезда, между станциями “Автозаводская” и “Павелецкая”, взрыв по официальным данным унес 39 человеческих жизней, а по неофициальным - жертв было больше сотни. В этот же день в Индонезии состоялось мощное землетрясение около 7 баллов по шкале Рихтера, которое было своего рода предупреждением землетрясения с цунами в конце того же  года, которое унесло 273 тыс. человеческих жизней в том же макрорегионе. Уже в сентябре в той же России страшный взрыв и стрельба в бесланской школе принесли рекордное количество – около полтысячи жертв от подобных террористических актов и среди них - несколько сот детей.

Масштабные наводнения, вызванные сезоном дождей, которые начались в мае 2005 года, за лето забрали тысячи человеческих жизней в Китае. Так или иначе от стихии в стране пострадало почти 8 миллионов лиц. Реки, которые вышли из берегов, разрушили больше 50 тысяч домов. Власть срочно эвакуировала в безопасные места около миллиона лиц. Водная стихия, немного утихнув в Китае, перекинулась в соседнюю Индию, где тоже забрала тысячи человеческих жизней. Кроме того, по официальным сообщениям, в Индии высокая температура воздуха явилась причиной смерти также тысяч людей. Более всего потерпели жители штата Ориса. Там столбик термометра поднялся к отметке 50 градусов по Цельсию в тени. Как правило, жертвами экстремальных погодных условий становятся представители бедных слоев населения – они не имеют кондиционированных помещений, а ежегодные муссонные дожди, которые могли бы принести прохладу, задерживаются. Осадки выпали лишь на побережье южного штата. Страшная жара около 40 градусов по Цельсию в 2005 г. наблюдалась и в Европе, особенно в Италии, где есть ее жертвы, в связи с чем вспоминается 2003 год, в котором в этой стране от жары погибло 8 тыс. человек.

Уже в конце августа 2005 г., в США вследствие нападения урагана "Катрина" количество погибших достигло больше тысячи людей. Несмотря на предыдущие мероприятия с массовой эвакуацией полуторамиллионного населения из зоны стихийного бедствия, пострадал Новый Орлеан (штат Луизиана, США). Свою работу временно прекратила атомная электростанция Ватерфорд, что расположена за 35 километров от этого города. Нефтяные компании эвакуировали работников со своих платформ в Мексиканском заливе. Прогнозы экспертов относительно подорожания черного золота из-за урагана подтвердились. На нью-йоркской товарной бирже цена бареля нефти достигла нового рекордного уровня - 70 долларов. Этот уже четвертый ураган такой разрушительной силы, с каких пор в Соединенных Штатах наблюдают за естественными явлениями. В последний раз мощное нападение стихии американцы пережили в 1992 году. Тогда ураган Эндрю пронесся над Флоридой, забрал свыше 40 жизней и нанес ущерб на 44 миллиарды долларов. На этот раз лишь страховые компании выплатили пострадавшим десятки миллиардов долларов. Общие убытки от урагана превысили 100 тыс. долл., а эта цифра в полтора раза больше годового объема ВВП Украины. Такие неистовые размеры экономических убытков говорят, что эколого-природные катастрофы смогут очень усилить экономический кризис в любой стране, придав ему системный характер, который учитывает и социально-политическую составляющую системного кризиса. В наиболее развитой стране мира – США она связана и с перманентными войнами, которые периодически ведет эта страна в разных уголках мира, привлекая к участию в них большинство стран, в т.ч. Украину.

 Как уже указывалось, ХХІ столетие началось как эпоха мирового терроризма. В ответ на террористические акты со стороны исламистов, которые состоялись в сентябре 2001 г., уже в 2001 г. США начали войну в Афганистане, а в 2003 г. – в Ираке с участием многих стран мира, в том числе Украины. И хотя последняя война официально закончилась 1 мая 2003 г., то есть почти три года тому назад, после этого американских воинов погибло свыше тысячи, а иракцев – тысячи и тысячи. И действительного конца этой войне, как и войнам между Израилем и Палестиной, а также между Индией и Пакистаном не видно и сегодня. Это говорит об активизации военных конфликтов в начале пятой “К-волны” и отвечает второй эмпирической правильности теории «длинных волн», сформулированной еще их первооткрывателем Николаем Кондратьевым [13] в 20-е годы ХХ века. Тем самым подтверждается не только социально-экономическая, но и военно-политическая составляющие этого могущественного прогнозного инструментария, что позволяет его использовать в оценках будущего долгосрочного развития человечества планеты Земля.

Таким образом, в последнее время в мире участились стихийные бедствия различного вида с трагическими последствиями. Летом 2005 г. почти каждый день поступали сообщения про железнодорожные, морские ли авиакатастрофы, значительная часть которых состоялась из-за погодно-климатических неурядиц. Как указывалось, масштабные наводнения в сезон дождей наблюдались в Китае и Индии. Страшная жара (около 40 градусов по Цельсию) в 2005 г. наблюдалась и в Европе, в особенности на юге Западной Европы, много пострадавших было в Италии. В соответствии с официальными данными, с начала года в Испании было больше трех тысяч пожаров, через засуху вдвое сократились запасы воды в водохранилищах, пересохли многочисленные мелкие речки. Страдала от засухи и соседняя Португалия, где пожары без остановки пылали почти месяц. Выгорело 240 тыс. га земли, сожжено тысячи гектаров леса. А на юге Франции и Германии, в Австрии, Венгрии, Швейцарии, Хорватии, и в особенности в Румынии, страшные грозы вызвали наводнения. Вообще убытки от водно-огненных бедствий в Европе 2005 г. составляют свыше 2 млрд. евро. Не меньше потерь принесет и зима 2005-2006 гг.

Такие неистовые размеры экономических убытков говорят, что эколого-природные катастрофы могут очень усилить экономический кризис в любой стране, придав ему системного характера, включая и социально-политическую составляющую. В США она связанная и с перманентными войнами, которые периодически ведет эта страна в разных уголках мира, привлекая к ним другие страны. Ведь в самих США после катастрофических событий урагана "Катрина" президента Джорджа Буша подвергали критике и за то, что деньги на укрепление дамб возле Нового Орлеана он использовал на войну в Ираке. Таким образом, социально-политический кризис в далеком азиатском макрорегионе, на преодоление которого привлекаются большие финансовые средства, может спровоцировать экономический кризис в стране-инициаторе первого.    

Ясно, что эти конкретные катаклизмы предвидеть было невозможно, но сам катастрофический период 2000-2005 гг., к которому необходимо было готовить человечество как в социально-психологическом, так и в технолого-экономическом планах, был действительно прогнозируемый, исходя из разнообразных циклов развития природы и общества и их синхронизации в реперных точках изменения солнечной активности. Ведь в пике солнечной активности 11 сентября 2001 г. произошла страшная катастрофа в Нью-Йорке, в ответ на которую США начали в 2002 г. войну в Афганистане, а в 2003 г. - в Ираке. Вообще, сегодня можно сделать вывод, что начало 2003 г. имело просто мистический характер, хотя мы этот вывод сделали больше трех лет тому назад. Особенно если вспомнить выступление в Конгрессе США в конце января того года президента Джорджа Буша с речью по поводу изменений в налоговой политике страны, а, главное, о бюджетном финансировании будущей войны в Ираке с бурной ее поддержкой членами Конгресса. А потом, практически через день, состоялась трагическая гибель американского космического корабля “Колумбия”, причины которой до этого времени окончательно не выяснены, а некоторые совпадения носят, снова же, мистический характер. Ведь прошлая катастрофа американской космического челнока “Челенджера” состоялась в начале 1986 года, накануне Чернобыльской катастрофы, которая стала предвестником будущих природных и техногенных, социально-политических и социально-экономических катаклизмов на постсоциалистическом и постсоветском пространствах. И снова же впечатляющие совпадения: оба космические экипажи состояли из 7 членов - 5 мужчин и 2 женщин, а израильский космонавт “Колумбии” принимал участие в бомбардировке Ирака в предыдущей войне “Буря в пустыне”. Эта война была во времена президентства Буша - старшего, что отвечает рамкам 12-летнего исторического цикла, включая триадность 4-летних политико-перевыборных циклов США.

Учитывая, что одна из наиболле развитых теорий цикличности истории в ХХ веке выдающегося английского ученого Арнольда Дж. Тойнби [93] утверждает, что каждая цивилизация перед принятием стратегических решений делает вызов Богу и имеет от него знаковый ответ на этот вызов, то не есть ли это трагическое событие именно тем отрицательным ответом из Космоса? Обратив внимание на этот факт, мы предупреждали, что война в Ираке может принять затяжной характер и стать для США “вторым Вьетнамом”, а для Украины - “вторым Афганистаном”. Слава богу, украинцы уже унесли ноги с этой пылающей земли в конце 2005 г., оставив там 13 (?) человеческих жизней.

Солнце на протяжении тысячи лет не вело себя активнее, чем сейчас. Астрофизик из Гарвардского университета Джон Коль назвал эту активность “безпрецендентной”. По его словам, вероятность двух подряд могущественных вспышек на Солнце, направленных на Землю, настолько низка, что явление, которое состоялось в конце 2003 г. (за неделю с 28 октября по 5 ноября их было 4) следует рассматривать как аномалию. Мы также обнаружили, что первые две недели июля 2005 г., когда годовые числа Вольфа приближаются к минимуму 2006-2007 гг., солнечный диск вдруг наполнился группами пятен. Солнечная активность за первые пять июльских дней увеличилась в два раза с W=96 - 1 июля до W=192 - 5 июля и сохранилась на уровне W=181 6 июля. А утром в Лондоне прогремела серия взрывов в метро и автобусах, которая унесла более 50 человеческих жизней. А в других странах на протяжении следующей недели произошли серии железнодорожных катастроф в Пакистане, ЮАР, Польше, и наводнения в Индии, Румынии и даже Украине, которые унесли человеческих жизней еще больше. Только в Китае наводнение в июне и аварии на шахтах в июле забрали несколько сот человеческих жизней, а солнце, кажется, вообще, сошло с ума.    

Таким образом, никогда не потеряет актуальность тезис Чижевского: “Государственная власть должна знать состояние Солнца в любой момент и сравнивать с ним свои решения, поскольку свидетельства Солнца безошибочны и универсальны в пространстве и времени[94]. Внедрение механизма отслеживания динамики изменений солнечной активности и других космофизических факторов даст возможность предотвратить катастрофические события, смягчая их последствия. Энергия Солнца питает все - и тело, и душу, и природу, и социум. Но вместе с положительным его влиянием, без которого не было бы возможной жизнь на планете Земля, резкие изменения солнечной активности имеют и отрицательные последствия для био и социодинамики.

Вообще ХХІ век нарушил определенные закономерности изменения солнечной активности, которая имеет ныне характер мерцающей аритмии, как известно, весьма опасной и для отдельного человеческого организма, и для социума в целом. Поэтому такая аритмия космических процессов усиливает возможности перехода динамики процессов на Земле не “от хаоса к порядку” по Илье Пригожину [95], а, наоборот – от порядка к хаосу. А созданная им и Германом Хакеном синергетика тесно связана с теорией катастроф Рене Тома и Владимира Арнольда [96]., которые дают им научное объяснение и уже имеют примеры успешного применения в практике прогнозирования. Существуют уже и первые попытки оценить инвестиционные аспекты экономики катастроф украинским ученым Сергеем Козьменко на примере разработки бизнес-плана антисейсмической программы для региона [97].

Эсхатологическая проблематика имеет своеобразность в разные периоды человеческой истории. Впрочем,  интерес к ней циклически повторяется в кризисные периоды социума. По этому поводу Лина Костенко, синхронизируясь с предвидениями Андрея Сахарова 40-летней давности, к очередным Чернобыльским «роковинам»  написала:

В свое время академик Сахаров предупреждал, что существует целый ряд признаков, которые указывают на то, что со второй половины ХХ века человечество вступает в критический и особенно ответственный период своей истории. Под конец столетия эти признаки приобрели уже характер явлений необратимых. Не каждый слышит гул нарастающей катастрофы. Сахаров услышал. Но его не очень услышали. Собственно, не хотели услышать. А нынче, в начале ХХI века, есть уже основания говорить, что человечество стремительно и неуклонно вступает в период безответственный. Настолько, что при спонтанном совпадении непредусмотренных факторов оно может даже и не успеть подвести черту под своей историей.

Это уже не новые реалии, это новая реальность.

Она подступала долго и постепенно, а настала мгновенно и неожиданно — в сумме своих признаков, которые знаменуют ХХI век. Критическая масса нерешенных проблем, глобальные демографические дисбалансы, грозные нарушения экосистем, зависимость от вычахающиих энергоресурсов, неотступная угроза мирового конфликта — все это требует нового мышления, новой энергетики душ, новых политических подходов и консолидации всех интеллектуально способных сил”.

Она подступала долго и постепенно, а настала мгновенно и неожиданно — в сумме своих признаков, которые знаменуют ХХI столетие. Критическая масса нерешенных проблем, глобальные демографические дисбалансы, грозные нарушения экосистем, зависимость от вычахающиих энергоресурсов, неотступная угроза мирового конфликта — все это требует нового мышления, новой энергетики душ, новых политических подходов и консолидации всех интеллектуально способных сил” [86].

Именно новую энергетику душ, новые политические подходы и консолидацию всех интеллектуально способных сил Украины мы наблюдали в дни “Оранжевой революции” и “Революции достоинства”, двигателем которых была мистическая энергия альтруистичной любви, о значительном повышении роли которой в будущем пророчески писал еще 50 лет тому назад Питирим Сорокин:

“Незабываемый урок катастрофы ХХ века убедительно показывает, что без увеличения «производства, накопления и распространения» энергии неэгоистической любви, никакие другие средства не смогут ни предотвратить будущие сасмоубийственные войны, ни установить гармоничное устройство человеческого универсума. Таинственные силы истории, кажется, предъявли человеку ультиматум: погибни от своих собственных рук или поднимись на более высокий моральный уровень посредством благодати творческой любви. Эта ситуация объясняет, почему сейчас начато серьезное изучение этой энергии и почему она, вероятно, станет наиболее важной областью исследований в будущем” [98].

 Литература:

1. Хакен Г.  Информация и самоорганизация. Макроскопический поход к сложным системам. – М.: КомКнига, 2005. – 248 с. – С. 18.

2. Берталанфи Л. Общая теория систем – критический обзор // Исследования по общей теории систем / Под ред. В.Н. Садовского, Э.Г. Юдина. – М.: Мир, 1969.

3. Богданов А.А. Тектология: Всеобщая организационная наука.  – М.: Экономика, 1989. - В 2-х кн.: Кн. 1. – 304 с.; Кн. 2. – 351 с.

4. Вайдлих В. Социодинамика: системный подход к математическому регулированию в социальных науках: Пер с англ. / Под ред. Ю.С. Попкова, А.Е. Семечкина. – М.: Едиториал УРСС, 2005. – 480 с.

5. Scumpeter J. Business Cycles: A Theoretical, Historical and Statistical Analysis of the Capitalist Process. – N.Y. - L., 1939.

6. Шумпетер Й.А. Теория экономического развития. – М.: Мысль, 1982. – 455 c.

7. Федотов Г.П. Гибель империй / Г.П. Федотов // Собрание сочинений в 12 т. – Т. 9. – М., 2004. – С. 251-252.

8.  Полибий. Всеобщая история. В 40 книгах, 3-х томах. – С.- Пб.: Ювента – Наука, 1994 - 1995.

9. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши Цзи). В 9-ти т. – М.: Издательская фирма “Восточная литература” РАН, 1972 – 2011.

10. Дарвин Ч.  О происхождении видов путем естественного отбора или сохранении благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь http://charles-darwin.narod.ru/origin-content.html

11. Juglar C. Des crises commerciales et de leur retour periodigue en France < en Angleterre et aux Etats-Unis / Clement Juglar. – Paris, 1862.

12. Kitchin J. Cycles and Trends in Economic Factors / J. Kitchin // Review of Economic Statistics. — 1923. — Preliminary. — Vol. V. — Jannuary. — P. 10-16; Crum W. Cycles of rate on Commercial Paper / W. Crum // Review of Economic Statistics. — 1923. — Vol. V. —  Jannuary.

13. Кондратьев Н. Д. Большие циклы конъюнктуры. / Н. Д. Кондратьев // Вопросы конъюнктуры. — 1925. — Выпуск 1. — Т. I. — с. 28-79.;  2-е изд.: Кондратьев Н. Д. Избранные сочинения. / Н. Д. Кондратьев – М.: Экономика, 1993. – с. 24 - 83; Большие циклы экономической конъюнктуры. Доклад в Институте экономики 6 февраля 1926 г. / Н. Д. Кондратьев // Кондратьев Н. Д. Проблемы экономической динамики. — М.: Экономика, 1989. — с. 172-226.

14. Маркс К. Капитал. Критика политической экономии / Карл Маркс. – М.: Политиздат, 1978. – Т. 1., Кн. І: Процесс производства капитала. — 908 с.; Т. 2., Кн. ІІ: Процесс обращения капитала. — 648 с.; Т. 3., Кн. ІІІ: Процесскапиталистическогопроизводствавзятыйвцелом. — 1084 с.

15. Jevons W. S. Investigation in Carrency and Finance / William Stanley Jevons. — London, 1884.

16. Kuznets S. S. Cyclical Fluctuations: Retail and Wholesale Trade, United States, 1919– 1925 / Simon Smith Kuznets. — New York, 1926; Kuznets S. S. Secular Movement in Production and Prices / Simon Smith Kuznets. — Boston, 1930; Kuznets S. S. Modern Economic Growth: Rate, Structure and Spread / Simon Smith Kuznets. — New Heaven, 1966.

17. Митчелл У. К. Экономические циклы. Проблема и ее постановка. / Уильям Клэр Митчелл. — М.; Л.: Госиздат, 1997.

18. Туган-Барановский М. И. Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и ближайшие влияния на народную жизнь / М. И. Туган-Барановский. — СПб., 1894.; Туган-Барановский М. И. Промышленные кризисы. Очерк из социальной истории Англии / М. И. Туган-Барановский. – 2-е совершенно переработанное издание. — СПб., 1900. — переиздание: Киев: Наукова думка, 2004. – 333 c.; Туган-Барановский М. И.Избранное. Периодические промышленные кризисы. История английских кризисов. Общая теория кризисов. / М. И. Туган-Барановский.  — 3-е совершенно переработанное издание — СПб., 1914. — переиздания: Пг.-М., 1923; М.: РОССПЭН, 1997. – 574 c.

19. Сміт А. Добробут націй. Дослідження про природу та причини добробуту націй / Адам Сміт. — К.: Port-Royal, 2001. – 593 с.

20. Хансен Э.Экономические циклы и национальный доход / Р. Харрод, Э. Хансен. Классики кейнсианства. В двух томах. — М.: Экономика, 1997. — Т.1. — c. 195-415; Т. 2. — 431 с.

21. Абалкин Л. И. Вступительное слово / Л. И. Абалкин // Теория предвидения Н.Д. Кондратьева и будущее России. — М.: МФК, 1997. — С. 9-12; Маевский В. И. Кондратьевские циклы, экономическая эволюция и экономическая генетика / В. И. Маевский. — М.: ИЭ РАН, МФК, 1994. —  40 с.; Меньшиков С. М., Клименко Л. А. Длинные волны в экономике. / С. М. Меньшиков, Л. А. Клименко. — М.: Межд. отношения, 1989; Яковец Ю. В. Предвидение будущего: парадигма цикличности / Ю. В. Яковец. — М.: МФК, 1992; Яковец Ю. В.Циклы. Кризисы. Прогнозы / Ю. В. Яковец. — М.: Экономика, 1999; Яковец Ю. В. Прогнозирование циклов и кризисов / Ю. В. Яковец. — М.: МФК, 2000; Яковец Ю. В. Наследие Н.Д. Кондратьева: взгляд из 21 века / Ю.В. Яковец. — М.: МФК, 2001.

22. Скоузен М.Кто предсказал крах 1929 года? / М.Скоузен // Бум, крах и будущее: Анализ австрийской школы. — М.: ООО «Социум», 2002. — с. 172 – 215.

23. Мандельброт Б.Фрактальная геометрия природы / Бенуа Мандельброт. — М.: ИКИ, 2002; Мандельброт Б.Фракталы, случай и финансы / Бенуа Мандельброт. — М.: Ижевск: НИЦ, 2004.

24. Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег / Джон Мейнард Кейнс. Избранные произведения. — М.: Экономика, 1993. — с. 224-518; Антология экономической мысли. В 2-х томах. — М., 1992. — Т. 2. — с. 137-432.

25. Харрод Р. К теории экономической динамики. Новые выводы экономической теории и их применение в экономической политике / Рой Харрод, Элвин Хансен. Классики кейнсианства. В двух томах. — М.: Экономика, 1997. — Т.1. —  c. 39-194.

26.  Хикс Дж. Р. Стоимость и капитал. Исследование некоторых фундаментальних принципов экономической теории / Джон Ричард Хикс. — М.: Мысль, 1993. — 488 c.

27. Самуэльсон П. А. Основания экономического анализа / Пол Энтони Самуэльсон. – СПб.: «Экономическая школа», 2002. — 604 с.; Семюелсон П. А., Нордгауз В.Д. Макроекономіка / П. А. Семюелсон, В. Д. Нордгауз. — К.: Основи, 1995. — 574 с.

28. Фридман М. Колличественная теория денег / Милтон Фридман. – М.: Эльф пресс, 1996. – 131 с.; Фридман М., Шварц А. Монетарная история Соединенных Штатов. 1867-1960 / Милтон Фридман, Анна Шварц. — К.: Ваклер, 2007. — 880 с.; Фрідман М. Капіталізм і свобода / Мільтон Фрідман. — К.: Дух і літера, 2010. — 319 с. 

29. Mensh G. Stalemate in Technology: Innovation Overcome the Depression /   G. Mensh. — Cambridge, Mass., 1979.

30. Меньшиков С. М., КлименкоЛ.А.Длинные волны в экономике / С. М. Меньшиков, Л. А. Клименко. — М.: Международные отношения, 1989. — 272 с.

31. Афанасьев С. Л. Современные седиментационные наноциклы - 9; 30; 31,2; 87,6; 108,6; 451,8 лет и циклы Кондратьева генерируются Луной и Солнцем / С. Л. Афанасьев // Сб.: «Циклы природных процессов, опасных явлений и экологическое прогнозирование», вып.1 — М: МФК, 1991. — с. 148-154; Афанасьев С. Л. Геологические и экономические наноциклы / С. Л. Афанасьев // Тезисы докл. на межд. науч. конф., посвященной 100-летию со дня рождения Н.Д.Кондратьева, Секция 6: Природно-экологические циклы и прогнозирование. – М: МФК, 1992. — с. 27-29.

32. Модельски Дж., Томпсон У. Волны Кондратьева, развитие мировой экономики и международная политика. / Вопросы экономики. — 1992. — № 10. — с. 49-57.

33. Корольков М. Дело Кондратьева  / М. Корольков // Знание-сила. – 1991 — № 3. — с. 39.

34. Длинные волны: НТП и социально-экономическое развитие / [С. Ю. Глазьев, Г. И. Микерин, П. Н. Тесля и др.]. — Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние., 1991 — 224 с.

35.  Кузьменко В. П.Подтверждение долгосрочных цивилизационных прогнозов Николая Кондратьева и Питирима Сорокина в начале ХХІ века / В. П.Кузьменко // XVII Кондратьевские чтения «Долгосрочное прогнозирование: исторический опыт и критический анализ». Тезисы докладов и выступлений участников чтений. — М.: МФК, 2009. — с. 128-131.

36. Стариков Н. Спасение долара – война / Н. Стариков. — СПб: Питер, 2010 — 256 с.

37. Кастельс М. Информационная эпоха: Экономика, общество и культура / Мануэль Кастельс. — М.: ГУ ВШЭ, 2000. — 608 с.

38.      Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество / Питирим Сорокин. — М.: Политиздат, 1992. — 543 с.; Сорокин П. А. Главные тенденции нашего времени / Питирим Александрович Сорокин. – М.: Наука, 1997. — 351 с.; Сорокин П. А. Обзор циклических концепций социально-исторического процесса / П. А. Сорокин // Социс. — 1998. — №12; Сорокин Питирим. Социальная и культурная динамика: Исследования изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений / Питирим Сорокин. — СПб.: РХГИ, 2000. — 1056 с.

39. Бродель Ф.Матеріальна цивілізація, економіка і капіталізм, ХV – ХVІІІ ст. У 3-х т. Том 3. Час світу / Фернан Бродель. – К.: Основи, 1988.

40. Куроленко Н. Ближайшие 15 лет нас будет трясти, заливать и давить ... депрессиями / Н. Куроленко // Киевские Ведомости. – 1996. – 19 февраля.

41. Макаренко І. П., Копка П. М., Рогожин О.Г., Кузьменко В.П.  Національна інноваційна система України: проблеми і принципи побудови (укр. і англ. мовами) / І. П. Макаренко, П. М. Копка, О. Г. Рогожин, В. П. Кузьменко. – К.: ІПНБ, 2008. – 520 с.

42. Мальтус Т.Р. Дослідження закону народонаселення. – К.: Основи, 1998. – 535 с.

43. Андрей Белый. На перевале: III. Кризис культуры. - Пг.: Алконост, 1920. - С. 78-79; Переизд.:  Андрей Белый. Символизм как миропонимание. – М.: Республика, 1994, С. 260-296. 

44. Флоренский П. А. Мнимости в геометрии. - М., 1920. - С. 42-49; Переизд.: М., 1991. - С. 44-51.

45. Флоренский П. А. Иконостас // Флоренский П.А. Избранные труды по искусству. - СПб.: Алетейя, 1993. - С. 3-5, 19-20.

46. Иванов Вяч. Вс. Хлебников и наука. // Пути в незнаемое: Писатели рассказывают о науке. Сб. 20. - М.: Мысль, 1986. - С. 390.

47. Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь Разума. – М.: Языки русской культуры, 2000; Моисеев Н.Н. Универсум. Информация. Общество. – М.: Устойчивый мир, 2001.

48. Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. - М.: Наука, 1989. - С. 145-149.

49. Дуганов Р. В. Велимир Хлебников: Природа творчества. - М.: Сов. писатель, 1990, С. 286.

50. Велимір Хлебников. Доски Судьбы. Василий Бабков. Контексты Досок Судьбы. – М.: Рубеж столетий, 2000. – 288 с.

51. Лосев А.Ф. Хаос и структура. - М.: Мысль, 1997. - С.141.

52. Лосев А. Ф. История античной эстетики, т. II: Софисты, Сократ, Платон. - М.: Мысль, 1969. - С. 404.

53. Уитроу Дж. Естественная философия времени. – М.: Мир, 1964. - С.107.

54. Вернадский В.И. Проблемы биогеохимии. О коренном материально-энергетическом отличии живых и косных естественных тел биосферы. - М. - Л.: Наука, 1939. - С. 31.

55. Садченко К.В. Законы экономической эволюции. – М.: Дело и Сервис», 2007. – 272 с. 

56.Чернавский Д.С. Синергетика и информация (динамическая теория информации) – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 288 с.

57.Туган-Барановский М.И. Социальные основы кооперации. – М., 1916; 2-е изд.: М., 1918; 3-е доп. издание: М., 1919. – переиздание: М.: Экономика, 1989. – 496 с.

58.Кондратьев Н.Д. Михаил Иванович Туган-Барановский. – Пг., 1923.; переиздание: Истоки: вопросы истории народного хозяйства и экономической мысли. Вып. 2. – М., 1990. – С. 268-294.

59.Плотинский Ю.М. Математическое моделирование динамики социальных процессов. – М.: Изд-во МГУ, 1992. – С. 84-91.

60.Туган-Барановський М.І. Вплив ідей політичної економії на природознавство та філософію. / Горкіна Л.П. М. І. Туган-Барановський в економічній теорії та історії. – К.: Наукова думка, 2001. – С. 242-258.

61.Туган-Барановский М.И.Социальная теория распределения» (1910; нім.)- СПб.,1913.

62.Куроленко Н.Ближайшие 15 лет нас будет трясти, заливать и давить… депрессиями. // Киевские ведомости. - 1996. – 19 февраля.

63.Шульц Т.У. Экономика пребывания в бедности. Нобелевская лекция 8 декабря 1979 г. // Мировая экономическая мысль сквозь призму веков в 5-ти томах. – Т. V. Всемирное признание. Лекции нобелевских лауреатов. – Кн. 1. – М.: Мысль, 2004. – С. 358-372.

64.Беккер Г.С.Экономический взгляд на жизнь. Нобелевская лекция 9 декабря 1992 г. // Мировая экономическая мысль сквозь призму веков в 5-ти томах. - Т. V. Всемирное признание. Лекции нобелевских лауреатов. – Кн. 1. – М.: Мысль, 2004. – С. 688-706.

65.Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию. – М.: ООО “Изд-во АСТ”: ЗАО НППП “Ермак”, 2004. – 730 с.;

66.Балабкінс Н. Значення М.І. Туган-Барановського сьогодні // Горкіна Л.П. М. І. Туган-Барановський в економічній теорії та історії. – К.: Наукова думка, 2001. – C. 230-241.

67.Кузьменко В.П.«Основной закон времени» Хлебникова как прогностический инструментарий оценок перспектив развития общества // Возвращение авангарда: материалы межд. науч. конф. (1-4 июня 2004, Одесса). – Одесса: Изд. центр Deluxe, 2012. - С. 185-202. 

68.  Парнис А.Е. Еще раз о принципе экономии в поэтике К.С. Малевича // Возвращение авангарда: материалы межд. науч. конф. (1-4 июня 2004, Одесса). – Одесса: Изд. центр Deluxe, 2012. – С. 107-111. 

69. Велимир Хлебников. Творения. –  М.: Сов. писатель, 1987. – 736 с.

70. Василий Ермилов (1894-1968). Каталог выставки. Мистецький арсенал. – М.: Проун, 2011. – 240 с.

71. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – Л.: Географиздат, 1990; 2-е изд.: М.: ДИ-ДИК, 1994.

72. Куроленко Н. Есть мнение, что тоталитаризм у нас в крови. // Киевские ведомости. – 1992. – 6 октября.

73. Кузьменко В.П. О синхронизации «длинных волн» Н.Д. Кондратьева с историометрическими циклами А.Л. Чижевского и В. Хлебникова // Тезисы докладов на Межд. науч. конф., посв. 100-летию со дня рождения Н.Д. Кондратьева. – Секция1 «Идеи Н.Д. Кондратьева и современные экономические и социологические теории». М.: Ассоциация «Прогнозы и циклы», 1992. – C. 66-68.

74. Сорокин П.А. Главные тенденции нашего времени / Питирим Александрович Сорокин. – М.: Наука, 1997. – 351 с. 

75. Сорокин П.А.Обзор циклических концепций социально-исторического процесса / П. А. Сорокин // Социс. — 1998. — №12.

76. Петров В.К., Селиванов С.Г. Устойчивость государства. М.: Экономика, 2005. – C. 390-408.

77. Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. К решению парадокса времени. – М.:  2000 – 240 с.

78.    Подолинский С.А. Труд человека и его отношение к распределению энергии. – М.: Ноосфера, 1991. – С. 10.

79. Флоренский П.А. [Автореферат]. // Флоренский П.А., священник. Сочинения в 4 т. Т. 1. – М: Мысль, 1994. – С. 39, 704.

80. Подр. см.: Переписка В.И. Вернадского и П.А. Флоренского // Новый мир, 1989, №2, С.194-303.

81. Подолинський С.А. Вибрані твори  – К.: КНЕУ, 2000. – 328 с; Учення Сергія Подолинського і цивілізаційна еколого-економічна перспектива: Матеріали Міжнародної  наукової конференції, присвяченій 150-річчю від дня народження С.А.Подолинського, Київ, 7 груд. 2000 р. - К: КНЕУ, 2001 - 180 с.50.

82. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. – М.: Наука, 1988.  –С. 69;  Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. – М. .: Наука, 1991; Гумилевский Л.И. Вернадский. ЖЗЛ. – М.: Мол. гв., 1967, С. 234-236.

83. Костенко Л. Украина как жертва и фактор глобализации катастроф. // День. – 2003. - № 76. – 25 апреля. – С. 5.  

84. Кузьменко В.П. О синхронизации “длинных волн” Н. Кондратьева с историометрическими циклами А. Чижевского и В. Хлебникова / Тезисы докладов на международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Н. Д. Кондратьева, Секция 1: Идеи Н. Д. Кондратьева и современные экономические и социологические теории. - М., 1992, С.67-68; Кузьменко В.П. Инновационная теория экономических циклов и прогнозирование общественного развития // Кузьменко В. П. Инвестиционная политика в регионе. – К., 1992, С.221-235; Кузьменко В.П.  Цикличность социально-политико-экономических процессов и их прогнозирование // Посредник, октябрь 1994 г., №66, С.15-17; №67, С.16-18;

85. Кузьменко В.П. Майбутнє: версії прогнозу // Друг читача, 31 липня 1991 р.

86.  Нострадамус М. Послание Генриху ІІ // ЛГ-досье, 1991, №4, С. 8.

87. Нострадамус М. Центурии. - М., 1991, С. 81.

88. Гутенберг Б., Рихтер К. Сейсмичность Земли. – М., 1948.

89. Борисенков Е.П., Пасецкий В.М. Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы. – М., 1988. – С. 241-242.

90. Кулинкович А.Е., Кулинкович В.Е. Гармония  Вселенной // Циклы. Материалы шестой Международной конференции. Том первый. Северо-Кавказский государственный технический университет. - Ставрополь, 2004.

91. Yokohama Strategy and Plan of Action for a Safer World. Guidelines for Natural Disaster Prevention. Preparadness and Mitigation. World Conference on Natural Disater Reduction. Yokohama. Japan. 23-27 May. 1994. Unated Nations. New York and Geneva. 1995. 

92. Куроленко Н. Катастрофы приходят по графику // Киевские Ведомости, 19 октября 2002 г.

93. Тойнбі А.Дж. Дослідження історії. В 2-х т. – К., 1995.

94. Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. – М., 1995.

95. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. – М., 2003.

96. Арнольд В.И. Теория катастроф. – М., 1990.

97. Козьменко С.Н. Экономика катастроф (инвестиционные аспекты). – К., 1997.

98. SorokinP.TheWaysandPowerofLove. – Boston: BeaconPress, 1954; Сорокин П.А. Мистическая энергия любви // Сорокин П.А. Главные тенденции нашего времени. – М.: Наука, 1997. – С. 243 - 321.

Опубликовано на сайте: 2018-06-13

Комментарии к этой статье:

Добавить новый комментарий!

* – Поля обязательны для заполнения!

Ваше имя *:
Ваш e-mail адрес:
Ваше сообщение *:
Введите число *: