Инновация - это исторически бесповоротное изменение способа производства вещей.
Й. Шумпетер


М.И. Туган-Барановский

Й.А. Шумпетер

Н.Д. Кондратьев

Галерея выдающихся ученых

UA RU EN

Обращаем внимание на инновацию, созданную на данном сайте. Внизу главной страницы расположены графики,  которые в on line демонстрируют изменения цен на мировых рынках золота  и нефти, а также экономический календарь публикации в Интернете важных мировых экономических индексов 

 
Публикации

Фиговский О.Л.

Инновационная система Израиля

Статья впервые опубликована на сайте Института эволюционной экономики. При полной или частичной републикации ссылка на автора и источник публикации обязательны.

При републикации на Интернет источниках ссылка в виде активного гиперлинка на адрес статьи и автора обязательны

_____________________________________________________________________

Академик Олег Фиговский - Израиль  

Очень непросто дать ответ на возникший в последние десятилетия вопрос: «Как небольшая страна с населением ненамного превышающем 8 млн. человек с территорией около 2,5 от площади Украины находится в числе самых динамично развивающихся стран мира и при этом вносит огромный вклад в мировую фундаментальную и прикладную науку?». Без преувеличения можно сказать, что Израиль стал инновационной супердержавой, которая создаёт новейшие технологии и способствует экономическому процветанию в мире.

Экономика Израиля вплоть до 80-х годов развивалась преимущественно экстенсивным путём. С середины 80-х годов начинается переход на путь инновационного развития. На первом этапе была проведена конверсия сферы НИОКР, которая состояла в переориентации разработок двойного назначения на обеспечение нужд гражданской промышленности, относительном сокращении чисто военных исследований и поощрении притока частных капиталов в создание и коммерческое использование невоенных технологий. В 2005 году был принят закон о НИОКР, согласно которому разрешается передача за рубеж ноу-хау, полученных в результате исследований, финансируемых государством. Однако основной причиной технологического рывка явилась необходимость противостоять многочисленным врагам, что привело к созданию собственного военно-промышленного комплекса (ВПК) – внешние обстоятельства заставили Израиль научиться очень быстро разрабатывать и производить современное оружие, а прагматичный подход к продукции ВПК вывел страну в лидеры научно-технического прогресса.

Первый и возможно самый важный вывод из опыта построения инновационной системы Израиля состоит в том, что государство должно поддерживать новые разработки, но не связывать руки исследователям. В первые годы существования еврейского государства главной статьёй его экспорта были цитрусы, а в настоящее время 11% ВВП Израиля — продукция хай-тека, а из $  70 млрд. экспорта больше половины приходится на высокотехнологические товары. В стране работает более четырёх тысяч стартап-компаний — примерно как в США. Это называют «израильским чудом», и это явилось результатом правильной инновационной политики.

Есть и ещё одна особенность израильской индустрии высоких технологий и инноваций – её открытость всему миру, изначальная направленность на завоевание именно мирового рынка. В результате израильские «умные головы» порождают революционную коммуникационную программу ICQ, создают мини-носители компьютерной информации «disk-on-key» и много чего ещё, про что будет рассказано в последующих главах этой книги.

Инновационные система Израиля зиждется на тех же принципах, что и инновационные системы других ударников мирового инновационного процесса:

- приоритетное финансирование государством фундаментальных исследований;

- содействие со стороны государства передаче результатов научно-иссле-довательских работ в промышленность,

- законодательное стимулирование научно-технической и инновационной деятельности.

На практике это реализуется в формате широкого набора механизмов государственной поддержки университетов, исследовательских институтов и лабораторий, крупных национальных корпораций, малого и среднего бизнеса. С одной стороны, это бюджетная поддержка исследовательских организаций и университетов в форме сметного финансирования расходов, а также выделения целевых грантов и размещения госзаказов на выполнение НИОКР, инвестирование в капитал венчурных фондов, а также осуществление целевых государственных закупок инновационной продукции и услуг, финансирование бизнес-инкубаторов, технопарков и т.п. С другой стороны, это предоставление предприятиям, осуществляющим НИОКР, различных налоговых стимулов, а также выделение субъектам инновационной деятельности льготных государственных займов и кредитных гарантий. В общем, все, как у других мировых лидеров по части эффективной работы с передовыми технологиями, которыми в Израиле непосредственно занимаются восемь университетов и пять компаний, связанных с научно-исследовательскими институтами и колледжами. Их роль заключается в том, чтобы набирать, продавать и развивать знания, накопленные в учреждениях, получать патенты на коммерческие продукты и помогать запускать стартапы.

Что касается Израильской академии наук (ИАН), то главными её функциями являются содействие развитию естественных и гуманитарных наук, организация контактов между учёными, консультирование правительства по научным вопросам и представительство Израиля в международных научных организациях. Своё начало ИАН ведёт с 1959 года, когда правительство Израиля назначило 22 израильских учёных членами-учредителями академии. Закон об учреждении Израильской академии наук был принят в 1961 году. В число членов ИАН входят 25 представителей естественных и 25 представителей гуманитарных наук. Членство является пожизненным. Состав академии пополняется кооптацией. В число постоянных 50 членов Израильской академии наук не входят учёные, достигшие 75 лет, которые продолжают, тем не менее, состоять в ИАН. Президент Израильской академии наук избирается её членами и утверждается президентом Израиля на трёхлетний срок, который может быть впоследствии продлён.

Под руководством Израильской академии наук осуществляется ряд исследовательских программ в области естественных и гуманитарных наук. ИАН осуществляет сотрудничество со многими научными учреждениями за пределами Израиля и участвует в ряде международных научно-исследовательских программ. Академия наук Израиля финансирует проекты по геологии, флоре и фауне Израиля, а также способствует участию израильских учёных в международных исследовательских проектах, таких как физика высоких энергий (в CERN) и синхротронного излучения в Европейском фонде синхротронного излучения. В вопросах гуманитарных проектов, финансируются исследования Танаха и Талмуда, еврейской истории, еврейской философии, еврейского искусства и языка иврит, а также еврейской прозы и поэзии.

ИАН осуществляет управление фондом стипендии Эйнштейна, которая способствует отношениям между учёными из разных стран мира и израильским академическим сообществом учёных, с годовым бюджетом в млн, выпускает сборник «Диврей hа-академия» («Записки академии») и серию монографических исследований. Израильская академия наук имеет статус наблюдателя в Европейских научных фондах, принимает участие в программе по обмену с британским Королевским обществом, Британской Академией, Шведской академией и Национальным исследовательским советом Сингапура.

Отличительной особенностью инновационной системы Израиля является то, что в Израиле научились доводить разработки учёных до состояния рыночного продукта, но компании по коммерциализации НИОКР израильских университетов (и уж тем более сами университеты) не становятся акционерами инновационных предприятий, хотя их начальники – люди коммерчески опытные. Университеты строго ограничивают себя продажей или передачей в пользование патентов. Нежелание самим входить в предпринимательство объяснимо: помимо конфликта интересов, вузы отлично осознают ограниченность собственного опыта и возможностей. Ректор Ариэльского университета в Самарии профессор Михаил Зиниград отмечает, что, как и в любой цивилизованной стране, коммерческая деятельность университетам в Израиле запрещена. Но при каждом университете есть компании технологического трансфера. Там, где они работают 15-20 лет, они приносят прибыль. Компания Ариэльского университета пока убыточна, хотя она уже зарабатывает миллионы долларов. Университет каждый год инвестирует какую-то сумму, понимая, что это вложения в будущее. При всех израильских университетах давно уже имеются компании по продвижению патентов преподавателей и сотрудников. Патенты они регистрируют не только дома, в Израиле, но везде, где это требуется, притом, что в Израиле нет Патентных судов, используются законные способы защиты за пределами своей страны. Тут очень важно понимать, что патентовать и закрывать рынок через патент, создавая себе конкурентное преимущество, нужно в первую очередь в тех странах, на рынки которых вы собираетесь выходить. Например, если вы собираетесь продавать на рынке Германии, то патентовать нужно в Германии, если вы собираетесь продавать на рынке США, то патентовать надо в США.

Роль государства в израильской системе трансфера технологий довольно велика. Основную скрипку тут играют Министерство обороны и Министерство промышленности и торговли.

При Министерстве промышленности и торговли Израиля сформированы фонды для поддержки новых разработок, которые находятся в ведении Офиса главного учёного, отвечающего за инновационную политику. Часть средств распределяется по конкурсу, когда все желающие подают свои заявки. Конкурсы организованы прозрачно и профессионально. Есть отбор без конкурса. Подаётся заявка, причём у претендентов обязательно должен быть партнёр из бизнеса. У министерства промышленности есть разные программы поддержки. Например, существует программа для проектов в ранней стадии, которая не требует реализации продукта, а только промышленное предприятие, заинтересованное в проекте. Программа годовая: 10% вкладывает предприятие, 90% – фонд. Доведение технологии до стадии производства может занимать 2-3 года. Распределение грантов происходит через Офис главного учёного.

Офис главного учёного, который осуществляет правительственную политику, нацеленную на поддержку промышленных исследований и разработок, был создан в 1968 году правительством Израиля при Министерстве промышленности и торговли. Годовой бюджет Офиса главного учёного составляет 300-400 млн. долларов и формируется из двух источников: 2/3 — государственное финансирование и 1/3 – поступления роялти от профинансированных проектов, которые составляют 3-6% продаж продукции успешных проектов. Около 70% бюджета Офиса главного учёного направляется на грантовое финансирование исследований и разработок. За год осуществляется поддержка более 1000 проектов свыше 500 компаний, при этом финансируется 20-50% бюджета исследований.

Актуальные программы Офиса главного учёного можно разбить на несколько типов:

- Доконкурентные и долгосрочные R&D Программы – нацелены на исследования, которые проводятся на самых первых стадиях появления научной идеи без возможности коммерциализации разработки в первые годы.

- Pre-seed и Seed Программы – нацелены на проекты и исследования, которые находятся на начальных стадиях инвестирования.

- Индустриальные R&D Программы – для проектов в сфере промышленности.

- Внутренние R&D-программы – созданы для развития проектов, улучшающих внутреннюю среду Израиля.

- Международные Программы – более 40 программ с различными странами и университетами мира.

Особо стоит выделить в инновационной системе Израиля роль Министерства обороны. Всем известно, что по части высоких технологий в области обороны и охраны общественного порядка Израиль занимает одно из ведущих мест в мире. Маленькая страна вынуждена на протяжении своего существования после получения государственного суверенитета обороняться одновременно и от внешней угрозы со стороны арабского мира, и от террористической угрозы внутри страны.

В первую очередь следует отметить два факта, которые характерны именно для израильской индустрии стартапов. Первый – обилие (если не преобладание) среди стартаперов бывших сотрудников силовых структур, главным образом – разведки «Моссад». Вопреки распространённому мнению, в «Моссаде» не готовят в кратчайший срок профессиональных убийц (таких там меньшинство). Рукопашный бой «крав-мага» и приёмы обращения с огнестрельным оружием преподают первый месяц в рамках курса молодого бойца. Далее же сотрудники занимаются в основном информационными технологиями. То же самое можно сказать и про элитное подразделение ЦАХАЛа, известное под номером 8200, существование которого структура долго отрицала. Оно состоит именно из айтишников. При финансировании стартапов предпочтение отдаётся именно тем, которые были созданы бывшими сотрудниками разведки и иных силовых структур, так как инвесторы отлично знают: лучшие профессионалы – именно выходцы оттуда.

Второй факт – наличие среди инвесторов большого количества людей, так или иначе имеющих отношение к силовым структурам. Например, инвестором некоторых стартапов является бывший премьер-министр Израиля Эхуд Барак, большая часть карьеры которого прошла в ЦАХАЛе, в том числе в элитном подразделении спецназа «Сайерет Маткаль», являющийся, помимо этого, магистром в области системного анализа. Это ему в своё время принадлежала знаменитая фраза: «Если бы я был палестинцем призывного возраста, я бы тоже состоял в террористической организации». Есть и зарубежные инвесторы в израильские стартапы, имеющие непосредственное отношение к силовым структурам, в частности, бывший директор американского ЦРУ Дэвид Петреус. В настоящий момент служба разведки Израиля «Моссад» сформировала венчурный фонд для инвестиций в израильские стартапы на ранних стадиях, причём фонд рассчитывает не на владение долями в стартапах, а на доступ к технологиям, которые будут использоваться на благо безопасности родной страны. Фонд полностью государственный, сформирован из бюджета «Моссада» без привлечения стороннего финансирования.

Впрочем, эта практика не нова и не является каким-то особым достижением еврейского государства. Во всем мире что-то новое в первую голову примеряется на черепе ближнего своего, то бишь, на случай войны, а уж когда больше никаких секретов не остаётся по части военки – технология достаётся и гражданским. Другое дело, как это у Министерства обороны Израиля получается. Тут есть на что посмотреть и чему поучиться, в плане «делай, как я, если не знаешь, что делать».

Оборонные стартапы Израиля.

ICS2. Создан в 2013 году. Объем вложенного капитала не разглашается. Основная специфика деятельности – разработка технологий защиты от кибератак систем контроля и управления стратегически важных энергетических объектов: газопроводов, электростанций, нефтепроводов, нефтеперерабатывающих заводов, ЛЭП. Основатели: Эяль Розенман и Гиль Кройцер. Кройцер известен как бывший сотрудник известной далеко за пределами Израиля компании Mobileye, одного из первых разработчиков систем управления самоуправляемыми автомобилями (если конкретно – средств компьютерного видения, используемых при управлении).

Insoundz. Создан в 2013 году. Мобилизованы 200 тысяч долларов. Представляет собой систему звуковой разведки, которая выделяет из общего шумового фона отдельные нужные звуки, программируемые заранее. В январе 2017 года компания получила известность за рубежом, выиграв грант Министерства обороны США в размере 100 тысяч долларов на проведение дальнейших исследований. Также является победителем американского конкурса оборонных стартапов, устроителями которого являются Пентагон и Массачусетский технологический институт.

ThetaRay. Создан в 2014 году. Мобилизованы 10 млн. долларов. Профиль деятельности – выявление и нейтрализация кибератак на промышленные и финансовые объекты на ранних стадиях. В настоящий момент ведёт деятельность и за пределами Израиля, сотрудничая со всемирно известной американской корпорацией General Electric в Нью-Йорке.

InnerEye. Создан в 2014 году. Объем мобилизованных инвестиций не разглашается. Технология обеспечивает поиск цели при зачистке местности на основании моделирования механизма человеческого зрения и компьютерных алгоритмов. Алгоритм разработан профессорами Леоном Доуэллом (Еврейский университет) и Амиром Гевой (Университет им. Бен-Гуриона).

mPrest. Создан в 2016 году. В раунде финансирования серии А привлёк 20 млн. долларов. Сама компания-разработчик существует с 2003 года. Основные инвесторы – венчурный фонд GE Ventures, краудинвестинговая платформа OurCrowd. Продукция – программное обеспечение для безопасности оборонной инфраструктуры, а также ресурсов, критичных для Израиля – пресной воды и электричества. В частности, обеспечивает обслуживание оборонным концерном Rafael всемирно известной системы ПРО «Железный Купол». Учредитель – Натан Барак.

Team8. Создан в феврале 2016 года. В раунде финансирования серии В привлёк 23 млн. долларов. Компания – основатель стартапа существует с 2015 года. Основные инвесторы: Accenture, Alcatel-Lucent, AT&T, BessemerVenturePartners, Cisco, InnovationEndeavors,Marker, Mitsui, Nokia и TemasekHoldings. Специфика деятельности – кибербезопасность, компания является платформой – разработчиком стартапов. Учредители – Надав Цафрир, Лиран Гринберг, Исраэль Гримберг; все трое – ветераны уже упомянутого элитного подразделения радиоэлектронной разведки 8200.

Neteera. Создан в марте 2016 года. В посевном раунде финансирования привлёк 2 млн. долларов. Компания создана в 2014 году. Стартап заключается в технологии, которая позволяет выявить сотрудникам дорожной полиции состояние алкогольного опьянения у водителя на основе анализа запаха пота. Чтобы создать подобную технологию, учёным Еврейского университета потребовалось 11 лет. Учредители компании – Исаак Литман, Юрий Фельдман, Хаим Голдбергер, Пол Бен Ишай. Исаак Литман известен как бывший топ-менеджер уже упомянутой выше компании Mobileye Aftermarket.

Reporty. Создан в сентябре 2016 года. Привлёк в раунде финансирования серии А 5,15 млн. долларов. Основной инвестор – бывший премьер-министр и военный деятель Израиля Эхуд Барак. Смысл разработки – «умный город», платформа для которого будет контролировать общественную безопасность путём улучшения коммуникаций между гражданами и силовыми структурами. Сервис Reporty планируется запустить в 160 странах. Компания Reporty Homeland Security, запустившая стартап, была основана в 2014 году. Учредители – бывшие высшие военные руководители Армии Обороны и Министерства обороны Израиля Амир Элихай и Пинхас Бухрис. Последний также засветился в пресловутом разведывательном подразделении 8200 и даже некоторое время являлся его главой.

Lumus. В декабре 2016 года стартап привлёк в раунде финансирования серии С 30 млн. долларов. Основные инвесторы – китайские компании-вендоры HTC и Quanta Computer, а также Crystal-Optech, Shanda Group, Jerusalem Global Ventures, Motorola Solutions Venture Capital, Vaizra Investments. Всего за три раунда финансирования было привлечено 56,3 млн. долларов США. Деятельность компании заключается в производстве дисплеев для шлемов пилотов истребителей F-16. Существует и мирное направление деятельности в виде производства «умных очков». Линзы для дисплеев и очков производятся с применением технологии LOE (Light-guide Optical Element), за счет которой с мобильного устройства проецируется изображение неограниченного размера. Изобретение «умных очков» вошло в рейтинг израильских изобретений, изменивших мир, составленный аналитиками журнала IT Business Week.

Переходя к чисто гражданской части инновационной системы Израиля, следует отметить, что весьма важное место в системе создания, развития и поддержки инноваций в Израиле занимают «технологические теплицы». Это чисто израильский термин, во всем остальном мире этот инструмент инновационной системы называют «бизнес-инкубаторами». Первоначально, в 1992-м, бизнес-инкубаторы задумывались специально для репатриантов из бывшего СССР. Позже «теплицы», как прозвали их в стране, стали открыты для всех израильтян, включая арабов. Руководство таких структур берет на себя все бюрократические и организационные вопросы, а изобретатели получают возможность заниматься исключительно разработками. Компания в «теплице» обеспечена всей необходимой инфраструктурой, которая может понадобиться новому бизнесу: лабораториями, серверами – и находится в благоприятной научной среде. Поэтому предприниматель может сосредоточиться на самом главном – развитии своего продукта.

Каждый бизнес-инкубатор развивает в среднем 10 стартапов одновременно. Новое предприятие набирает силы в «теплице» в течение двух-трёх лет, а затем уходит в самостоятельное плавание. Если проект оказывается успешным, бизнесмен возвращает деньги посредством выплаты роялти – обычно 3-4% с продаж. Если же нет, предприниматель не несёт ответственности перед государством. В связи с этим и проводится тщательный отбор заявок. Бюджет, выделяемый на один инновационный проект, составляет 350-600 тысяч долларов. Биотехнологические компании в течение трёх лет могут получить до 1,8 млн. долларов госфинансирования.

Благодаря программам технологических инкубаторов и венчурных фондов, объем экспорта продукции высокотехнологичных компаний, как свидетельствуют данные ЦСБ (центральное статистическое бюро) Израиля, вырос с 11,2 млрд. долларов в 2000 году до почти 20 млрд. долларов в 2012-м. Грамотная государственная политика привлекла в страну мировых лидеров в области инновационных технологий.

Суть инновационной политики Израиля выражается во всесторонней помощи компаниям высокотехнологичного сектора. Зачастую это выражается в прямом субсидировании научных исследований и разработок. Например, Бюро Главного учёного при Министерстве промышленности и торговли ежегодно выделяет около 400 млн. долларов в качестве стипендий на исследования и разработку, что покрывает от 30% до 66% всей их стоимости. Около 100 млн. долларов в год составляют компенсации министерства в виде процентных отчислений при условии успешной реализации продукции.

Помимо этого государство создало специальную инфраструктуру поддержки инноваций. Бюро Главного учёного Министерства промышленности и торговли Израиля предоставляет помощь «стартовым» предприятиям, которые созданы во всех технологических теплицах, расположенных по всей стране. Около тысячи перспективных технических идей было рекомендовано к реализации в этих «теплицах». Каждый год не менее сотни компаний, выпестованных в технологических теплицах, подписывают договора с инвесторами или коммерческими партнёрами. Суммы контрактов составляют от нескольких десятков тысяч до десятков миллионов на каждый из проектов в зависимости от этапа развития той или иной технологической идеи. Инициатор инноваций представляет необходимые материалы, включая бизнес-план, и после получения места в «теплице», имеет право на грант в размере или 85% от утверждённого бюджета проекта, или до 170 тысяч долларов в год на протяжении двух лет. Возврат ссуды начинается только после того, как разработчик привлекает внешнее финансирование. Венчурные фонды, как правило, положительно относятся к проектам, которые приняты комиссией для отработки в технологической теплице. В случае если не удалось никого ею заинтересовать, то ссуда списывается в полном объёме и без каких-либо дальнейших обязательств со стороны разработчика.

Для Израиля программа технологических теплиц – это важный инструмент продвижения национальных усилий во всем, что связано с исследовательскими проектами и разработками, основанными на важнейших ресурсах страны – интеллектуальных возможностях людей. Каждая технологическая теплица представляет собой самостоятельную организацию, руководимую и инструктируемую советом директоров, состоящим из промышленников, бизнесменов, учёных и общественников. Специальная группа специалистов, работников технологических теплиц, утверждает каждый проект, который соответствует их целям, и предоставляет возможность предпринимателям и изобретателям работать над своими программами в атмосфере тепла и поддержки, с постоянным инструктажем, что очень важно в начале пути. Технологические теплицы предоставляют возможность и абсорбировать новых репатриантов (учёных и инженеров с большим опытом), и внедрять новые различные технологии, привезённые ими. В результате вложений в технологические теплицы развиваются высокие технологии, что усиливает конкурентоспособность существующей израильской промышленности и создаёт новые рабочие места.

Программа технологических теплиц в Израиле началась в 1991 году. До 1994 года свыше 50 программ завершили стадию разработки в теплицах и 32 программы превратились в самостоятельные предприятия. Многие из этих программ заинтересовали местных и иностранных инвеститоров. Так как правительство понимает важность технологических теплиц и поддерживает их, оно берет на себя большую часть риска и первые два года оказывает проектам полную финансовую поддержку с надеждой, что после этого проект сможет оправдать себя.

Цели технологических теплиц Израиля:

- Поддержка начинающих изобретателей, имеющих новые технологические идеи и помощь в разработке и внедрении изделий на рынок. Изобретатели в начале пути нуждаются в: финансовой, юридической, административной, материально-технической и управленческой помощи. Поскольку почти не существует риска, связанного с финансированием разработок, такие программы более притягательны для стратегических инвеститоров. После окончания разработок, проект продолжает существовать как самостоятельная единица. Если требуется продолжить исследования и разработки, можно включить проект в рамки программы помощи, предоставляемой Главным учёным.

- Осуществление технологических идей новых репатриантов. С последней волной репатриации в страну прибыло большое число новых репатриантов, обладающих научными и технологическими знаниями высокого уровня. Репатриантам предоставляется возможность претворить свои идеи и опыт в жизнь. Теплицы предоставляют возможность направить знания и опыт новых репатриантов в технологическую среду и систему маркетинга, которые приняты в Израиле.

- Теплицы трудоустраивают по специальности новых репатриантов, обладающих технологическими знаниями и опытом. По окончании стадии теплиц, когда проект выходит на экономическую «тропу», репатрианты продолжают заниматься разработками, производством и сбытом на предприятии, которое базируется на их идеях и плодах их исследований и разработок.

Существует высшая аттестационная комиссия, определяющая генеральную политику, связанную с работой теплиц. Эта комиссия утверждает также открытие новых теплиц, программы разработок теплиц, финансовую помощь, бюджет и наблюдение. При этом нет предпочтительных областей исследований, диктуемых технологическим теплицам. Каждая теплица определяет свои программы в соответствии с ресурсами находящимися в их распоряжении – человеческими и материальными, такими как университеты и научно-исследовательские институты. В общем, технологические теплицы действуют по всему спектру исследований, которые соотносятся следующим образом: электроника – 32 %, программное обеспечение – 22 %, медицинское оборудование – 9 %, химия и материалы – 23 %, остальное – 14 %

Израильская технологическая теплица – это самостоятельная юридическая единица, записанная как организация, ставящая своей целью получение прибыли. При этом в каждой технологической теплице минимум 50% работников и исследователей должны быть новыми репатриантами. Управляет теплицей Совет директоров, который определяет её политику. Оперативное управление теплицей осуществляет директор, получающий зарплату, профессионал, имеющий опыт промышленного управления. Теплица помогает предпринимателям и учёным, обладающим свежими идеями, успешно завершить программы разработок и довести идеи до такой стадии, когда можно превратить их в товар, обладающий потенциалом.

Для того чтобы добиться этих целей технологическая теплица предоставляет следующие услуги:

- помощь в управлении и осуществлении программ для проверки технологического и коммерческого потенциала идеи,

- подготовка программ для исследования и разработки,

- помощь в мобилизации рабочей силы,

- помощь в организации исследовательского коллектива,

- создание физических условий, которые соответствуют требованиям управления исследовательскими программами: структура, оборудование, административное управление, инструктаж, секретариат, бухгалтерия, юридическая служба. помощь в мобилизации капиталовложений и подготовка к сбыту и коммерциализации изделия.

В теплицы, государство посредством Главного учёного, работающего в рамках Министерства промышленности и торговли Израиля, предоставляет большую часть финансирования для осуществления проекта. Администрация теплицы несёт ответственность за профессиональное и эффективное управление и подготовку к внедрению проекта. Управление теплицей действует как доверенное лицо государства. Все соглашения и договора, обеспечивающие государственную поддержку текущей работы технологической теплицы, подписываются администрацией. Бюджет, как для управления, так и для проектов переводится государством прямо в теплицу. Проект строится как фирма с ограниченной юридической ответственностью (ЛТД) и должен действовать на коммерческой основе. Подписывается соглашение между предпринимателями проекта и администрацией теплицы, которая обязана обеспечить осуществление поставленных целей и требований, определённых правительством. Владение собственностью компании делится по следующему принципу:

- предприниматель: минимум 50%

- работники, которые не являются предпринимателями: минимум 10%

- остальные, обеспечивающие финансирование: до 20%

- теплица: до 20%

Технологические теплицы – лишь часть инновационной системы Израиля, находящаяся под патронажем Главного учёного Министерства промышленности и торговли Израиля, задача которого – поддержка и стимулирование исследований и разработок в промышленности, координация работы всех участников инновационного процесса. В этом направлении Бюро Главного учёного Министерства промышленности и торговли Израиля на всех этапах проводит в жизнь договоры в области исследований и разработок, дополняющие совокупность израильских соглашений о свободной торговле с США, Канадой, Европейским Сообществом, Европейской ассоциацией свободной торговли и рядом европейских стран. Израиль сотрудничает в этой области с Францией, Нидерландами, Испанией, Португалией, Австрией, Бельгией, Ирландией и Индией.

Инвестиционный центр Министерства торговли и промышленности предоставляет субсидии для создания новых и расширения существующих промышленных предприятий. Размер ссуды зависит от региона: предприятия, расположенные в периферийных зонах, вправе претендовать на более значительные субсидии. Фирмы хай-тека, как правило, не являются особенно капиталоёмкими, поэтому они предпочитают такую форму поощрений, как налоговые льготы.

В Министерстве экономики Израиля создан фонд, покрывающий 50% расходов компаний, подающих заявки на участие в тендерах. Необходимость в таком фонде вызвана тем, что обычно различные органы, заинтересованные в проектах, требуют от компаний, участвующих в тендере или исполняющих заказ, провести дорогостоящие предварительные исследования или представить пилотный проект. В связи с трудностями в финансировании, многие компании просто отказываются от участия в конкурсах. Поэтому Министерстве экономики Израиля создало фонд содействия, покрывающий 50% расходов на подачу кандидатуры компании для участия в тендерах и проведение технико-экономического обоснования.

Значительна роль государства и в формировании венчурного капитала. За созданием в начале 1990-х годов со стороны правительства Израиля нескольких венчурных фондов последовал приток иностранного капитала и создание в стране ещё десяти подобных фондов. В 2005 году свой филиал в Израиле открыл банк Silicon Valley, а также начала свою деятельность Венчурная ассоциация Израиля, призванная привлекать со всех концов мира инвестиции для вновь созданных израильских компаний. В настоящее время число фондов венчурного капитала в стране доходит до ста. На стадии становления сферы R&D правительство возглавляло её финансирование, однако за этим последовало и частное финансирование, которое, составляет 3,64% - 3,8% ВВП Израиля - наивысший показатель в мире. А вместе с госфинансированием вложения в R&D в Израиле доходят до 4,5%-4,7% ВВП. В настоящее время израильские компании действуют в целом ряде сфер безопасности, таких как производство антитеррористических систем безопасности, авиационные, морские, транспортные, командные и управляющие системы, а также ИТ-защита, физическая защита и другое.

В Израиле считают, что ключ к успеху в сфере высоких технологий – это инвестиционные фонды, вкладывающие средства в создание новых компаний. Наличие венчурного капитала, обеспечивающего деятельность «стартовых» предприятий (где риск неудачи и банкротства, естественно, выше, чем у старых, солидных компаний), позволило осуществить свои идеи сотням новых предпринимателей. Количество венчурного капитала, вкладываемого в израильские инновационные проекты, в последнее время ежегодно возрастает на 30-35%. Ежегодно не менее 3 млрд. долларов инвестируется израильским и международным венчурным капиталом в израильские инновационные проекты с повышенной степенью риска, что сопоставимо с объёмом венчурных инвестиций, обращающихся в Силиконовой Долине. Если такие тенденции сохранятся, то в ближайшем будущем Израиль станет новым инновационным центром мира. К началу нынешнего тысячелетия страна располагала уже 40 специализированными и более 30 диверсифицированными фондами рискового капитала, а также 2 тысячами наукоёмких фирм, 40 из которых котировались в американской системе NASDAQ. Этому способствовали такие меры, как предоставление грантов для проведения НИОКР в интересах малого наукоёмкого бизнеса, передача технологий из военного в гражданский сектор экономики и прочее. В настоящее время около 80 венчурных фондов Израиля, тесно связанных с американским венчурным капиталом, объединены в рамках Ассоциации венчурного капитала. А ведь речь идёт об Израиле с его сложнейшими проблемами, который добивается успеха и вызывает реальный интерес крупнейших международных корпораций. В Израиле присутствуют мультинациональные компании, такие как: Microsoft, Cisco Systems, Motorola, IBM, Intel, Google, Apple. Ещё 10-20 лет часть этих гигантов не видела нужды в размещении на Святой Земле своих подразделений, а если они и открывали здесь представительства, то лишь конторы по продажам и гарантийному обслуживанию в несколько человек. А сейчас их не пугает даже то, что зарплаты работников здесь такие же, как и в США.

В пересчёте на душу населения Израиль привлекает в два раза больше инвестиций венчурного капитала, чем США, и в 30 раз больше, чем все члены ЕС. Благодаря инновациям, Израиль, выделяя на НИОКРы до 5% от ВНП, достиг прорыва во многих сферах, начиная от хай-тека в медицине, электронике, биотехнологии и агротехнологии. Поэтому многие называют это израильской «нефтью». Ведь все разработки и продукция, которая производится на основе израильских инноваций, экспортируется в США и Европу. Например, 75% продукции, которая была разработана израильскими учёными (речь идёт о процессорах Centrino) и производится на заводах Intel в Израиле, идёт на экспорт. Каждый год иностранцы выкупают новые израильские старт-ап компании из технологических теплиц, где «вызревают» до тысячи проектов в год. Это самый выгодный бизнес в мире.

С чего все началось? Видимо, за точку отсчёта можно принять 1991 год, когда был создан государственный фонд венчурного капитала объёмом 35 млн. долларов. В ходе его деятельности отрабатывались механизмы взаимодействия с инвесторами и учёными, выявлялись дыры в законодательстве. В 1993 году был сформирован фонд фондов Yozma с капиталом в 100 млн. долларов, который и придал развитию высоких технологий в стране нужное ускорение. Пятая часть средств этого фонда направлялась напрямую в стартапы, все остальное – в другие венчурные фонды, которые были обязаны привлекать частные инвестиции в большем объёме, чем получали от государства. Таким образом, решались сразу две задачи: во-первых, на создание предприятий шли деньги; во-вторых, венчурные менеджеры перенимали опыт управления капиталом у тех международных инвесторов, которых привлекали. К 2000 году благодаря фонду Yozma в Израиле работало уже 2 тысячи высокотехнологичных компаний.

В 90-е годы 20-го века страны Запада переживали сложный период реструктуризации промышленности и отказа от устаревших технологий, базирующихся на экологически вредном сырье. Но предложений по инвестированию в принципиально новые и экономически выгодные технологии было немного. По мнению экспертов Израиль был фактически единственным (исключая развитые страны), кто имел подходящие и в то же время дешёвые кадры и потенциал для развития высоких технологий. Кроме того, израильские учёные и западные инвесторы говорили в буквальном смысле слова на одном языке: многие специалисты ближневосточного государства учились в американских или европейских вузах.

Одним из первых свой филиал и первое подразделение за пределами США открыла Motorola. Сначала там было с десяток сотрудников, теперь – сотни инженеров. «Профессионализм израильских специалистов и известность таких научных центров, как университет Технион в Хайфе и Институт имени Вейцмана в Реховоте, стали главными факторами, которые привлекли компанию в страну», – поясняет представитель Motorola Israel Ltd Далия Шарабани. По ее словам, филиал играет ведущую роль в проектах по мобильным терминалам для американской почты и курьерских компаний, по интеграции системы MotoBridge в штате Флорида, а также по разработке систем коммуникации TETRA и ASTRO и стандартов мобильной связи четвёртого поколения LTE и WiMAX. В настоящее время другие мультинациональные корпорации, такие как Intel, Google, Microsoft и Cisco-Systems, уже создали в Израиле более 200 исследовательских центров.

Израиль уже давно стал центром развития технологий хранения данных на флэш-памяти. К примеру, USB-флэшку изобрели в израильской компании M-Systems в партнёрстве с IBM. В 2006 году M-Systems была куплена компанией SanDisk. В настоящее время одна из крупнейших в мире корпораций на рынке продуктов, услуг и решений для хранения и управления информацией – EMC – интересуется израильскими разработками линий по производству микросхем NAND, а также учёными, которые способны решить проблемы, возникающие при переходе на литографию все более высокого разрешения.

Ввиду небольших размеров и специфики расположения страны, технологические инновации здесь практически вопрос выживания. Многие технологии, если мы бы они не были изобретены в Израиле, просто нельзя было бы приобрести по политическим причинам, израильтянам приходится быть самодостаточными. С другой стороны, первенство выхода на рынок даёт возможность завоевать на нём надёжные позиции. При этом научное сообщество Израиля имеет тесные связи с военно-промышленным комплексом, за счёт чего ускоряется осуществление проектов, способствующих инновациями в технической сфере, и выпуск разработок на рынок.

Израиль больше, чем другие страны, за исключением, возможно, Финляндии и Сингапура, заинтересован в политике извлечения ценности из ноу-хау для экономики и военной промышленности, поскольку в стране нет существенного объёма каких-либо природных ресурсов, и она в незначительных объёмах экспортирует какие-то ходовые розничные товары. Экономике страны всегда приходится быть на переднем крае науки и техники, чему способствует превосходно налаженная система образования, готовящая специалистов в области естественных наук и математики. Лучшие учебные заведения страны, например, Тель-Авивский университет и Технион, это цитадели высшего технического образования. В стране также необычайно много талантливых выходцев из России, эмигрировавших в Израиль в 90-х после развала СССР. Стоит отметить, что во время массового приезда эмигрантов в Израиле количество идей было значительно больше чем количество денег, в отличие от нынешней ситуации с инновациями в США – там сегодня наоборот: число венчурных фондов (исчисляемых десятками тысяч) значительно превышает количество ярких наукоёмких технологических идей.

Одной из составляющих поразительных успехов инновационной системы Израиля явилось то, что он стал фактически первой страной в мире, которая оказывала государственную поддержку начинающим компаниям. В настоящее время большие средства инвестируется в start-up компании, их на три года освобождают от уплаты налога, четыре месяца бесплатно учат и предоставляют кредит в 30 тысяч долларов. Сейчас в Израиле свыше 4800 start-up компаний. На Нью-Йоркской бирже высоких технологий NASDAQ Израиль уступает только США. А по инвестициям в ноу-хау на 10 тысяч населения Израиль превосходит США в 2,5 раза и в 30 раз Европу.

Венчурное финансирование в каждой стране имеет свою специфику. Если передовые фирмы венчурного капитала, в основном из США и Европы, осуществляют пакетное инвестирование в группу однородных проектов, близких по тематике, то большинство израильских инвесторов предпочитают вкладывать средства в конкретные проекты (что связано с небольшим размером страны и ограниченными финансовыми ресурсами). В этом плане интересны выводы экспертов, которые анализировали реальные примеры пакетного инвестирования на примере финансирования проектов в технологических теплицах Израиля.

Как известно, при стоимости проекта 350-370 тысяч долларов, инвестор вкладывает до 60 тысяч долларов, что даёт ему 20% акций «start-up» компании. При параллельном финансировании, например, 15 проектов в одной области науки и техники, стоимость общего первоначального капиталовложения составит 900 тысяч долларов, причём процесс инвестирования растянется на два года. Работая в конкретной области техники, имея в своём распоряжении несколько высококвалифицированных технических экспертов и располагая развитой сетью маркетинга в мире, инвестиционная компания может выбирать наиболее перспективные в коммерческом отношении проекты. Вместе с тем нельзя рассчитывать на то, что абсолютно все разрабатываемые проекты будут эффективно коммерциализованы. По данным Министерства промышленности и торговли Израиля успешно реализуются более 50% таких проектов. Однако исследования, проведённые Израильской Ассоциацией Изобретателей, показали, что более реалистичен показатель – 40%. Наличия убыточных проектов, как правило, избежать не удаётся. Однако пакетное финансирование помогает сделать инвестиции менее рискованными и более эффективными. При этом важны все этапы: и эффективный экспертный отбор проектов, и рациональная организация работ, и выбор оптимальных тактических технологических решений start-up компанией, получившей финансирование. Здесь важно отметить, что успешная коммерциализация научно-техни-ческих проектов требует начать активный маркетинг ещё на начальной стадии их разработки. Работая в одной области инноваций, инвестор имеет возможность проводить маркетинг (включая экспонирование на международных выставках), а также заниматься продвижением на рынок не каждого отдельного проекта, а одновременно нескольких проектов, родственных по тематике. И нередко случается, что, делая особый акцент на одном проекте, удаётся продать и другой. В результате сокращаются и расходы на проведение маркетинга и время продвижения на рынок.

Ещё раз надо отметить, что в Израиле имеется очень много инструментов для развития. Каждый человек, у которого есть интересный проект, может получить от государства на создание компании 80% денег. Остальное должен кто-то вложить. Такой подход позволил подняться и создать производство очень многим людям. Доля тех, кто открыл успешное дело, очень высока – не десять, не двадцать, а сорок-пятьдесят процентов! Хотя бы небольшое участие частного капитала является обязательным – все чётко понимают, что это нужно, чтоб не разворовали. Зато получить 50 процентов на развитие нового продукта, новой идеи может совершенно любая компания – в Израиле очень много инвестиционных фондов. Деньги получить легко, потому что есть отдача. Кстати, Израиль – наглядный пример того, что от национальности ничего не зависит. Двадцать пять процентов жителей Израиля – люди из бывшего Советского Союза. Из них евреев – процентов семьдесят. Даже татары и казахи есть.

Причина высокой доли успешных израильских инновационных проектов – очень хорошее образование. В этом деле ещё и армия помогает – когда человек туда идёт, то его принимают по специальности, которая нужна армии, и армия платит за это образование. Например, сын одного из авторов книги – математик. Конечно, можно было бы платить за его обучение в университете, но так в Израиле нельзя. Он получил освобождение от армии, учился в университете, а армия платила за его учёбу. Но после этого он служил в армии шесть лет и занимался программированием. Всё честно – они за него платили, он должен… Но там он тоже получал зарплату, конечно, не такую, как на гражданке, но, в принципе, на эти деньги мог спокойно существовать. Ему платили порядка 2-2,5 тысяч долларов. Это зарплата младшего офицера. Платят по способностям и по труду – такой вот в Израиле социализм. Причём у него была странная должность – офицер без права ношения оружия. Он отказался идти на офицерские курсы и изучать, например, как надо стрелять из-за угла. Он сегодня крупный специалист по компьютерам и работает в перспективной фирме.

Дочь автора книги тоже стала математиком, сейчас работает в IBM руководителем группы. Когда она училась, у них на бакалавриате отсеялось 50% студентов. На второй степени отсеялось ещё 30%. Когда в Израиле набирают в университет на технические специальности, то имеется определённый уровень требований по математике. Все тесты на знание сдаются в присутствии офицера полиции, и если тебя поймают, то ты три года больше не можешь сдавать экзамен. Такие случаи крайне редкие – бывают даже не каждый год.

Ежегодно в стране проводятся научные конкурсы на лучшую работу для выпускников школы. У конкурса всегда один победитель, два вторых места и четыре третьих. По всем наукам только одно первое место! А как вообще можно определить лучшего социолога, политолога, биолога или математика? Для этого, когда ты сделал конкурсную работу, тебе предоставляется выпускник художественной академии, который делает тебе презентацию твоего проекта. Большое полотно, на котором рисуется то, что ты ему скажешь, но делается это художественно, красиво. Приходит комиссия, и ты ей всё рассказываешь. Когда был конкурс, в котором участвовал сын автора книги, в комиссии не было ни одного математика. Нужно было рассказать комиссии, где нет ни одного математика, что твоя работа лучшая! Он занял первое место, а когда у него спросили: «А как тебе это удалось?», победитель ответил: «Ну, я же провёл правильный пиар!». Вдумайтесь, человек, только окончивший школу, уже знает пиар! Оказывается, у них был кружок по пиару, который вёл руководитель отделения крупного банка. Он им рассказывал, как правильно пиарить свою работу. Это тоже важно.

Но главное, возможность учиться в Израиле даётся всем: хочешь – учись. Каждый год определяется сотня особо одарённых ребят. Это делается на специальных экзаменах. Длятся они по 4-5 часов. Выходить в туалет можно только в сопровождении полицейского (есть и женщины, и мужчины) – всё очень строго. Те, кто прошли и учатся в классе особо одарённых, получают совершенно другое образование, одну только мировую литературу изучают пять лет, а есть и такие предметы, которых нет ни в каких других школах мира. Но учиться там очень тяжело.

Залогом успешной коммерциализации инновационных проектов, помимо целенаправленной государственной поддержки, развитой системы венчурных фондов и качественного образования, является самоорганизации участников инновационного процесса. Тут в пример можно привести Израильскую ассоциацию индустрии передовых технологий (ИАИПТ) – крупнейшую в Израиле зонтичную организацию высокотехнологичных биопромышленных производств, объединяющую компании, организации и отдельных лиц, занятых в секторе биотехнологии и высоких технологий. В Израиле, где стремление к инновациям составляет часть национального менталитета, миссия ИАИПТ заключается в укреплении высокотехнологичных биопромышленных производств по всей цепочке создания стоимости и достижения глобального лидерства в области инновационных технологий. ИАИПТ прилагает усилия к исследованию, разработке и воплощению принципов и методов развития израильской индустрии передовых технологий, распространяя информацию о её достижениях и инновациях по всему миру. Эта деятельность ИАИПТ создаёт благоприятную обстановку для развития высоких технологий, что позволяет израильским компаниям разрабатывать технические новинки, налаживать производство и доставку общественно полезных изделий.

В Ассоциации представлены все сегменты и уровни данной отрасли: индивидуальные предприниматели, технологические инкубаторы, стартап-компании, центры исследований и разработок, транснациональные компании и провайдеры услуг. Всех членов Ассоциации объединяет общее стремление стать мировым лидером в своей области. Предоставляя своим членам платформу для коммуникации и сотрудничества, ИАИПТ не только даёт им возможность перенимать опыт отдельных успешных предпринимателей, но и обеспечивает доступ к научно-исследовательским и конструкторским разработкам, маркетингу, провайдерам финансовым услуг, лидирующим мировым фондам венчурного капитала и другим инвесторам.

Исходя из понимания потребностей израильского общества и в соответствии с принципом социальной ответственности индустрии высоких технологий, Ассоциация поддерживает стремление своих членов способствовать повышению уровня образования в целом и в особенности развитию творческого мышления и изобретательства. Кроме того, Ассоциация поддерживает организации, которые знакомят молодёжь с новейшими достижениями технологии и принципами предпринимательства.

ИАИПТ предоставляет своим членам следующие преимущества:

- отраслевые форумы и комитеты для решения ключевых вопросов, поднимаемых лидерами, и обсуждения возможных решений;

- частые веб-семинары, рабочие группы, семинары и встречи с глазу на глаз с руководителями высшего звена;

- присутствие на местных и международных отраслевых мероприятиях, организуемых по инициативе ИАИПТ и других организаций, паблисити в качестве предприятия, применяющего передовую технологию;

- ежедневный доступ к новостям местной промышленности, публикациям о новейших исследованиях и, главное, к полному ежегодному отраслевому отчету;

- доступ к Кнессету с возможностью лоббирования законодательных актов, например, относительно грантов и налоговых льгот;

- участие в «голосе отрасли» через прямые контакты с правительственными организациями и иностранными посольствами;

- участие во взаимовыгодных отношениях между отраслью и академией;

- программу обучения для молодых предпринимателей;

- значительные скидки на все мероприятия ИАИПТ.

Результатом эффективной работы инновационной системы Израиля стало то, что, по данным исследовательского отдела британского издания «Экономист» (который, по сути, нередко сам и формирует мировые экономические процессы, а не просто прогнозирует их, поскольку миллионы инвесторов принимают свои решения на основании его оценок), в 2017 году Израиль по ВВП на душу населения достиг 44019 долларов в сравнении с 38127 долларами в 2016 году (ВВП Израиля в 2017 году - почти 400 миллиардов долларов), а в паритете покупательной способности (PPP), то есть по размеру ВВП в пересчёте на международную потребительскую корзину, страна поднялась в четвёртый десяток – 41020 долларов. Оба показателя были бы даже ещё больше, если бы не значительный демографический прирост, который в Израиле в три с половиной раза выше, чем в других странах ОЭСР.

А ведь в 2006 году Израиль находился на уровне 17400 долларов ВВП на душу населения. Лишь в последние годы начался взлёт, обеспеченный приличным экономическим ростом, достигшим 4,4%. Это и высокие технологии, и оборонный экспорт, и резко увеличившийся туризм, и промышленное производство, и сельское хозяйство, и газ, который уже стал ощутимо влиять на экономический рост страны. А через два года, когда станет активным месторождение «Левиафан», экономический рост Израиля, как ожидается, поднимется до 5% в год. Впрочем, уже и нынешний показатель экономического роста Израиля огромен по сравнению с другими: Британии (1,1%), Сингапура (2%), Канады (2%), США (2%) Франции (1,7%) и Германии (1,8%). Израиль опередил и тех, кто раньше по темпам роста экономики нёсся вперёд: Турцию (4,1%), Ирландию (3%), Норвегию (1,8%) и Японию (1%).

В новой брошюре «Экономиста» после описания ближневосточного упадка опубликована статья премьер-министра Израиля Беньямина Нетаниягу, гордо представляющего израильское чудо – «Инновационная нация». Так он называет свою страну, обыгрывая созвучие слов на английском. И приглашает всех развивать связи с Израилем. Всех, в том числе и арабов. Предлагает выиграть и им от израильского счастья тоже. «Экономическая динамичность может помочь нам вдобавок к богатству обрести друзей», - объясняет премьер-министр Израиля, подчёркивая ключевую роль Израиля.

Статья Беньямина Нетаниягу делает в точности то же самое, что когда-то сделал Микеланджело, изваяв статую Давида из, казалось бы, напрочь испорченной глыбы мрамора. Он не начинает спорить, он предлагает действие и закрепляет имидж Израиля как «инновационной нации» на поколения вперёд. В этом вся сила одного символического слова, знамени, притчи, монумента. Это все поймут и все запомнят. Действовать, а не болтать: «Израиль преодолел тысячи препятствий. Его изобретательность обеспечивает надежду для каждой нации под солнцем», - так заканчивает премьер-министр Нетаниягу свою статью.

Израиль рвётся ввысь, но открыт для сотрудничества со всеми – в сфере высоких технологий, сельском хозяйстве, оборонном производстве, в новшествах и в изобретательности. Раньше евреи обогащали страны, в которых жили, теперь они обогащают самих себя.

Какова же следующая цель израильтян? – Поднимать ВВП к пятому десятку тысяч. И это уже не кажется таким сложным на фоне ожидаемого в ближайшие годы экономического роста. Так постепенно Израиль становится одной из самых богатых стран в мире. Процесс этот продолжается, и одна из задач, которую негласно ставит правительство страны – привлечь в Израиль ещё полмиллиона талантливых евреев, которые, репатриировавшись, вознесут экономику в иные выси, и, как было при помазании царя Соломона, «расколется земля от радостных криков их».

Причина сих радостей проста будет: инновационная система Израиля позволит каждому, вновь прибывшему, без излишней бюрократии и при всемерном содействии государства открыть свой бизнес, пусть даже небольшой. Почему не увеличить доходы семьи ещё немного, не заняться тем, что нравится? Сегодня с дешёвой рекламой в интернете, буквально в несколько десятков шекелей в день на «Гугле» и «Фейсбуке», можно достичь огромного количества клиентов и в Израиле, и за рубежом. Можно создавать, продавать, каждый в той области, которая ему нравится, в своё свободное время. Так будет расти домашний или личный бизнес, доходы возрастут, а с ними и экономика страны.

Подытоживая обзор инновационной системы Израиля надо отметить – рынок инвестиций в Израиле функционирует эффективно и все больше развивается. Достаточно, как правило, нескольких месяцев, чтобы инвесторы начали открывать финансирование, и в первую очередь финансирование направляется на высокотехнологичные активы. Именно там и будут происходить взрывы капитализации. Это приводит к тому, что многие крупные компании создают в стране свои филиалы, предприятия, инновационные и информационные центры. Так, американские инвестиционные банки проявляют все больше интереса к израильским фирмам, причём их внимание привлекают, главным образом, технический сектор и, в частности, компании, специализирующиеся на разработке оптоволоконных и спутниковых технологий, а также методов передачи голосовых данных через Интернет. Израиль является средоточием ведущих компаний, работающих во многих рыночных сегментах, включая полупроводники, связь, безопасность и хранение данных. Страна, по сути, стала фабрикой перспективных стартапов, которые обычно быстро поглощают транснациональные корпорации. Один из типичных примеров – история навигатора Waze.

Израильские школьники-лоботрясы, учиться не хотели, и, сидя на задней парте, придумали игру, которую назвали Waze, что в последствие трансформировалось   в социальный навигатор, позволяющий отслеживать ситуацию на дорогах в режиме реального времени и прокладывать оптимальные маршруты. Waze был создан в 2007 году как социальный сервис и называл себя социальной сетью для водителей. А осенью 2012 года, когда весь мир готовился к концу света, обещанного Ностардамусом, Apple сделала предложение о покупке Waze за 500 млн. $. Даже для такой развитой инновационной системы как израильская сделка с Apple была страшно крутой. Тем более, что Apple в то время запустила свой картографический сервис, но он оказался сырым, за что второму лицу в Apple Тиму Куку пришлось публично извиняться перед потребителями. Так вот Apple сделала предложение Waze, и весь рынок замер в ожидании.

Ребята из Waze подумали и вежливо отказали. Причиной отказа послужила низкая оценка стоимости компании. Для того, чтобы отказать Apple, нужно иметь кураж. Спустя несколько месяцев о покупке Waze объявил Facebook. Сумма сделки составляла 1 млрд. $, а одним из условий Facebook был переезд команды в калифорнийский офис. Ребята из Waze подумали и вежливо отказали. Причиной отказа, на этот раз, стало нежелание основателей и разработчиков сервиса переезжать в чужую Калифорнию из родного Израиля.

В итоге, спустя ещё один месяц, Waze был куплен Google, который предложил компании 1,3 млрд. $ и согласился со всеми условиями, включая требование сохранить R&D офис в Израиле. 300 млн., полученные сверх ожидаемой суммы, основатели Waze распределили между сотрудниками пропорционально их вкладу в успех компании. Вот так в один день все разработчики Waze стали миллионерами. Оно, конечно, тому предшествовало несколько лет напряжённой работы, но, не будь в стране хорошо поставленной инновационной системы, эта разработка ушла бы в чужие руки за бесценок, а те, кто все это создавал и продвигал, остались бы у разбитого корыта несбывшихся мечт, получив крохи за труды свои.

 

Опубликовано на сайте: 2018-06-14

Комментарии к этой статье:

Добавить новый комментарий!

* – Поля обязательны для заполнения!

Ваше имя *:
Ваш e-mail адрес:
Ваше сообщение *:
Введите число *: