Инновация - это исторически бесповоротное изменение способа производства вещей.
Й. Шумпетер


М.И. Туган-Барановский

Й.А. Шумпетер

Н.Д. Кондратьев

Галерея выдающихся ученых

UA RU EN

Обращаем внимание на инновацию, созданную на данном сайте. Внизу главной страницы расположены графики,  которые в on line демонстрируют изменения цен на мировых рынках золота  и нефти, а также экономический календарь публикации в Интернете важных мировых экономических индексов 

 
Публикации

Макаренко И.П.

Инновация и земельный вопрос

Статья впервые была опубликована 10 октября 1997 года, в газете «Деловая Украина». Проблемы, решаемые в Украине в тот период имели иную первопричину. Представленная вниманию читателей статья подана на сайте практически в том виде, как и 9 лет назад. Конечно, сегодня я бы добавил соответствующий материал о социальном капитале и гуманитарных ценностях, об инновационной и традиционной (ортодоксальной) экономиках, однако и без него тема, как мне кажется, остается актуальной.

Автор

P.S.

Интересными иногда бывают пересечения событий во времени. По данному вопросу, затронутому в статье (в контексте инновации), автор в 1998 г. встречался с тогдашним Главой НБУ. 


Старуха и сокол

Был у одного человека сокол. Любил он эту гордую птицу, души в ней не чаял. Как-то раз по ошибке сокол залетел в дом к старухе. Увидев красивую птицу, старуха обрадовалась, поймала ее и привязала за ногу к столу. А перед ней насыпала много зерна.

Прошел день, а сокол к еде не притронулся. Вот старуха и думает: «Верно, у него клюв кривой, что он не ест ничего... Надо бы ему клюв подрезать». Как подумала старуха, так и сделала. Приходит на следующий день, смотрит и снова вздыхает: «Больно он когти отрастил длинные, наверное, поэто­му совсем не ходит. Надо бы ему когти укоротить». Как подумала, так и сделала.

Через несколько дней приходит к старухе настоящий хозяин сокола. Ему люди сказали, где его птица. Огорчился он, когда увидел, что с соколом стало, взял его и пошел домой. Показывая его дома своим детям, сказал: — Каждый из вас, кто пойдет туда, где не знают вам цены, будет похож на моего сокола.

(Сказки и стихи Афганистана, стр. 161, Государственное издательство «Художественная литература», Москва, 1958 г.)

 

 

Инвестиционный процесс: проблема гарантий отношений собственности

Одним из самых ценных богатств Украины является земля. Она нас кормит, поит, одевает, обувает. В чем же причина, почему мы, имея это богатство, все-таки бедны? Причин много, проблема комплексная. Сре­ди прочих причин — угнетение инвестиционного процесса в экономике Украины, ход экономических реформ. Земельный вопрос в этой связи занимает особо важную позицию.

Продолжая начатый разговор об инновациях и точках роста как приоритетах инвестиционной политики (см. «ДУ» №57), тему о зем­ле невозможно обойти, так как она затрагивает важнейший аспект — создание благоприятных условий для предпринимателя в части обес­печения гарантий в отношениях собственности. Этот «инновационный срез» земельного вопроса и является в настоящей статье главной це­лью нашего внимания.

Инвестиции капитала в точки роста по своей природе всегда сопря­жены с большим риском. Базисная инновация, точка экономического роста, подразумевает довольно значительные по объему капиталовло­жения. Это уже риск. А в условиях кризиса, когда происходит быстрое изменение номинальных и реальных значений стоимости капитала, что усиливает атмосферу неопределенности, этот риск возрастает многок­ратно.

По этой причине любой вопрос, относящийся к обеспечению гаран­тий в отношении собственности, приобретает значительную актуаль­ность. Возьмем, к примеру, вопрос привлечения инвестиционных средств — банковский кредит. Кредит по своей природе — это уже до­верие, обладающее к тому же большой движущей силой — доверие банкира, дающего чужие средства предпринимателю для инвестирова­ния в дело, которое должно дать прибыль. Это доверие можно также интерпретировать как команду всей экономической системе подстроить­ся под намерения индивида. Но, выдавая кредит, банкир рискует средс­твами вкладчиков (экономических агентов или населения) и поэтому он должен позаботиться о гарантиях возврата выданных средств и меха­низме их реализации.

Как долго оставаться гривне бумагой для автографов?

Одним из вариантов гарантии защиты банкира от рисков выступает залог. Возможны различные схемы его оформления и реализации. Рас­смотрим одну из них как теоретическую модель, в которой в качестве связующих звеньев выступают кредитные деньги и вексель, а в качестве залогового имущества выступает само предприятие предпринимателя. Закладывая предприятие, предприниматель оформляет с банком, нап­ример, вексель — ценную долговую бумагу, которая выкупается им у банка средствами возврата кредита. Если дело прогорит, то заложен­ное предприятие продается банком, а на полученные средства оплачи­вается вексель, и, таким образом, выданные в кредит деньги возвраща­ются банком владельцам.

Будет ли вексель в рассматриваемом случае полноценным даже при самом совершенном законодательстве, если земля, на которой нахо­дится залоговое имущество, будет принадлежать другому хозяину? Ко­нечно, нет. «Другой» хозяин, например, государство, исходя из своей целесообразности, может принять решение о строительстве тоннеля или коммуникаций и прочее на участке, где находится заложенное предпри­ятие. Такое предприятие сразу же упадет в цене и банк уже не сможет вернуть деньги своих вкладчиков в случае необходимости,

Поэтому, для того, чтобы вексель имел полноценное наполнение, долж­на быть наполненная реальным экономическим смыслом ипотека — зак­ладная на землю. Этот реальный экономический смысл ипотеки появляет­ся только тогда, когда хозяин предприятия становится и реальным хозяи­ном земли, на которой расположено предприятие.

Справедливости ради следует отметить, что на сегодняшний день в странах с развитыми кредитно-денежными отношениями и с развитыми институтами обеспечения гарантий в отношении собственности кредит не привязывается только к ипотеке и векселю. Однако для нас такая жесткая привязка, на мой взгляд, весьма актуальна. Дело в том, что у нас так и не были завершены экономические механизмы обеспечения гарантий в отношении собственности вследствие значительного разрыва во времени их эволюции, вызванного господством командно-распреде­лительных отношений

Таким образом, для создания условий, благоприятствующих предп­ринимательской деятельности, крайне необходимо решение вопроса о приватизации земли. С решением этого вопроса открывается возмож­ность не только реализации механизма гарантий в отношениях собст­венности, но также и вопрос о реальном денежном наполнении эконо­мики.

Деньги, если они кредитные, это еще и средство защиты интересов (при условии разумной политики государства и центрального банка). Рассматривая эволюцию развития денег, можно найти любопытные де­тали. Если у вас есть доллары, посмотрите на их лицевую сторону. В левом верхнем углу вы увидите надпись «This  note...» («Эта запис­ка...»), отсюда и наше «банкнота», то есть банковская записка. Т.е. из­начально банкнота появилась в обращении действительно как банковс­кая записка в обмен на вексель или ипотеку, играющих не последнюю роль в механизме обеспечения гарантий, защиты интересов, на которую владелец такой записки на рынке инвестиционных товаров мог приоб­ретать необходимые вещи для осуществления своего инвестиционного проекта.

Вспомним советские деньги. На дензнаках номиналом от рубля до пяти значилось «казначейский билет», а от десяти и выше — «банковс­кий билет». По сути, казначейский билет — заменитель металлических денег, и выпускался он государством, держателем казны. Поэтому он гарантировался золотом казначейства. Банкнота (банковская записка)же, как мы указывали, гарантировалась имуществом получателя кредита или землей, В советс­кое время, так как все имущество было национализировано, на дензна­ках писалось, что они обеспечивались всем национальным достоянием

Однако экономический смысл банкноты и казначейского билета уже при этом нивелировался (никто даже не замечал не только разницы между казначейскими и банковским билетами, но зачастую и саму надпись), а связь с функцией защиты отношении собственности была ра­зорвана, так как собственность делилась, по большому счету, на госу­дарственную и на личную. С этими действиями были разрушены экономи­ческие основы вексельного оборота и других ценных долговых бумаг. Безналичные деньги перестали выполнять возложенную на них функ­цию. Как итог, долги в советское время стало естественным «выби­вать», а коммерческий кредит как вид кредита исчез совсем.

На сегодняшний день на дензнаках Украины нет обозначений, банк­нота это или казначейский билет. Это бумага для автографов председа­телей НБУ, хотя в этом их вины нет. Отсутствие институтов частного землепользования лишает национальные деньги функции полноценного регулятора в механизме обеспечения гарантий, реального наполнения вексельного и ипотечного оборота. И если в советское время отсутст­вие экономических регуляторов в какой-то мере компенсировалось пар­тийно-административной системой, то разрушение этой системы без введения соответствующих экономических институтов, компенсирующих ее отсутствие, создало предпосылки усиления безответственности. В итоге мы столкнулись с прототипом «мужицкого навала» — «грабь наг­рабленное».

Возникла парадоксальная ситуация. Рыночные отношения узаконе­ны, частная собственность тоже, а важнейшие звенья рыночного меха­низма не введены. Остановка реформирования экономики на полпути отрицательно сказывается и на инвестиционном процессе. И хотя сам инвестиционный процесс подразумевает весьма сложный комплекс мер по обеспечению соответствующих условий, земельный вопрос является одним из главных.

Земельное реформирование: посеяв ветер — пожнете бурю

Рассмотрим другую сторону земельного вопроса — социальную. Вас не удивляет относительное спокойствие общества, несмотря на стремительное падение жизненного уровня? Или все уже привыкли к кризису? А вот иностранцев удивляет. Наблюдая наши макроэкономи­ческие показатели, они вслух высказываются, что до приезда к нам ожидали увидеть удручающую картину озлобления и хаоса, и чрезвы­чайно удивляются, увидев улыбающиеся лица и работающие магазины. Удивляются потому, что в их странах даже при более низких темпах па­дения экономики возникают бурные протесты. Это что — запуганность нашего общества лишениями, которые пришлось испытать в прошлом? Возможно, но, полагаем, не совсем.

Дело в том, что, несмотря на жесточайший кризис, нашим людям есть что терять. Не все потеряно. Виной тому все та же наша отста­лость. Если в развитых странах доля работающих в аграрном секторе сократилась до минимума, то у нас нет. Даже по официальной статистике мы имеем 32% сельского населения, но и эти проценты не совсем отражают действительность. У нас подавляющее большинство работос­пособного населения «аграрии» — люди, получающие дополнительные доходы от земли (дачи, участки в сельской местности и прочее). То есть значительная, подавляющая часть населения, несмотря на сниже­ние общего жизненного уровня, имеет дополнительный источник сущес­твования — их кормит земля в буквальном смысле.

Если в развитых странах эволюция вытеснила людей с земли так, что они уже не могут к ней вернуться как к источнику существования, то у нас, в результате запоздалости промышленного развития и смены феодальных отношений, низший хозяйственно-технологический уклад потянулся шлейфом за нами в наше время.

В результате в развитых странах Запада снижение уровня жизни «прижимает обывателя к стенке», а снижение жизненного уровня у нас заставляет глубже «зарываться в землю».

В этих условиях попробуйте провести тотальную приватизацию земли. Землю сразу же скупят те, кто побогаче, отрезав остальных от источника жизни. И вы пожнете социальную бурю. Не верите? Попробуйте.

Ну, вот и все. Мы с вами, кажется, зашли в тупик. Отсутствие част­ного права на землю тормозит проведение реформ, его введение в сло­жившихся условиях грозит социальными потрясениями. Где же выход?

Земля земле рознь

До этого момента мы рассматривали землю в целом. А если подой­ти дифференцированно? Ведь земля земле рознь. Действительно, зем­ля, на которой выращивают хлеб и которая является основным источ­ником жизни как таковой, есть земля, спасающая нас сегодня в часы кризиса от еще больших лишений. Однако земля, в которую вложен труд поколений, преобразованная и приспособленная для более высо­ких форм жизни, уже иная земля. К какой категории, к примеру, отнес­ти землю городов, крупных индустриальных центров, в которой проле­гает множество коммуникаций? Это уже не просто земля, а сложная инженерная система. Она сотни раз копана-перекопана. В ней сконцен­трирован не просто результат труда поколений, она несет на себе пе­чать эволюции развития общества. Как инженерная система она уже не может просто принадлежать всем. Вопрос о ее принадлежности уже должен решаться аналогично вопросу о принадлежности, скажем, заво­да — так же сложного инженерного сооружения. Да, кстати, собствен­но сам завод разве это не возделанная земля, приобретшая в результа­те иные формы? Кирпич, пошедший на сооружение стен, бетон, стекло и так далее — все это взято из земли как ее часть. Земля, возделан­ная, преобразованная, получившая форму завода, стала приносить те­перь уже свои, характерные для нее, плоды. Так, по поводу завода вроде бы споров нет — быть ему или не быть частной собственностью. А почему же тогда идут споры по поводу зе­мельного участка, на котором стоит этот завод? Ведь этот земельный участок также возделан и преобразован и принял форму сложного инже­нерного сооружения. И, заметьте, на этой земле, на этом сложном инже­нерном сооружении продолжают трудиться люди, которым, кстати, при высоком уровне организации производительных сил совсем не обязатель­но растить хлеб, чтобы себя прокормить.

Рожденные безземельными, эти люди совершенно не чувствуют себя обездоленными, скорее наоборот, они даже рады, что у них меньше забот. А если взять «белых воротничков», так тем более — им и завод не нужен! Сегодня им подавай компьютер, без которого они будут чув­ствовать себя обездоленными.

Безусловно, мы сознаем, что приведенное — слишком высокая сте­пень абстракции. Но акцент сделан намеренно, чтобы показать, что подходить к решению земельного вопроса следует дифференцированно. Это вытекает из логики развития природы и общества. Согласно этой логике вывод как бы напрашивается сам — земельные участки, на которых стоят предприятия и другие сооружения, должны принадле­жать владельцам этих предприятий и сооружений; земельные участки, на которых выращивают хлеб, должны принадлежать тем, кто его вы­ращивает.

Однако этот, лежащий на. поверхности ответ, — только вершина айс­берга. Например, как поступать с теми участками земли, на которых се­годня стоят сотни, тысячи неработающих предприятий, разворованных нерадивыми «работниками» и поставленных на колени неразумной мо­нетарной и фискальной политикой? По всей видимости, если на эти предприятия не пришел хозяин, а предприятия не дают обществу поль­зы, то и трогать эти земельные участки не следует. Да и продажа земли сельскохозяйственных угодий должна осуществляться тем, кто от нее получает средства к существованию, или не продаваться в период кри­зиса вообще. По мере же экономического роста, когда не по статисти­ке, а в реалиях доля работоспособного населения, относящегося к «аг­рариям», будет уменьшаться, «притягиваясь» к сферам индустрии, сер­виса и проч., высвобождающаяся земля может и должна приватизиро­ваться, формируя фермерское движение.

Процессом приватизации нужно управлять

Управление процессом приватизации земли, как и управление лю­бым макроэкономическим процессом, должно осуществляться без рез­ких рывков. Макроэкономика в управлении не терпит резких шараха­ний. За резкие изменения всегда наступает расплата, которую несет все общество. В качестве примера можно привести резкую либерализацию цен в 1993 г. Тогда в качестве расплаты за неразумные действия вспых­нувшая инфляция (темп прироста составлял 10200%) «размыла» средства предприятий и населения. Здесь же, в земельном вопросе, резкие изме­нения могут привести к еще более тяжелым последствиям.

В этой связи возникает вопрос о темпах изменения структуры собст­венности на землю. Ответ на него может показаться неожиданным. Темпы приватизации земли должны быть такими, которые в совокуп­ности с возникающим в связи с ним комплексом экономических про­цессов вызывают инфляцию не более ее естественного уровня, при тем­пах экономического роста, не превышающих предложения ресурсов на конкретный момент и с учетом перспективы на ближайшие 3 — 5 лет (для всей национальной экономики).

Причина, по которой темпы экономических преобразований свя­зываются с темпами инфляции в том, что с преобразованиями свя­зываются, как правило, и изменения потоков капиталов. При этом не только значительное расхождение реальных и номинальных зна­чений вызывает разрушительные процессы, но и их темпы. Пример у нас перед глазами. Резкое, превышающее оптимальные темпы, из­менение структуры собственности на средства производства приве­ло к хаосу в экономике, разорив и промышленность, и население. Если теперь проделать то же и с землей, то без социальных потря­сений не обойдется.

Любые преобразования, влекущие в итоге плавные и небольшие ин­фляционные процессы, в которых доминирует составляющая инфляции спроса, не есть плохо, особенно в кризисе,

Безусловно, любое превышение инфляции выше естественного уров­ня — процесс разрушительный, да и за любым ее показателем должна стоять расшифровка, за счет чего: больше будет составляющая инфля­ции издержек или инфляции спроса, так как существует большая опас­ность появления армии советчиков, ратующих за управляемую инфля­цию, видя за этим растворение тромба неплатежей и задолженности именно того сектора, который и дает инфляцию издержек. Вернемся к земельному вопросу.

Приватизация земли крайне важный шаг для успешного осуществле­ния реформ. Реализация его позволила бы наполнить реальным содер­жанием денежное обращение, активизировала бы рынок ценных бумаг, создались бы более благоприятные условия для совершенствования ме­ханизма гарантий в отношениях собственности. Но при этом остается открытым вопрос о том, с чего начать, о принципах осуществления ме­ханизма приватизации

Ответ на этот вопрос, на наш взгляд, лежит в плоскости приорите­тов, диктуемых инновацией на макроэкономическом уровне. Частично проблема приоритетов освещалась в статье автора 13 августа 1997 г. в «Деловой Украине» (№57). Исходя из логики инноваций, земельному вопросу, приватизации земли должен предшествовать процесс опреде­ления в экономике «точек, роста» и закрепления их в законодательном порядке в качестве приоритетов государственной политики, а при раз­работке комплексной программы первоочередных мер по выводу эко­номики из кризиса (см. указанную статью в «ДУ») земельный вопрос желательно включить в раздел, касающийся обеспечения благоприят­ных рыночных условий для предпринимательства.

Процесс приватизации вообще не должен вестись просто ради приватизации. 0н должен преследовать цель повышения темпов эко­номического роста и улучшения благосостояния народа.

Возможная модель приватизации земли: роль «точек роста»

Как вариант, при таком подходе механизм осуществления прива­тизации земли мог бы выглядеть следующим. При определении «точки роста» — предприятия и законодательном закреплении за ним такого статуса земельный участок продается государством вла­дельцу этого предприятия. В процессе экономического роста «точка роста», если она выбрана правильно, начнет формировать взаимос­вязанную и взаимообусловленную совокупность предприятий, кото­рым следовало бы дать право выкупа земли, на которой они распо­ложены. Таким образам, приватизация осуществлялась бы плавно «естественным», эволюционным путем, одновременно привлекая средства для инновационного процесса в создание инфраструктуры базисной инновации (или «точки роста», о которой шла речь в ста­тье «ДУ» №57 за 1997 г.).

Наличие приватизированной земли наполнило бы реальным эконо­мическим смыслом денежный оборот, создало бы условия для воз­рождения института коммерческого кредита. При таком подходе, в процессе экономического роста, успешно работающие предприятия будут «притягивать» на себя все больше и больше «аграрного» рабо­тоспособного населения, обеспечивая его надежными средствами к существованию. При условии успешного проведения реформ и все большего включения числа производств в эффективный экономический процесс, неизбежно наступит переломный момент, когда в сельс­кохозяйственном производстве останется такая доля работоспособ­ного населения, что вопрос о повышении производительности труда станет актуальным. Вот тогда и можно начинать приватизацию сельс­кохозяйственных угодий, но опять же соблюдая принцип «точек рос­та» — кто работает более продуктивно и по результатам труда в сос­тоянии выкупить землю.

Следует заметить, чтобы Украина не потеряла экономический суве­ренитет, нужно стимулировать отечественного производителя и инвесто­ра и приоритет права выкупа земли оставить за ним.

И в завершение. Обращая внимание Законодателя на «инновацион­ный срез» земельного вопроса, хочется выразить надежду, что принци­пы, диктуемые логикой инновационного процесса («точкой роста»), на­циональными интересами и интересами национальной безопасности, бу­дут соблюдены.

Цену своей земле нужно знать. Нельзя допустить, чтобы она стала изуродованной, как тот сокол.

Игорь МАКАРЕНКО, к.э.н., член международной ассоциации ученых «Прогнозы и циклы». 1997 г.

 

Опубликовано на сайте: 2007-01-10

Комментарии к этой статье: