Інновація - це історично безповоротна зміна способу виробництва речей.
Й. Шумпетер


М.І. Туган-Барановський

Й.А. Шумпетер

М.Д. Кондратьєв

Галерея видатних вчених

UA RU EN

Обращаем внимание на инновацию, созданную на данном сайте. Внизу главной страницы расположены графики,  которые в on line демонстрируют изменения цен на мировых рынках золота  и нефти, а также экономический календарь публикации в Интернете важных мировых экономических индексов 

 
Публікації

Теслинов А.Г.

Интеллектуальные преграды восприятия нового. Философия расширения сознания

Статья впервые была опубликована в сборнике материалов конференции:

Теслинов А.Г. Интеллектуальные преграды восприятия нового // Топ-менеджер, создающий будущее. Материалы конференции. - Челябинск, Екатеринбург, Аракуль. 6-7 июля 2007

При полном или частичном использовании материалов статьи ссылка на автора и источник первичной публикации обязательна.


Введение

Известно, что человек никогда не видит реальность такой, какая она есть. «Природа прячется», - говорили мудрецы древности (Гераклит). Между нами и действительностью всегда можно найти  какое-нибудь «устройство», которое раскрашивает ее в несуществующие цвета, придает ей несуществующую форму, наделяет ее несуществующими свойствами.  Это «устройство» - не  вражий прием и не наша слабость. Так устроен наш способ, каким мы познаем мир.

Уже давно известно, что «функции нашего разума – это познать истину посредством заблуждения»[1]. Исходя из этого назначения рассудка, природа должна была сама создать  нечто, подобное   искажающим действительность «призмам». Она «должна» была это сделать, чтобы отправить нас по пути разрушения этих «призм» ради  шанса встретиться или даже встречаться с нею самой. Наверное, это и состоялось в нашей природе. Теперь, когда двое одновременно смотрят через решетку темницы на улицу, то один видит звезды в небе, а другой – грязь под стенами. А что же там на самом деле?

Этот пример приводит к очевидному – за каждым взглядом «стоит» некая установка сознания, которая и направляет наше мышление реальности. А есть ли еще что-то, помимо установок сознания, что влияет на картины, которые мы видим в деятельности, в бизнесе, в жизни? Оказывается, есть – это наши представления обо всем этом. Скажем, тот, кто убежден, что человек человеку волк, никогда не увидит в соседе Учителя… и наоборот.  Но есть ли еще что-то, кроме психических установок и представлений? Оказывается, есть – наши органы чувств. Так, человек с «тонким» обонянием видит мир гораздо объемнее других, а каков он на самом деле?  Наверное,  есть еще что-то в природе «устройств»,  искажающих действительность для нас. Но преодолеть хотя бы эти…

 Как бы то ни было, объективно есть нечто, что пленит нас, ограничивает нашу свободу в отношениях с действительностью, упрощает или, напротив, усложняет наше бытие. А активность нашей жизни либо усиливает этот плен, либо освобождает от него. В этом смысле человек, глубоко погруженный в бизнес, больше других имеет шансов заточить себя в собственную темницу, либо освободиться раньше других. С одной стороны, «участие в жизни мешает наблюдению над нею» и по этой причине усиливает плен. С другой стороны, именно глубокое участие в жизни и дает тот опыт, который может стать «рычагом» освобождения.  Только для этого опыту нужна поддержка. Ею для многих была и есть философия.

Живая, конструктивная философия издревле была не только и не столько способом объяснения действительности, сколько способом жизни, способом освобождения чувствующей души от внешнего насилия природы и даже способом освобождения… от скуки. «Философия… освобождена от тоски и скуки жизни. Я стал философом…, чтобы отрешиться от невыразимой тоски обыденной «жизни», пишет Н. Бердяев. «Философская мысль всегда освобождала меня  от гнетущей тоски «жизни», от ее уродства. Я противополагал «бытию» «творчество». Своеобразие моего философского типа, прежде всего, в том, что я положил в основании философии не бытие, а свободу»[2].

Речь пойдет далее о существе интеллектуального плена, в который чаще всего попадают активные  деловые люди, о конструктивных возможностях философии и о тех особенностях философского мышления бизнеса и себя в нем, которые придают ему силы освобождения сознания от этого «плена». С такого рода освобождением связана возможность все более полного и радостного проживания своего пути.

 

Формы интеллектуального плена руководителя

Интеллектуальный плен – наиболее изощренный из всех существующих в Поднебесной. Вот его некоторые формы, проявляющиеся наиболее изящно среди активных деловых  людей.

  • Отторжение  реальности. Эта форма плена проявляется тогда, когда события, которые не «попадают» под наши сложившиеся представления о действительности, отторгаются. Примеров много: «он не мог предать», «клиенты должны были это понять», «это не может не нравиться», «так, вот ты, оказывается, какой?!». Известно, что чрезмерно большие различия между сложившимися внутренними представлениями руководителя о мире и самим внешним миром служат причинами серьезных заболеваний. А чтобы подготовиться к бедам… «нужно подготовиться в мыслях к их вероятности»[3].

  • Интеллектуальная  смерть. Практика показывает, что меньше других поддаются обучению и меньше всего тратят на собственное обучение первые лица компаний.  Причины этого обстоятельства не только в чрезмерной занятости. Это плен в виде иллюзии познанности всего.  В миру это называют ласково примерно так: «Замастерился…». После этой опасной фазы быстро проявляется отставание от других, от близких, от тех, кто еще движется к мастерству.

  • Иллюзия  объективности личных суждений. Все уточненные законы и закономерности свидетельствуют об одном – они были недостаточно объективны. Иными словами, все, что совершается человеком, имеет субъективный характер. Платон об этом говорил категорично: «Есть мнения, а есть знания». В прошлом веке К. Поппер уточнил: есть три мира: мир реальности, мир суждений о ней, мир все более объективизирующегося, но обреченно незавершенного знания[4]. Отсутствие конструктивного сомнения  у руководителя – это след интеллектуального плена, о котором мы говорим.

  • Иллюзия  вневременности творений. Ей всегда есть место там, где обнаруживается хотя бы тень надежды на то, что что-то можно сделать навсегда. Поскольку этого еще не удавалось никому, то плен этот наиболее очевидный.

  • Пессимизм. Пессимизм – это не  психическое заболевание, а следствие мировоззренческого изъяна и интеллектуального плена. Проявляется он в неявной установке сознания примерно такого рода: «Все, что мне нужно, это немного порядка, чтобы защититься от хаоса». При этом «лишение свобод» заключается в самоличном отказе от возможности исчерпать до полной глубины собственный потенциал познания мира и найти  в нем место высшей радости, которая только доступна искателю.

  • Беспокойство  противоречивости. Это явление, исходящее из надежды на однозначный ход явлений и событий. Начало этому в нас положено, наверное, в школе, когда мы искали «правильное» решение математических задач в конце задачника. Но не многие даже и после школы отказались от однозначности. Это беспокойство снимается, когда сознается фундаментальное свойство проявленного мира – содержать в каждом своем акте противоречие.

  • Нецелостность решений. Поскольку с целым мы никогда не встречаемся, а можем только помыслить его, то в отсутствие идей целого многие решения руководителя рано или поздно обнаруживают незавершенность. Это  проект без страховки от рисков, план маркетинга без «непредвиденного», перемены без мотивации к ним и пр. Плен «нецелостности» есть следствие непонимания принципиальной обусловленности всего на свете.

  • Трудность  встречи с непреодолимой сложностью. Известно, что сложность – категория субъективная.[5] Сложным для нас является такой «отрезок» действительности, для объяснения которого нам требуется много моделей и представлений. В этой мысли содержится и способ преодоления сложности – расширение собственного модельного ряда.  Но не только его.

  • Интеллектуальный  «шум». Эта форма бедствия особенно распространилась с расширением информационных полей, в которых мы живем. Известно, что при общем увеличении информации количество ценной информации уменьшается.[6] Мы попадаем в зависимость от чрезвычайного разнообразия сведений о деталях деталей деталей и т.д. и в результате «утопаем»  в  информационном «мусоре». Нам помогают в этом не только СМИ, но мы сами. Возвращение к жизни здесь возможно при натренированности сознания на работу с абстракциями. Они «сжимают» и «отжимают» информационные миры.

  • Иллюзия идеальности концепций. Эта странная форма плена состоит в ложном представлении о том, что наши идеи, концепции и уж тем более  наш язык не являются мощными преобразователями действительности, что они – лишь следствия обнаружения того в природе, что уже  есть и было в нем.    Думая так, легко навредить там, где нам и не хотелось. Наши концепции, наши идеи – мощные «рычаги» преобразования действительности. Идеями преодолеваются фатальные последствия второго начала термодинамики.[7]

  • Слабость   обыденного мышления. Обыденное мышление чрезвычайно абстрактно. Вот примеры: «все ГАИшники взяточники», «у них никогда ничего путевого не выходит», «все подчиненные (все мужики…) думают только об одном», «Россия – щедрая душа» и др. Мыслить конкретно очень сложно, поскольку всякое конкретное есть синтез многих абстрактных свойств реальности[8]. В отсутствие навыков конкретного мышления мы находимся в плену обыденности.

  • Уход от настоящего.  Бизнес принципиально основан на идее построения сегодня оснований завтрашнего успеха. Мечтать, планировать, строить сценарии будущего, желать будущего – все это атрибуты здорового и успешного руководителя. Они же и атрибуты человека, убегающего от настоящего. В этом бегстве теряется  по-настоящему ценное - неповторимость происходящего мгновенья, которого ты жаждал вчера. За этой формой плена стоит неспособность к медитации на настоящее, установки на «здесь и сейчас». 

  • Иллюзия бесконечности.  Для большинства людей свойственно рассматривать свою жизнь (свой бизнес) без границ. В молодости это оправданно, простительно, хотя и забавно. В зрелом возрасте – это наивно. Ведь все, что имеет начало, непременно имеет конец. Предельно отчетливо на средство освобождения от этой иллюзии указал Платон своим знаменитым определением: «Философия – это искусство смерти».  Упражняться  в умирании -  это  упражняться в жизни по-настоящему, то есть в том, чтобы превзойти себя частичного и пристрастного, возвыситься до видения сверху, к универсальной перспективе. Философствовать  так - это  служить собственному освобождению.

В этом месте Читателю стоит обратиться к себе и определить меру и характер пленения  себя самого своими собственными интеллектуальными способностями. Поставьте себе оценки за обладание тем или иным свойством: чем надежнее Ваш плен, тем пусть будет выше оценка…

 

Отторжение  реальности

 

Интеллектуальная  смерть

 

Иллюзия  объективности личных суждений

 

Иллюзия  вневременности творений

 

Пессимизм

 

Беспокойство  противоречивости

 

Нецелостность решений

 

Трудность  встречи с непреодолимостью

 

Интеллектуальный  «шум»

 

Иллюзия идеальности концепций

 

Слабость   обыденного мышления

 

Уход от настоящего

 

Иллюзия бесконечности

 

 

Неровности образующегося профиля могут подтолкнуть развивающегося человека к позитивным переменам.

Итак, философия…

Философское мышление бизнеса… Это как?

«Философия ѕ наука об общих законах развития природы, человеческого общества и мышления». В этом «школьном» взгляде на философию есть некая правда. Во-первых,  философия в остановленном виде есть некоторое готовое знание. Отчего она похожа на науку ѕ  систему знаний. Во-вторых,  философия  имеет дело не столько с наблюдаемыми явлениями, сколько с  основаниями явлений, отчего похожа на науку об общих законах. В-третьих, философия выстраивается понятиями и выражается через понятия. Отчего она похожа на некоторую логическую систему и, тем самым ѕ на науку. Но не в этом состоят ее главные освобождающие силы.

Существеннее другое, а именно то, что она «есть оформление и до предела развитие собственных состояний с помощью всеобщих понятий, но на основе личного опыта»[9].  В основе живой философии всегда лежал личный опыт, практика существования и переживания реальности. Именно они питают мысль, открывают  возможность развития собственных состояний путем изменения точки зрения на обыденные события, изменения отношения к ним и собственного поведения. При такой практике философии она может принести сознанию подлинное освобождение от иллюзий очевидности наблюдаемых явлений. Только для этого наш ум должен быть особенным образом организован и натренирован особенными (философскими) упражнениями.  Лучшим полем для таких упражнений являются… проблемы бизнеса.

Проблемы – это язык, на котором с нами разговаривает действительность в попытках помочь нашему развитию. И каждый человек «понимает» этот язык настолько, насколько сильны его способности выхода за пределы самой деятельности. В этом смысле философия – наибольшая «высота», на которую мы способны подняться в интеллектуально-духовном постижении уроков деятельности.

Как происходит так, что философия претендует на вершинную роль в понимании себя и мира, в освобождении? Это обусловлено не столько состоявшимися откровениями философов, сколько способом, каким философия это делала и делает.

Если представить себе полноценный акт философского поведения в виде линии в некоторой временной развертке, то он может выглядеть поделенным на два различающихся «отрезка»

Первая половина – это время встречи с явлением. Это время переживания  встречи. Это время формирования со-бытия для нас.  Вторая половина – это время постижения события, время мышления его с помощью философских техник и понятий в состоянии внутреннего возвышения вплоть до самого высокого последнего урока.  Если всю траекторию философского акта, в ходе которого и проявляются ее освобождающие силы,  представить в виде некоторой серии шагов, то получится примерно так:

  • Шаг 1.  Переживание явления. Это откровенное признание себе в том, что именно волнует мыслителя. Это шаг превращения холодного явления в со-бытие. С этого момента начинается та философская пауза, которая отличает человека рефлексирующего от реактивного.

  • Шаг 2.  Осознание своего исследовательского намерения.   Любое событие может быть помыслено с любой точки зрения, с любым намерением. Однако, обыденное сознание и мыслит обыденно, по привычке, по сложившемуся пути. На этом шаге следует преодолеть соблазн мыслить обычно.  Откровение в выборе исследовательского намерения может создать неповторимую траекторию постижения  события.

  • Шаг 3. Простраивание пути мышления. Здесь должно состояться то самое мышление мышления, которое отличает философа от любого другого аналитика. На этом шаге свободное сознание выстраивает свою логику мышления  до того, как начнет объяснять явление. Лучшим способом выстраивания такой логики является вопрошание – вопросы прокладывают путь мысли.

  • Шаг 4.  Объяснение явления.  Это шаг приобретения смысла события. Здесь надо ответить себе на самим для себя поставленные вопросы. Это шаг вскрытия неочевидного. Здесь появляется то, что может  открыться только при состоявшейся логике мышления. Другое исследовательское намерение, другая точка зрения, другие вопросы откроют другое. Так,  сознавая себя саму мысль открывает неочевидное. Не к этому ли мы стремимся в поиске новых идей и решений? Однако, это еще не все. Философский акт почти состоялся, но не состоялся философ.

  • Шаг. 5. Возвышение себя самого. На этом шаге следует вывести урок из предыдущего. Это собирание себя, достраивание своего представления о событии и о мире через состоявшийся  опыт мышления. Это момент, когда должно состояться приращение нового к себе самому. И лучшие уроки -  только нравственные.

В такой логике мышления событий бизнеса, где каждый шаг совершается с осознанием всех возникающих «траекторий» развития мысли, появляется  возможность не только и не столько объяснить бизнес, сколько измениться самому,  освободиться от того плена, о котором мы говорили как о самом изощренном в живой природе.

Всему этому может поспособствовать следующий ряд конструктивных взглядов на философию.

  • Философия как мышление мышления. "Философия начинается там, где всеобщее понимается как всеобъем­лющее сущее, или, иначе говоря, там, где сущее постигается всеобщим образом, где выступает мышление мышления...».[10] Прежде другого к освоению этой роли философии подталкивает руководителя неопределенность, в которой развивается бизнес. Научившийся думать о том, как думать, приобретает черты адаптивной целостности. Для него не возникает ситуаций типа «поехали – потом заведем». Но важнее другое – мышление собственного мышления «прибавлением к ситуации внутренней речи» открывает возможности прокладывания интеллектуального пути, ясного самому себе. В этом откровении многое теряет или, наоборот, приобретает смысл.
  • Философия как выражение духа текущего времени. Спрашивающая себя мысль естественным образом выходит за пределы содержания знаний, которыми оперирует. Этот взгляд из-за пределов, взгляд в метапозиции дает возможность интегрировать частности. Это только философствующий ум мог заметить черты современного бизнеса: принципиальную незавершенность, эклектичность,  близость к опасной черте разнообразия, уход в сферы опосредованного воздействия на рынок, сильную зависимость от личностей и другие.  Всего этого нельзя заметить в ежедневных процессах без выхода за их границы. Философия  стремится мыслить в духе своего времени и потому является его отображающим содержанием.    
  • Философия как самостоятельные попытки мышления создания общего мировоззрения. Здесь стоит сделать ударение на слове «самостоятельные попытки». Это означает, что она имеет мало общего с  готовыми текстами, которые можно найти у Платона, Аристотеля, Соловьева, Мамардашвили и других философов. Эти тексты только тогда становятся философией, когда возбуждают в нас самих наши собственные мысли. «Философия побуждает нас к тому проблематичному, что имеется в мире и в нас, причем так, чтобы мы навсегда отказались искать решения «в записях учителя» (Мерло-Понти). [11]

  • Философия как мышление без предпосылок.  Там, где мышление  стремится поставить себя по ту сторону предпосылок вообще, и начинается философствование. Современная практика бизнеса демонстрирует много примеров предпосылочных суждений и поведения. Оказывается, что ни одно стратегическое решение не свободно от внутренней политической игры компании. Оказывается, что любое поведение компании на рынке всегда «наведено» некоей организационной парадигмой, то есть «очками», через которые руководители смотрят на мир.  Оказывается, в подавляющем большинстве взгляд российского менеджера на мир в первую очередь критичен, а уж потом конструктивен. Как можно помыслить бизнес и мир без предпосылок? И мир, и бизнес следует сначала «потерять» путем «эпохе»[12] (путем остановки, задержки суждений, путем такого состояние ума, при котором мы ничего не отрицаем и ничего не утверждаем о явлении), чтобы затем приобрести их в универсальном осознании.

  • Философия как  искусство изготавливать понятия. Вот несколько изготовленных философами понятий: сущность жизни – это изживание; первый шаг к освобождению – это «ослабление хватки», отказ от ограниченного и ограничительного; открытое образование; событийный маркетинг; холодный профессор и т.д.  Каждому понятно, что с новым понятием появляется линия смыслов, которой не было в нас. Это волнует. Это изменяет отношение. Это приоткрывает то, что, наверное, уже есть, но не было заметно нам. «Величие той или иной философии измеряется тем, к каким событиям призывают нас ее концепты, или же тем, какие события мы способны вычленить из концептов, благодаря ей».[13]

Ряд взглядов и соответствующих им возможностей философии не закончен… Философия как исповедь интимного «Я». Как  форма освобождения человека от насилия природы. Как  язык, «на котором расшифровываются свидетельства сознания». Как ревностное стремление к созерцанию подлинно сущего. Как преобразование восприятие мира. Как образ жизни. Как духовные упражнения. И снова… как искусство смерти. Практиковать хотя бы некоторые из этих ролей философии по отношению к тому, что дает нам бизнес, и есть путь к освобождению.

Но каковы ближайшие силы философии, которыми возможно «разбудить осознание своего существования как части вселенной», чтобы снова почувствовать интенсивность своего опыта, освобождение и радость пребывания в бизнесе, не покидая его? Каковы ближайшие силы философского отношения к бизнесу, способные помочь нам испытывать «чистое счастье существования»?

 

Освобождающие силы философии

Удивительная сила заложена природой в том обстоятельстве, что, обладая полной, богоподобной свободой изначально, человек всю жизнь вынужден обретать ее, преодолевая многочисленные барьеры. Удивительно и то, что наиболее трудными препятствиями к освобождению являются препятствия, выстроенные сознанием. Но там, где возникает проблема, там и содержатся силы для ее преодоления. Освободительная  деятельность философии содержится «в том коренном свойстве человеческой души, в силу которого она не останавливается ни в каких границах, не мирится ни с каким извне данным определением, ни с каким внешним ей содержанием, так что все блага и блаженства на земле и на небе не имеют для нее никакой цены, если они не ею самой добыты».[14]

Основными, ближайшими  и доступными к освоению освобождающими силами философии можно считать следующие.

  • Сила признания. Философия исходит из того, что между нами и реальностью всегда находится некая концептуальная схема («призма»), через которую реальность познается и преобразуется. Признание этого обстоятельства освобождает нас от трагедий соприкосновения с реальностью, которую «мы не знали». Мышление, оснащенное этой силой,  ищет изъян в концептуальной схеме и меняет ее ради приближения к реальности. Полем интеллектуального и эмоционального «сражения» и «согласия» в подобных ситуациях становятся отношения между нами и схемой и между схемой и реальностью. Это не столь болезненно, как отторжение реальности.

  • Сила приближения к реальности. Мы можем сознательно конструировать различные концептуальные схемы («призмы»), которые в разной мере приближены к реальности, произнося вслед за Блаженным Августином: «Я ошибаюсь, следовательно, я существую». Признание этой меры «приближенности» к  реальности как к последней (божественной) истине освобождает от интеллектуальной смерти как от прекращения существования остановкой поиска.

  • Сила обращения к установкам сознания. Философия принуждает нас к исследованию своих собственных установок сознания – ведь именно они  выступают основаниями той или иной концепции реальности. Эта возможность освобождает нас от иллюзии объективности личных суждений. Кроме того, возникает возможность сравнения рядоположенных концепций одной и той же реальности, «взятыми» с позиции различных установок.  Это освобождает от плена однозначности.

  • Сила «схватывания» смыслов.  Из средних веков к нам тянется традиция рассматривать концепт как «схваченный» смысл[15]. Термин «схваченный» означает, что любой концепт имеет принципиально обусловленное значение, значение здесь и сейчас. В высоких философских техниках это достигается сознательным заключением мира «в скобки».   То, что мы понимаем под бизнесом сейчас, совсем не похоже на то, чем он был для нас два десятка лет назад и чем он будет через двадцать лет. И философ это знает. Способность улавливать подобное текучее значение смыслов освобождает его от иллюзии безвременности происходящего.

  • Сила  расчищения пути. Задавая действительности вопросы, философия прокладывает себе путь, расчищая дорогу. «Добыча» знаний происходит здесь путем контролируемой, сознаваемой  цепи представлений. Это позволяет нам удерживать в ходе многотрудных  рассуждений весь путь предположений и выборов. «Прожекторный» способ мышления сильнее «бадейного».

  • Конструирующая сила идей. Идеи, концепции  предопределяют реальность. После формирования концепции действительным для нас становится то,  что мы придумали. Этот акт перехода идеи в реальность хорошо известен в бизнесе. Сознание такой природы идей освобождает нас от пассивной созерцательности. Мы всему подлинные творцы.

  • Мышление философа стремится снять противоречия, которые оно находит в реальности. Тем самым обычно формируется новый взгляд, в котором  противоречие находит объяснение и занимает определенное «место» в картине мироздания. Так  с помощью философской силы упорядочивания мы освобождаемся от беспокойства противоречивости.

  • Сила упрощения реальности произвольным делением ее на понятные части освобождает нас от трудностей встречи с непреодолимой сложностью.

  • Обращение к сути явлений связано с отделением полезного для нас от второстепенного. При этом происходит своего рода сужение разнообразия нашего смыслового поля.  Силою такого информационного очищения мы освобождаемся от интеллектуального «мусора».

  • Благодаря  тому, что философ непрерывно присутствует  в своем творении, его идеи и суждения становятся средством выращивания самого себя. Философствуя, мы присутствуем в рассуждениях  не только интеллектуально, но и душевно. Этой силою вовлечения в со-бытие мы освобождаемся от остановки в пути.

  • И, наконец, если философу удается проходить философские акты до конца, до возвышающих уроков, которыми могут быть только уроки нравственной высоты, то он приобретает силу восхождения к себе как к собранному субъекту. Он встречается с собой настоящим. 

Плена больше нет.


 

[1] Тагор Р. Садхана /Творчество жизни/. ѕ Самара: "Ра", 1993.

[2] Бердяев Н.А. Самопознание.

[3] Адо Пьер. Философия как способ жить: Беседы с Жанни Карлие и Арнольдом И. Дэвидсоном /Пер. с франц. В.А. Воробьева. – М.; СПб.: Изд-во «Степной Ветер»; ИД «КОЛО», 2005.

[4] Поппер К.Р. Объективное знание. Эволюционный подход Пер. с англ. Д.Г. Лахути. Отв. Ред. В.Н. Садовский. – М.: Эдитория УРСС, 2002.

[5] Резников Б.А. Системный анализ и методы системотехники. Часть 1. Методология системных исследований. Моделирование сложных систем. - М.: МОСССР,1990.

[6] Шеннон К. Работы по теории информации и кибернетике.- М.: Изд.иностр.лит., 1969.

[7] Кузнецов О.Л., Кузнецов П.Г., Большаков Б.Е. Система природа – общество -человек. Устойчивое развитие. – Государственный научный центр Российской Федерации ВНИИгеосистем; Международный университет природы, общества и человека «Дубна», 2000. – 392 с.

[8] Гегель Г.Ф.В. Кто мыслит абстрактно? // Вопросы философии, 1956. № 6.

[9] Мамардашвили М. Картезианские размышления. ѕ "Прогресс", "Культура", 1993. С.15

[10] Гегель  Г. "Отношение философии к другим областям". ѕ Соч…

[11] Адо Пьер. Философия как способ жить: Беседы с Жанни Карлие и Арнольдом И. Дэвидсоном /Пер. с франц. В.А. Воробьева. – М.; СПб.: Изд-во «Степной Ветер»; ИД «КОЛО», 2005.

[12]Гуссерль Э. Философия как строгая наука. ѕ Новочеркаск, Агенство «Сагуна, 1994.

[13]Делез Ж., Гваттари Ф. Что такое философия? / Пер. с франц. и послесл. С.Н. Зенкина. – М.: Институт экспериментальной социологии; СПб.: Алтейя, 1998. – 288 с.

[14] Соловьев Вл.С. Исторические дела философии // Вопросы философии. 1988. № 8

[15] Неретина С.С. Слово и текст в средневековой культуре. Концептуализм Абеляра. – М.: Гнозис, 1994

Опубліковано на сайті: 2010-08-27

Коментарі до цієї статті: