Інновація - це історично безповоротна зміна способу виробництва речей.
Й. Шумпетер


М.І. Туган-Барановський

Й.А. Шумпетер

М.Д. Кондратьєв

Галерея видатних вчених

UA RU EN

Обращаем внимание на инновацию, созданную на данном сайте. Внизу главной страницы расположены графики,  которые в on line демонстрируют изменения цен на мировых рынках золота  и нефти, а также экономический календарь публикации в Интернете важных мировых экономических индексов 

 
Публікації

Філатов А.С.

Історія людини – еколгія свободи: етапи еволюції людської діяльності в екологічному середовищі (тільки на рос. мові)

Результаты исследования

Актуальность исследования.

Одним из отличительных признаков современного этапа социально-исторического развития является высокая степень самостоятельности социальных субъектов, – как общества в целом по отношению к естественно-природной среде, так и отдельной личности в рамках социальной системы. Хотя, следует отметить, что автономность человека стала необходимым условием развития, а потом и его следствием, уже в процессе антропосоциогенеза. На заре человеческой истории происходит событие, которое многие исследователи называют «выделением человека из царства природы». Обретение человеком самостоятельности во взаимодействии с окружающей средой напрямую связано с реализацией им своих деятельностных качеств.

Степень автономности общества и качество его состояния связаны с экологическими (энвайронментальными) условиями реализации человеком своих сущностных сил и возможностей в процессе социальной деятельности. В этом случае социальная свобода представляется как выражение индивидуальной самости личности в процессе деятельности при определенных условиях окружающей среды. Отсюда возникает потребность в таких исследованиях, которые позволяют показать как, каким образом и в какой степени окружающие условия влияют на социальную свободу и статус личности. Вполне естественно, что, анализируя обозначенную проблему, необходимо активно использовать данные исследований социально-исторического процесса, определяющим фактором в развитии которого является реализация деятельностных качеств личности. В то же время, для личности возможности реализации деятельностных качеств в экологической среде во многом обусловлены рамками и степенью развития социума. Это в основном определяет условия реализации социальной свободы личности.

Общество выступает не только как среда становления и развития личности, но и как возможность осуществления  ее социальной свободы. Поэтому, рассматривая вопрос о социальной свободе личности необходимо учитывать все многообразие общественных отношений, в которые личность, прямо или косвенно, включена. Нельзя упускать из внимания развитие этих отношений и их состояние, выражаемое и представляемое уровнем развития личности, ее свободы деятельности.

Развитие личности, степень социально-деятельностной реализации ее возможностей является показателем, по которому можно судить о достижениях общественного прогресса. Свобода личности в социальном развитии играет существенную роль, главным образом вследствие того, что служит конечной целью и непременным атрибутом всего развития и в основном определяет его темпы. В свою очередь, в развитии личности и реализации социальной свободы в качестве основополагающего выступает деятельностный фактор. Им обосновывается процесс самовыражения  человеком, как субъектом деятельности, своей сущности. Поэтому попытки вывести свободу за рамки деятельности выглядят малоубедительно. Когда О.С. Волгин делает вывод о том, что «свобода ... не тождественна ни с выбором, ни с вызовом, ни с диалогом, ни с обменом, ни с деятельностью. Более всего эта безосновность роднит ее с творчеством»[1], то он, фактически, противопоставляет творчество деятельности. Вряд ли такое противопоставление может быть убедительным и, главное, плодотворным. Хотя бы по той причине, что функционирование общественной системы во многом обеспечивается творческим  потенциалом социальных субъектов, который реализуется ими в процессе деятельности.

То, что общество, функционирующее как система, нечто большее в деятельностном выражении, чем совокупность личностей его составляющих, факт очевидный. Но это вовсе не означает, что личность становится таковой только благодаря включенности в общественные процессы и социальная среда выступает в качестве детерминанты существования личности. Хотя социальная среда есть условия, необходимые для формирования и развития личности, но при этом определенные условия обеспечивают, но не детерминируют какой-либо процесс, в т. ч. когда речь идет о процессе формирования личности.

К примеру, для того, чтобы вырастить редкий цветок, нужна оранжерея с определенными условиями  влажности, температуры и освещения. Однако из этого отнюдь не следует, что эти условия есть причина произрастания цветка. Причина или источник в семенах, которые реализуются в определенных условиях. Когда эта реализация происходит, то уже сами растения создают и формируют среду и условия в оранжереи. И последняя становится такой, какой и должна быть – определенной средой, местом, где существуют экзотические растения.

Принцип «оранжерейного эффекта» работает применительно к обществу, которое становится системой благодаря деятельностному фактору. Источником этого фактора и его носителями выступают личности. Потому становление и существование общества возможно благодаря существованию личностей.

Проблема социальной свободы личности становится кардинальной в рамках социально-философского исследования по причине ее непосредственной связи с процессом общественного развития. Именно свобода, в этом контексте, предстает как целостность, выражающая сущностные качества социального состояния (или статуса) личности. При этом статус личности в основном определяется возможностями и уровнем реализации ею своих задатков и устремлений в той или иной сфере деятельности. Поэтому рассмотрение социальной свободы личности должно строиться на основе раскрытия механизма предшествующего общественного развития, осмысления нынешнего состояния и перспективы движения социума. Такой подход не требует детального рассмотрения исторического процесса, он предполагает социально-философский анализ основополагающих факторов и тенденций общественного развития. В этом плане рассматривается место и роль личности, значение ее деятельности в социально-историческом процессе. Определяя современного человека как Homo creatur[2], мы отмечаем сущность его функциональной деятельности в экологической среде. Такая деятельность становится созидательным фактором, непосредственно преобразуя и создавая окружающие человека условия. Эта направленность исследования становится особо актуальной в связи с тем, что человеческая деятельность в современном мире всего полнее обретает выражение созидающего социоприродного начала.

Не менее актуальным в современных условиях становится рассмотрение социальной свободы субъектов деятельности в связи с процессами в экологической среде. Не только по причине глобальности экологических проблем для человечества, но и вследствие конкретно-исторических и регионально-обусловленных экологических катаклизмов. Особую значимость подобного рода исследования имеют для Белоруссии, Российской Федерации и Украины, столкнувшихся с экологической катастрофой Чернобыля, ставшей во многом следствием человеческих ошибок в процессе экологической деятельности. Практически, проблемы современной экологии распространяются на все сферы общественной жизни и виды человеческой деятельности – как материальные, так и духовные. Этот вывод возникает на основе следующих фактов: во-первых, тотальной взаимозависимости человека и природы; во-вторых, обязательного взаимодействия природных и социальных систем, формирование в современном мире, в результате социальной деятельности Homo creatur, социоприродной системы, качественно отличной от исторически предшествующих; и, в-третьих, установление взаимосвязи неорганической и органической (включая человека) природы в пределах ноосферы.

Категориальный аппарат исследования.

Известно, что этимоном современного термина «экология», введенного в научный оборот Э. Геккелем в 1866 г., является древнегреческое oikos – обиталище. Оikumene у древнегреческого историка и географа Гекатея Милетского (ок. 546-480 гг. до н. э.) - это обитаемое пространство, среда, освоенная человеком. Сам Геккель под экологией понимал ту часть неорганической природы, которая выступала как окружающая среда для растительных и животных организмов и образуемых ими сообществ. В рамках данной среды представители живой природы строили отношения между собой, а также взаимодействовали с самой средой. Придерживаясь этих исходных значений, мы можем определять экологию и как учение об осваиваемой (освоенной) и создаваемой (созданной) среде существования человека, и как непосредственно саму эту среду. В последнем случае эпитет «экологический» позволяет подчеркнуть принадлежность к среде, освоенной человеком и содержащей в себе условия его социального существования.

При этом понятие экологии (как синонима ойкумены[3]) выражает не всю природу, а только ту ее часть, где осуществляется социальная деятельность. Потому формирование современной парадигмы социально-философского (и не только!) исследования взаимодействия общества и природы, их совместной эволюции (коэволюции) с должно происходить не просто с учетом экологических категорий, но, более того, сквозь призму экологической деятельности – деятельности человека в окружающей экологической среде. Следовательно, экологию необходимо представлять в более широком толковании и не сводить ее только к естественным процессам природной среды. Недостаточно определять экологию лишь как биоприродную среду (жестко придерживаясь биологической концепции Геккеля), т. е. среду обитания биологических организмов. В этом случае фактор человеческой деятельности отодвигается на второй план, а то и вовсе ретушируется. Целесообразно говорить об экологии, как окружающей человека среде, в рамках которой находится среда обитания живых организмов или биоэкология.

Определение императива социального поведения и деятельности субъектов в данном исследовании дается с учетом его тематической направленности и потому имеет отличия от традиционной кантовской трактовки. Для И. Канта социальный императив находится в сфере морали и нравственности и имеет два вида – гипотетический  и категорический. Такая дифференциация позволяет рассматривать мораль в качестве сферы реализации гипотетического императива. В то время как категорический императив соотносится с нравственными принципами и предполагает безусловную необходимость, связанную с всеобщими категориями, в социальном поведении человека[4]. В связи с этим, императив нравственных поступков человека у И. Канта правильнее было бы обозначать в русском языке как «категориальный», а не «категорический». Кантовский смысл императива далек от понимания его как «решительность, безапелляционность и ультимативность», что передается термином «категорический». В то время как термин «категориальный императив» указывает и передает смысл как раз универсальных (всеобщих) категорий, определяющих нравственные установки личности.

В настоящее время в иной философской традиции даются определения императиву социальной деятельности. Однако при этом сохраняется кантовский смысл императива как нравственного регулятора. Например, Н.Н. Моисеев вводит понятие экологического императива как «новой нравственности» и относит его к будущему обществу, развивающемуся в «эпоху ноосферы». С его точки зрения экологический императив утверждается тогда, «когда Разум имеет возможность направлять развитие биосферы в интересах Человека, его будущего», а общество должно «поставить свое развитие в определенные рамки, подчинить его тем или иным условиям «экологического императива»; однако, переход биосферы в сферу разума (ноосферу) еще ожидает человеческое общество, и «это будет мучительный и небыстрый процесс выработки новых принципов согласования своих действий и нового поведения людей. Другими словами, новой нравственности  (подчеркнуто мной – А.Ф.)»[5].

Условия экологической среды во многом определяются, особенно в современную эпоху, самой деятельностью человека. Поэтому экологический императив характерен не только для общества «эпохи ноосферы» и не сводится лишь к нравственным ценностям, как считает Н.Н. Моисеев. Он фактически является необходимым атрибутом истории существования человеческого общества. Этим отмечается значение деятельностного фактора в создании условий существования человека. В результате реализации своих деятельностных возможностей человек создает продукты, предметы, процессы в окружающей его среде. Тем самым обеспечиваются условия человеческого существования, определяется дальнейшее развитие и параметры совершенствования человеческой деятельности, ее пределы и формы. Получается, то, что  человек создает и как  создает, тем  он и пользуется, то  и формирует рамки его социального бытия. Именно в этом русле предлагается определение экологического императива, с его специфическими признаками, фиксирующими диалектическую взаимосвязь человека и окружающей природной (естественной и искусственной) среды. Этот аспект отмечается следующим образом: человек, с одной стороны, моделирует и формирует окружающую среду (экологию или ойкумену), а, с другой стороны, экологическая среда мотивирует и обосновывает социальное поведение человека, его социальный статус и социальные связи в обществе.

В нашем исследовании понятие экологического императива выводится из характера и способа взаимодействия человека с природой, их экзистенциально[6] значимых для функционирования социума признаков. Поэтому экологический императив определяет границы и возможности человеческой деятельности, исходя из условий освоенной природной среды (ойкумены) и использования определенных средств их преобразования или созидания. Другими словами, экологический императив означает влияние (в этом смысле – повеление) условий окружающей (экологической) среды на организацию социальной деятельности человека и реализацию его социальной свободы в процессе самой деятельности.

В таком случае понятие ойкумены выражает существование той части внешней, по отношению к человеку, природной среды, которая освоена, преобразована или, в некоторых параметрах, создана в процессе человеческой деятельности. Что касается понятия «ноосфера», широко введенного в науку В.И. Вернадским и подсказанное ему как термин при чтении им лекций в Сорбонне французскими учеными П. Тейяр де Шарденом и Э. Ле-Руа, то оно обозначает, как известно, природную сферу, охваченную разумной человеческой деятельностью, результатом которой является созидание новых условий человеческого бытия. Поэтому понятие «ойкумена», по масштабу своего применения, в т. ч. в историческом плане, является более широким чем «ноосфера». Из этого следует, что ноосферу возможно рассматривать в качестве стадии развития ойкумены.

В контексте понятия экологического императива определяется термин «экологические параметры». Он предполагает «измерение», характеристику и «демонстрацию» (показывание) социальной свободы в соответствии с условиями экологической среды, с учетом влияния определенного способа взаимодействия человека и природы. Вследствие этого сами экологические параметры «прописываются» и выражаются специфическими условиями доминирующего в конкретную историческую эпоху источника социального существования и определенного способа экзистенциального взаимодействия, а также, в соотнесении с универсальным историческим типом общества.

Исследование социальной свободы личности в контексте экологического императива позволяет обозначить и выделить уровни социальной истории, обосновать ее периодизацию на основе глобально-исторических типов социума. Такое исследование, кроме теоретической ценности, имеет большое практическое значение. Оно способствует углублению представлений об обществе, его современном состоянии и возможных направлениях будущего развития.

Как уже отмечалось в начале статьи, процесс социальной эволюции имеет в своей основе автономность человека в мире природы. Оставаясь частью Мироздания, человек строит свои собственные жизненные конструкции, взаимодействуя с природной средой. «Отторжение» человека от природной, в том числе животной, среды требует от него создания жизненно-необходимых конструкций, выступающих в качестве обязательных условий социальной жизни. Конструирование жизни предполагает не только обеспечение биологических потребностей в пище, одежде, продолжении рода, но и организацию социальной структуры. Причем организационный фактор, обеспечиваемый человеческим сознанием, становится решающим в создании социальных конструкций, основными компонентами которых являются язык, религия, другие социальные институты, культура в целом и т. п. Но конструирование жизни  становится возможным только при условии взаимодействия с «отторженной» природой, процессы которой человек активно использует для обеспечения своего существования. Поэтому уже в историческом прошлом человека четко просматривается процесс использования определенных природных источников существования.

Следовательно, понятие источника социального существования  предполагает определенные процессы в окружающей человека среде, в которые он включается и посредством взаимодействия с ними обеспечивает необходимые условия своего существования. Процесс взаимодействия и система отношения общества к природе выступают как необходимые основания человеческого существования. Изменения в использовании источника существования, особенно на ранней стадии исторического развития, влекут за собой неминуемые социальные последствия. Например, экологический кризис связан, прежде всего, с изменившимися и изменяющимися источником и условиями социального существования. Не исключено, что-либо следствием, либо причиной «неолитической революции» был глобальный экологический кризис[7], – а может быть тем и другим одновременно, в соответствии с диалектическим принципом. Потому так важно сейчас, реализуя свободу социальной деятельности и добиваясь ее расширения, руководствоваться экологическим императивом. Прямым следствием нарушения экологического императива становится деструктуризация общества, разрушение его системности. Это происходит по той причине, что процесс взаимодействия человека с природой является необходимым фактором функционирования социальной системы.

Анализу взаимодействия общества и природы поможет определение, сделанное в свое время Г. Гегелем: «Все, что существует, находится в отношении, и это отношение есть истина всякого существования»[8]. Это определение также указывает на системный характер социоприродных условий, являющихся результатом взаимодействия человека и природы. Следуя гегелевской логике по определению существования как отношения целого и части, являющихся противоположностями, можно отметить, применительно к рассматриваемой нами проблеме, следующее. Общество, в период своего становления, относится к природе как часть, – противоположная, – к целому. В современную эпоху природа (Земли) предстает как часть целого социопланетарного явления – ноосферы по В.И. Вернадскому. И в этом одна из примечательных черт нашего времени.

В качестве основных исторических форм или способов взаимодействия общества и природы выступают: присваивающий, производящий и созидающий способы экзистенциального взаимодействия. Для первого характерны такие виды хозяйственной деятельности как охота, рыболовство и собирательство. В этот период существует первобытный способ производства.  Второй способ взаимодействия обеспечивает развитие земледелия и скотоводства. Он позволяет повсеместно утвердиться сельскохозяйственному способу производства.  Благодаря переходу к третьему, созидающему, способу экзистенциального взаимодействия интенсивное развитие получают автономные промышленные технологии. Это свидетельствует о формировании и совершенствовании промышленно-автоматизированного способа производства. 

Создание человеком искусственной внешней природы фактически начинается с его первых попыток практическо-преобразовательной или материальной деятельности. Наряду с естественной, искусственная (созданная) внешняя природа становится окружающей средой человека с необходимыми условиями существования. Хотя присваивающий способ взаимодействия предполагал только включение и использование процессов внешней природы, но уже и тогда, как отмечалось выше, человек создает  конструкции социального бытия в природе. Подстраиваясь к природе (производя орудия, жилища, хозяйственные и религиозно-культурные сооружения), человек начинает строить экзистенциальные параметры и конструкции своего бытия. Это становится возможным благодаря новой качественной структуре (Homo sapiens) и, соответственно, новой стадии в эволюции сознания.

На следующей стадии исторического развития человек не просто включается и использует, но прежде организует природные процессы. Эта особенность характеризует производящий способ взаимодействия человека и природы. Человек производит не только естественно (т. е. природно) необходимые компоненты своего бытия (прежде всего продукты питания), но и экзистенциально мотивированные социальные структуры и формы. Последние и выступают в качестве доминанты в системе производства, так как именно они непосредственно способствуют расширению и совершенствованию ойкумены. Здесь человек имеет возможность, при оптимальном использовании потенциала сознания, стать не только оперативным исполнителем Божьего (Вселенского) Промысла, но и со-творцом природных процессов.

Переживаемый ныне человеком период его эпохально-исторического развития отмечен становлением качественно нового способа взаимодействия с внешней природой. Человек создает не только средства своего существования (создавая производящие искусственно-природные процессы – промышленность), но и природные условия. Теперь уже человек сам творит экологические условия в процессе свободной деятельности, которая в значительной степени освобождена от естественной природной необходимости. Тем самым он возлагает на себя все в более полном объеме ответственность за эту деятельность.

Широкое поле свободы деятельности в экологической среде отнюдь не гарантирует человеку произвол в этой деятельности, наоборот, возлагает на него гораздо большую ответственность, нежели прежде. Потому более точны в определении роли человека в современной эпохе И. Кант и Вл.С. Соловьев, обосновывающие значение нравственного императива, чем А. Шопенгауэр и особенно Ф. Ницше с их апологией безраздельной воли.

Человек в социоприродной системе.

Основываясь на данных выше определениях источника социального существования  и способа экзистенциального взаимодействия, возможно выделить три основных периода в истории человечества. Каждый из них обосновывается своим источником существования и своим способом взаимодействия. Их можно обозначить как природо-пользовательный, природо-организующий, природо-созидающий источники социального существования и присваивающий, производящий, созидающий способы экзистенциального взаимодействия.

В свою очередь, для каждого из этих трех периодов характерны универсальные исторические типы обществ или социума зависимое, обусловленное и автономное. В то же время, в рамках этих глобально-исторических типов социума возникают формационные разновидности (видоизменения), как конкретно-исторические формы социального устройства[9].

Вводя определения зависимого, обусловленного и автономного обществ, мы отмечаем, что зависимое общество характеризуется безусловной зависимостью человека от естественно-природных процессов. Обусловленное общество также зависит от природы, но эта зависимость опосредована организационной функцией человека, обусловлена степенью достигнутой им социальной свободы, реализуемой в процессе взаимодействия с природной средой. Да и автономное общество не может быть полностью независимым, как и не может быть независимой любая другая форма автономии (например, государственная). Используя данные определения, мы фиксируем специфику зависимости  на разных этапах социально-исторического развития, подчеркивая при этом его единство.

В нашем исследовании понятие «зависимое общество» используется наряду с обозначениями «первобытное общество» либо «первобытнообщинный строй». Вводя в категориальный аппарат работы понятие зависимого общества, появляется возможность сосредоточить внимание на характеристике состояния общества и человека. Для рассмотрения социально-философских проблем использование такого определения является вполне обоснованным.

Общество, базирующееся на «природо-пользовательном» источнике существования, в состоянии только использовать естественные процессы, присваивая произведенные природой продукты. И это состояние, истекающее из возможностей данной стадии природной эволюции социума, делает его зависимым не только от самих природных процессов, но и экзистенциальных условий существования. Здесь мы имеем дело с обществом, где господствует система тотальных представлений. Такая система жестко регламентирует поведение каждого человека, вне зависимости от его положения в социальной иерархии. Поэтому, ни о какой «первобытной свободе» в «Золотом веке» речь вести нельзя. Тогда все были в равной мере зависимы от условий. А каждый, персонально, подчинялся утвердившимся нормам и правилам коллективного поведения. В этот период социально-исторического развития в обществе закладываются основы того, что Э. Дюркгейм обозначал как «коллективные представления» – концепции права, морали, религии и т. д.

Формирование обусловленного общества непосредственно связано со значительным историческим событием, которое впоследствии в историко-археологической литературе получило название «неолитическая революция». Неолитическая революция явилась следствием кардинальных изменений в системе мировоззрения, выраженной в ту эпоху главным образом в религиозной форме. Обусловленное общество предполагало утверждение сельскохозяйственного производства. Потому оно зачастую определяется по экономическим параметрам в качестве «сельскохозяйственного» или как «сельскохозяйственная цивилизация», например, у Э. Тоффлера[10].

В обусловленном обществе характерным признаком человеческой деятельности являются действия по образцу, на основе модели. Тем самым определяются сущностные типологические черты нового состояния социума, и в этом состоит его принципиальное отличие от предшествующего исторического периода. Для зависимого общества одним из характерных признаков было стереотипное поведение в жестких рамках тотальных представлений. Эти отличия достаточно значимы для состояния общества и статуса человека в рамках социоприродной системы в силу того, что они непосредственно проявляются в процессе социальной деятельности.

Есть существенная разница между деятельностью по образцу, на основе модели, с одной стороны, и стереотипной деятельностью, стереотипным поведением, с другой стороны. В последнем случае просматриваются мотивы инстинктивного поведения, характерного для жизнедеятельности животных. В первом – четко обозначено организационное начало. Оно становится доминирующим экзистенциальным фактором в процессе социального структурообразования.

Обусловленное общество обусловлено реализацией организационных функций человека. Насущной необходимостью такого общества является деятельность, осуществляемая по выработанным стандартам, соответствующим Божьему Промыслу, на основе значимых социальных традиций. Именно поэтому такие общества часто обозначают как традиционные. Исходя из отмеченной специфики, осуществляется процесс социальной стратификации и устанавливается система социальной иерархии в традиционных обществах. Для данного типа общества характерны принцип личной подчиненности и отношения «господин – подневольный (зависимый)».

Становление автономного или, другими словами, самостоятельного, общества непосредственно связано с утверждением созидающего способа экзистенциального взаимодействия человека с окружающей средой. Одним из атрибутов и выразительных признаков автономного общества является система промышленного или индустриально-технотронного производства. Общество в этот период своего развития все более отчетливо обнаруживает признаки самообеспечивающейся системы. В нем утверждаются, по определению Ю.В. Олейникова, автотрофные качества. Они связаны с тем, что в рамках автономного общества создаются необходимые для социального существования технологические процессы, которые функционируют в природной среде параллельно с традиционными естественно-природными и коренным образом видоизменяют их.

В современную эпоху человек обретает мощную созидательную силу. Он творит такие процессы в окружающей среде, которые дополняют естественные природные процессы, заменяют их либо выступают как совершенно оригинальные. В силу этого существенно видоизменяется самоощущение человека. В предшествующую историческую эпоху, знаменательную производящим способом взаимодействия общества с природой,  человек ощущал себя творящим. Однако он не мог, да и не имел основания, стать творцом. Теперь человек все более проникается мыслью о принадлежащей ему миссии творца. Характеристика такого «миссионерства», обоснование его принципов занимает видное место в философии Вл.С. Соловьева (идея человекобога) и в целом в Русском Космизме или, точнее, российской классической философии второй половины XIX – начала XX вв. (Н.Ф. Федоров, С.Н. Булгаков, В.Н. Муравьев, В.И. Вернадский).

Созидательная деятельность человека приводит к возникновению действительно уникальных, в их комплексной реализации, искусственных процессов, не сводимых к природным. Как, например, полеты космических аппаратов, трансплантация физиологических и искусственных органов, клонирование, гидропоника в овощеводстве и т. п. В этом случае можно сказать, что человек не только производит и создает средства существования (создавая производящие природные процессы), но и создает сами природные условия жизни. Именно в этом состоит одна из наиболее отличительных черт современной эпохи.

Утверждение созидательного способа взаимодействия позволит снять многие проблемы, связанные с естественными пределами и материальными ограничениями социально-исторического развития. Подобного рода пределы в сфере потребления, определяемые наличными природными ресурсами, возникали в предшествующие исторические эпохи. Все они были следствием исчерпания прежнего источника существования и характерного для него способа экзистенциального взаимодействия и отнюдь не являлись результатом использования новых технологий. Например, сокращение животных как предмета потребления для охотничьих племен можно рассматривать в качестве предела развития первобытного общества. Однако этот предел «снимается», когда общество переходит от охоты к скотоводству, – в рамках другой, более совершенной, доминанты прежние ограничения теряют «апокалипсические» признаки.

Безусловно, что степень воздействия человека на природу, при созидательном способе взаимодействия, неизмеримо возрастает, по сравнению с предшествующей эпохой. Это требует определенных ограничений свободы социальной деятельности. Но из этого вовсе не следует, что такие ограничения могут и, тем более, должны приводить к ограниченно-нормированному потреблению жизненно необходимых продуктов и отказу от достижений цивилизации. Потому нецелесообразно, «устрашившись» последствий научно-промышленной революции, апеллировать к патриархальным устоям и препятствовать технологическому прогрессу.

Учитывая совершенно новое качество во взаимодействии человека и природы в современном мире, мы вправе говорить о преобладании созидательного фактора в этом взаимодействии. Ибо в разворачивающейся сейчас исторической эпохе определяющими становятся процессы и производственные циклы, созданные самим человеком. Они доминируют в обеспечении общества средствами существования и в создании условий социальной жизни. В таком случае, возможно, вести речь о созидательном способе взаимодействия человека с окружающей средой. А в соответствии с уже устоявшимися определениями присваивающего хозяйства и производящего хозяйства, мы также можем говорить о существовании в современном мире созидающего хозяйства.

Таким образом, предлагаемая периодизация социальной истории не является самоцелью, а позволяет полнее и глубже представить и охарактеризовать мотивы и факторы, влияющие на личность и определяющие ее статус в экологической среде, а также непосредственно воздействующие на ее социальную свободу.

Основываясь на сформулированных определениях и выводах, мы в состоянии проследить человеческую историю сквозь призму самой человеческой деятельности в экологической среде, отразить существенные признаки исторических типов обществ. Тип отношений, который складывается в социоприродной системе между субъектами деятельности, в своей основе определяется характером способа экзистенциального взаимодействия и условиями соответствующего источника социального существования (или его доминантой).

Рассмотрение социальной истории в контексте использования человеком источника социального существования способствует реальному отображению состояния личности в различных исторических эпохах, с учетом того, что статус личности во многом определяется условиями ее социальной деятельности. Человек приходит не просто в мир, а в мир-условия. Потому, он не волен выбирать условия своего существования, хотя, конечно же, может их изменять. Условия доминируют в определениях социально-функциональной направленности деятельности личности, существенно влияют на ее содержание. Объекты деятельности, как составная часть условий, непосредственно влияют на ее средства и способ, обозначая тем самым характер деятельности. Использование источника социального существования не может не сказаться на особенностях деятельности, ее содержательном состоянии и качествах.

Выход на проблемы социальной истории, в т. ч. связанные с определением ее уровней развития, обосновывается логической схемой, которая возникает в процессе нашего исследования. Используя принцип дихотомического деления, мы классифицируем соподчиненные пары понятий в следующей последовательности:

Человек – Биосфера

Деятельность – Ойкумена

Свобода (социальная) – Социальное взаимодействие

Дихотомические пары образуются вследствие того, что включенные в них понятия находятся в соподчиненном положении относительно друг друга и предполагают, соответственно, более общее понятие или категорию. Составляющие системы «Человек – Биосфера» оказываются не только связаны друг с другом, но и включаются в категорию мироздания (Вселенной, Универсума). «Деятельность – Ойкумена» связаны тем, что освоение, преобразование и созидание окружающей экологической среды осуществляется в процессе социальной деятельности человека. А их общей категорией является социоприродная система. «Свобода (социальная) – Социальное взаимодействие» также находятся в соподчиненных отношениях и предполагают категорию универсального исторического типа общества, в которую они органично включены. Таким образом, устанавливается еще одна действительная связь, выражаемая логической формой: универсальный исторический тип общества – социоприродная система – мироздание. Построение этой триады обеспечивается существованием отмеченных элементов мироздания, которые также образуют триадические связи. С одной стороны: триада «свобода – деятельность – человек»; а с другой: триада «социальное взаимодействие – ойкумена (экологическая среда) – биосфера».

Анализ взаимосвязи и взаимодействия отмеченных дихотомических пар и триад показывает, что универсальный исторический тип общества, представленный зависимым, обусловленном и автономным типами, формируется вследствие раскрытия социальной свободы личности в процессе социального взаимодействия. Образование и функционирование социоприродной системы обосновывается способом экзистенциального взаимодействия человека и природы, выступающим в качестве вида социальной деятельности в экологической среде и обеспечивающим формирование ойкумены. Использование источника социального существования, осуществляемое в результате, сначала – включения, потом – организации и затем – созидания человеком жизненно необходимых процессов биосферы, изменяет и преобразует мироздание.

В итоге исследования процесса взаимодействия человека и природы, экологических факторов, влияющих на социальную деятельность личности и ее свободу, возникает еще одна логическая конструкция, которая передает принципиально значимые элементы мира человека и мира природы. Она не противоречит выше приведенным дихотомическим парам, более глубоко, с иной плоскости анализа, позволяет дать оценку результатам нашего исследования. Здесь критерием классификации выступают функциональные и процессуальные качества, которые позволяют образовать следующие связи: 1) личность – общество – Человек (человечество) и 2) социальные условия – экологическая среда – природа. Первая связь будет функциональной, т. к. не только она сама, но и все ее элементы являются прежде всего носителями определенных функций в окружающем их мире. Вторая становится процессуальной по причине свойственной и являющейся определяющей для нее в целом и для каждого элемента в отдельности последовательной изменчивости и трансформации состояний.

ЧЕЛОВЕК

<->

ПРИРОДА

/|\

 

/|\

ОБЩЕСТВО

<->

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ СРЕДА

/|\

 

/|\

ЛИЧНОСТЬ

<->

СОЦИАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ

В данном случае базисной является дихотомическая пара «Личность – Социальные условия». В ней прослеживается влияние личности, реализующей свою свободу в процессе социальной деятельности на формирование определенных социальных условий своего существования (принцип «оранжерейного эффекта»). Именно этот процесс и «формационная деятельность» личности соотносятся с универсальным историческим типом общества.

Дихотомическая пара «Общество – Экологическая среда» является опосредованной, т. к. и формирование общества, и формирование экологической среды осуществляется благодаря реализации деятельностных качеств личностей. Общество, расширяя пределы своего социального существования, осваивает внешнюю природу и формирует экологическую среду с помощью определенного способа экзистенциального взаимодействия.

Наконец, дихотомическая пара «Человек – Природа» выражает сущностные качества личности и общества в определенную историческую эпоху и историческую степень развития социальных условий и экологической среды. Потому она обозначается как выражающая дихотомическая пара. При этом Человек понимается как абстрактно-обобщающий образ человечества, несущий в себе видовые отличия и исторически выступающий в виде Homo sapiens, Homo sapiens sapiens и Homo creatur. Вследствие этого мы отмечаем, что видовые изменения в человеке происходят не спонтанно или эволюционно-механистически, по причине природной детерминации, а в результате совершенствования (и самосовершенствования в том числе) личности, ее социальной деятельности, а также развития социальной свободы, социальных связей и общества в целом.

Выводы.

1. Деятельность является необходимым условием реализации социальной свободы личности. Процесс деятельности в экологической среде дает возможность личности объективировать свои индивидуальные устремления и реализовать сущностные качества. При этом происходит раскрытие личностной свободы и создаются предпосылки для благоприятного воздействия на экологическую среду.

2. В формировании экологической среды человеческая деятельность выступает в качестве одного из решающих факторов. Причем, в процессе социально-исторического развития человеческий фактор в формировании и создании экологической среды неуклонно возрастает. Большое значение в этом процессе имеет реализация социальной свободы личности, т. к. она не просто связана с выражением созидательных способностей человека, но является фактически его формой. Результатом реализации личностью своих деятельностных качеств, созидательных способностей и в целом социальной свободы является ее непосредственное участие в формировании и создании условий социального существования. Потому экологическая среда включает в себя условия социального существования. Вследствие этого, мы можем также говорить и о создании условий для более полного и всестороннего раскрытия в рамках экологической среды потенциала свободы личности, реализуемой в процессе ее социальной деятельности.

3. По причине значимости условий социального существования для развертывания человеческой деятельности и реализации социальной свободы личности, очевиден факт обратного влияния экологической среды на социальную деятельность и свободу. Причем, в современном мире экологическая среда становится превращенной формой человеческой деятельности, являясь в основном ее результатом и следствием. Иными словами, результаты человеческой деятельности формируют социальную свободу личности. По примеру: какую власть выбираем (власть – результат выбора), такой социальный выбор (социальную свободу) и имеем в последующем.

В этом смысле экологическая среда, как определенные окружающие природные условия существования личности и общества, влияет, а то и повелевает не только социальной деятельностью, но и задает параметры, а также ограничения для социальной свободы личности. Как раз в этом и проявляется экологический императив социальной деятельности, определяется его значение для социальной свободы личности.

4. Реализация личностью деятельностных качеств, при необходимых условиях социального существования, предполагает возникновение социальных связей и взаимодействия, которые лежат в основе формирования системы общественных отношений, социальных институтов и общностей. Они складываются, во-первых, как следствие самой деятельности человека и, во-вторых, под непосредственным влиянием экологического императива. А социальная свобода личности является показателем и выражает характер, состояние и качество общественных отношений, функционирующих социальных институтов и складывающихся социальных общностей.

5. Исследования исторического процесса взаимодействия общества и природы и формирующейся на основе этого социальной истории человека позволяют обосновать базисные источники социального существования, способы экзистенциального взаимодействия и универсальные типы социума и дать им определения.

Источник социального существования связан с определенными процессами в окружающей экологической среде, в которые человек включается и посредством взаимодействия с ними (природными процессами или, другими словами, – природой) обеспечивает необходимые условия своего существования. Процесс взаимодействия и система отношений общества и природы выступают как необходимые основания человеческого существования. Изменения в использовании источника существования, особенно на ранней стадии исторического развития, влекут за собой неминуемые социальные последствия. Исходя из данных определений и реальной социальной истории, мы выделяем природо-пользовательный, природо-организующий и природо-созидающий источники социального существования.

В качестве основных способов взаимодействия человека и природы на всем протяжении социально-исторического развития выступают присваивающий, производящий и созидающий способы экзистенциального взаимодействия.

Наконец, собственно процесс исторического социального развития, его оценка и анализ дают основания обозначить универсальные исторические типы обществ или социума – зависимое, обусловленное и автономное.

6. Анализ взаимодействия человека и природы в процессе социально-исторического развития, описание источников социального существования и способов экзистенциального взаимодействия формируют базу данных для определения величин, характеризующих основные свойства процессов окружающей среды и социоприродной системы в целом, что обозначено в нашей работе термином «экологические параметры».

Экологические параметры определяются в соответствии с конкретно-историческими условиями окружающей природной среды, а также с учетом влияния определенного способа взаимодействия человека и природы. Основным фактором формирования социоприродной системы является процесс использования источника социального существования, базирующийся на результатах реализации деятельностных качеств личности. Потому источник существования вместе с данным способом экзистенциального взаимодействия позволяют выразить экологические параметры определенного периода социального развития и исторического уровня развития свободы личности.

7. Отмеченные типы социума, характер и способы взаимодействия человека и природы в процессе исторического развития, условия экологической среды, влияние этих условий на социальную деятельность – экологический императив, определяют принципы и исходные посылки статуса человека в социоприродной системе и социальную свободу личности. Тем самым устанавливается взаимосвязь социальной свободы личности, реализуемой в процессе деятельности, с экологической средой и ее атрибутами – экологическими параметрами, как показателями условий экологической среды, и экологическим императивом, как повелением этих условий.

8. Отмеченная концепция в состоянии обеспечить продуктивное и операциональное решение насущных социальных, экономических и политических задач, с учетом функциональной заданности современного человека, как Homo creatur, и сущностных признаков автономного социума. Для последнего определяющим фактором прогрессивного развития выступает информация, предполагающая знания о технологических системах, используемых во всех сферах общественной жизни, в духовном и материальном производстве.



[1] Волгин О.С. Развитие и жизнь // Биофилософия. – М.: ИФРАН, 1997. – С. 162

[2] От лат. сreatum – творить и creatura – coздание. Этот термин в английской транскрипции – Homo creator – использовался представителем философии русского космизма В.Н. Муравьевым для обозначения «психофизической сущности Homo sapiens» в качестве «новой биологической культуры в био-ноосфере, – трансфизиологической, геологически преходящей, формы организованности разума» (См.: Олейников Ю.В., Оносов А.А. Ноосферный проект социоприродной эволюции. – М.: ИФРАН, 1999. – С. 142).

[3] Ойкумена – осваиваемая и создаваемая человеком среда обитания, как часть внешней природы.

[4] Мораль – правила и нормы общественного поведения, функционирования определенной общественной системы.

Нравственность – принципы лежащие в основе индивидуального поведения, соотносимые личностью с позицией высшего авторитета, мира трансцендентного у Канта.

Этика – философская дисциплина, исследующая моральное состояние общества и нравственную позицию личности, вырабатывающая рекомендации для них.

[5] Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. – М.: Мол. гвардия, 1990. – С. 24-25

[6] Экзистенция – эпохально переживаемый способ бытия общества и личности.

[7] Как минимум, на это указывают ряд исследователей. – См.: Гармонизация системы: «человек-природа» / Под ред. А.А. Горелова. – М.: ИФАН СССР, 1989. – С.132

[8] Гегель Г. Энциклопедия философских наук: В 2 т. / Мысль. – М., 1974. – Т. 1: Наука логики. – С. 301

[9] «Тип», в данном случае, понимается как образец, вид, характеризующий принципиально-значимые исторические периоды и обладающий существенными качественными признаками. «Форма» означает конкретное проявление, разновидность общества с присущими ей очертаниями. Поэтому «тип» это, в определенном смысле, модель, которую очень сложно полностью идентифицировать, наложить один к одному с той или иной реально существующей формой социального устройства, конкретно-исторической системой общественных отношений. Но это скорее подчеркивает, нежели умаляет его значение.

[10] Тоффлер Э. Третья волна. – М.: ООО «Издательство АСТ», 1999. – С. 9

Опубліковано на сайті: 2005-07-01

Коментарі до цієї статті:

Додати новий коментар!

* – Поля обов'язкові для заповнення!

Ваше ім’я *:
Ваша e-mail адреса:
Ваше повідомлення *:
Введіть число *: