Инновация - это исторически бесповоротное изменение способа производства вещей.
Й. Шумпетер


М.И. Туган-Барановский

Й.А. Шумпетер

Н.Д. Кондратьев

Галерея выдающихся ученых

UA RU EN

Обращаем внимание на инновацию, созданную на данном сайте. Внизу главной страницы расположены графики,  которые в on line демонстрируют изменения цен на мировых рынках золота  и нефти, а также экономический календарь публикации в Интернете важных мировых экономических индексов 

 
Публикации

Бахтияров О.Г.

Управлять аватаром научат за 9 месяцев

Интервью впервые опубликовано на сайте www.2045.ru/expert/266.html

При полном или частичном использовании материалов интервью ссылка на первоисточник публикации и данный сайт обязательны


На каком языке можно говорить с компьютером? Какую подготовку должен пройти оператор интерфейса “мозг-компьютер”? Что такое психонетический язык и эйдограммы? Об этом и многом другом рассказывает Олег Георгиевич Бахтияров, автор концепции психонетики, разработчик методологии и методик деконцентрации, корпуса техник активизации сознания и прямой работы с сознанием.

- С какими сложностями сталкиваются исследователи в работе над интерфейсом “мозг-компьютер” (ИМК)?

- При разработке ИМК возникает ряд проблем в нормировке состояний сознания, являющихся исходным пунктом управления ИМК. Во-первых, спектр создаваемых состояний, которые могут быть отражены в нейрофизиологических показателях, пригодных для управления ИМК, без специальной подготовки невелик и обычно сводится к чередованию напряжения (сосредоточения) и расслабления. Во-вторых, по мере формирования все более дифференцированных состояний разброс индивидуальных вариаций стремительно возрастает. Поэтому и требуется специальная подготовка, включающая в себя овладение техникой формирования дифференцированных состояний, средства фиксации таких состояний и унификацию отражений этих состояний в нейрофизиологических показателях. При этом средства фиксации должны отражать семантику самих состояний. Таким образом, предполагается овладение двумя «языками»: а) средствами внешней фиксации, допускающими передачу содержания состояния другим операторам и создание инструкции для действий оператора («язык А»); б) «языком» нейрофизиологических паттернов состояний («язык Б»). При этом должно быть установлено однозначное соответствие между «языками» А и Б.

- То есть оператор интерфейса “мозг-компьютер” должен пройти серьезную подготовку?

- Обучение технике формирования заданных состояний – достаточно сложный процесс. Состояния, в отличие от конкретных образов, без специальной практики субъективно мало различимы, а наша задача требует различения десятков, если не сотен различных состояний. Это, так сказать, первичный язык, с которым имеет дело оператор. Проблема в том, что весь спектр возможных состояний не отражен в естественных языках (кроме наиболее общих – возбуждения, расслабления, усталости и т.д.) и нет способа конкретно описать именно это, не какое-нибудь иное состояние.

В психотехнической практике состояния задаются не перечнем их свойств, а генетически – способом их формирования. Поэтому психотехническая подготовка сопровождается еще и разработкой специального языка, отражающего и фиксирующего различные состояния. Это тоже непростая задача – должны быть сформированы достаточно яркие образы, обозначающие состояния и являющиеся ключом к их воспроизведению. В нашем случае для формирования таких образов выбраны психонетические визуальные языки (1), позволяющие четко фиксировать тонкие смысловые различия и передавать их другим операторам, владеющим подобным языком.

- Что такое психонетический язык?

- Он состоит из так называемых эйдограмм – визуальных образов, означающих нюансы состояний и, в силу своей образной природы, облегчающих воспроизведение передаваемых состояний. Примеры эйдограмм с градацией состояний вы можете увидеть на рисунке 1. В данном случае эйдограммы отражают разные степени печали – от легкой грусти до глубокой депрессии.

Эйдограммы не читаются, а переживаются. Их задача – донести до пользователя не понятия, а субъективные переживания.

- Однако нюансы состояний должны быть понятны не только оператору, но и разработчикам робототехнических систем, не прошедших специальной подготовки...

- Верно, и тут возникает потребность в специальном искусственном рациональном языке, точно так же отражающем смысловые нюансы. Хотя и не столь дифференцировано, как визуальные психонетические языки. Для этой цели может быть использована знаковая система ифкуиль/илакш, разработанная Дж.Кихадой(2). Визуальный язык плюс ифкуиль-илакш позволят зафиксировать тонкие нюансы состояний, для которых нет соответствий в естественных языках. Появится возможность моделировать состояния, которых не было в предыдущем опыте оператора и формулировать инструкции по их достижению.

По сути дела ифкуиль/илакш проводит тотальную деконструкцию понятий обычного языка, возвращая понятия к исходным смысловым конструктам.

- Какую роль здесь играет деконструкция понятий? Что это такое?

- Понятия нуждаются в деконструкции, поскольку обрастают множеством дополнительных значений и смещаются по отношению к исходному пониманию. Деконструкция снимает этот наросший за долгое время слой и восстанавливает первичное значение и первичный контекст. Это дает возможность соотнести современный опыт с опытом предыдущих поколений и понять его. Но параллельно нужно ввести специальный технический язык, столь же отличающийся от естественного, как и языки математики.

- Когда оператор подготовлен и овладел языками фиксации состояний, каким образом будет происходить его взаимодействие с компьютером?

- Здесь возникает задача разработки еще одного языка, позволяющего осуществить связь между оператором и компьютером. Ведь сигналы, поступающие в компьютер, отражают фиксируемые энцефалографические параметры. Оператор должен сопоставить свои состояния, соответствующие действиям аватара, с отраженными на мониторе паттернами. Нужно научиться переводить состояния в набор унифицированных параметров. Это делается в рамках систем биообратных связей, причем управляемые образы как раз и представляют собой уже выработанные к этому времени эйдограммы.

- Сколько времени в среднем понадобится оператору ИМК для обучения?

- Программа подготовки операторов достаточно сложна, но эта сложность отражает и сложность самой задачи. Нужно также учесть, что робототехника стремительно развивается, появляются так называемые мягкие роботы, меняющие свою форму и объем. Управление даже такими системами в режиме ИМК резко усложняет требования к оператору, а следующее поколение неантропоморфных роботов сейчас трудно даже представить. Это означает, что придется развивать новые формы сознания и постановка задачи в отношении ИМК является только первым шагом.

Все это и определяет время, необходимое для подготовки операторов – порядка 9 месяцев. Более форсированное обучение чревато эксцессами. Хотя со временем, когда психотехническая работа с сознанием станет культурной нормой, эти сроки могут быть безболезненно сокращены.

- Как именно будет происходить обучение оператора интерфейса "мозг-компьютер"?

- В циклограмму подготовки включаются упражнения, разработанные в рамках психонетического проекта. Главной мишенью будут энцефалографические паттерны, соответствующие основным действиям аватара. Нужно создать несколько десятков унифицированных для операторов паттернов состояний, в т.ч. и обеспечивающих неантропоморфные функции. Параллельно операторов нужно обучить средствам фиксации состояний в специально разработанном языке.

- Как Вы думаете, когда будет готова программа обучения оператора интерфейса "мозг-компьютер"?

- В принципе, она уже существует как программа обучения процессами в сознании, но доводка до конкретных параметров, согласование с техническим развитием проекта “Аватар”, отработка на конкретной группе займет год.

- Можно ли говорить, что биоуправление станет новой системой восприятия?

- Да, поскольку у подавляющего большинства людей нет опыта различения состояний без опоры на обычные чувственные проявления и подобный опыт не поддерживается современной культурой, можно говорить о формировании особой модальности восприятия состояний, не совпадающей с визуальной, аудиальной или кинестетической модальностями.

А решение этой задачи откроет новые возможности помимо управления аватаром.

- Возможно ли со временем упростить работу ИМК до такой степени, что устройство не будет требовать долгого обучения оператора?

Долгое обучение оператора обусловлено тем, что целенаправленная работа с собственным сознанием не поддерживается всем строем нашей культуры. Сейчас обучать взрослого оператора работе с ИМК все равно, что обучать чтению и письму во взрослом состоянии. Когда  работа с сознанием станет элементом культуры и воспитания, обучение работе с ИМК не займет много времени. ИМК или его технологические «потомки» будут такой же принадлежностью человека, как книга для современного человека.

- Каким вы видите будущее через 20-25 лет? Какова в нем роль ИМК?

Говоря о будущем мы должны различать будущее, которое мы хотим, и будущее, которое к нам идет. Необязательно то, что хотим, должно осуществиться. Сейчас многие аналитики говорят о кризисе прохождения через постиндустриальный барьер и мир по ту сторону будет так же не похож на современный мир, как мир после исторического спазма 1914 -1945 годов оказался совершенно непохожим на мир до 1914 года. С одной стороны появляется возможность создания креативного общества и креативной экономики, с другой – средства контроля за поведением будут этому противостоять. Появятся новые факторы, о которых мы еще и не догадываемся. Сейчас любая программа должна соотноситься с этой высокой неопределенностью социокультурных процессов, окружать себя «онтологическими бастионами», тщательно прорабатывать метафизические аспекты проекта.

Но в любом случае это будет мир работы с сознанием и, еще раз повторю, ИМК будет таким же обычным явлением, как компьютер сейчас.

- Как вы оцениваете инициативу движения "Россия 2045" и его цели?

Начнем с первой формулировки. Саму идею бессмертия следует рассматривать как фундаментальный вызов, поскольку она затрагивает ряд существенных аспектов нашей жизни, о которых многие люди в условиях упрощенного общества уже и забыли.

Во-первых, тот слой сознания, который у нас активизирован и в котором существуют предметы, качества, свойства, пространство, время, жизнь, смерть – лишь тонкий слой, тонкая пленка на поверхности огромной толщи сознания. Тот мир, который мы видим, «сделан» нашим сознанием, его структурами и выход в те слои сознания, из которых творится видимая форма мира радикально изменяет оценку жизни, смерти, прижизненных и посмертных перспектив.

Во-вторых, религиозное сознание (а полноценное сознание включает в себя религиозную составляющую) рассматривает существование человека как многомерное явление. Помимо земной жизни есть еще и жизнь вечная, есть финальное преображение человеческой природы. Все это делает тему продления физического существования чрезвычайно напряженной и требующей ответа на метафизические вопросы.

Наконец, человек – существо крайне несовершенное и тащить это несовершенство в бессмертие как-то странно. Получится как в стихотворении Федора Сологуба:

«И вынес я опять на сушу,

В больное, злое житие,

Мою отверженную душу

И тело грешное мое».

Я полагаю, произойдет смещение задач от продления жизни на управляемое развитие человека с выходом за пределы человеческих ограничений. Собственно, это и происходит. К тематике привлекаются люди различных воззрений, в том числе и различных взглядов на первоначальную постановку вопроса. Но это не мешает реализовывать свои локальные проекты.

Сноски

1 .О.Г. Бахтияров Психонетика как технологический коррелят тоталлогии. // Totаllogy – XX1. Постнеокласичні дослідження. Вип.8, 2003.

2.J.Quijada. A Grammar of the Ithkuil Language.N-Y.2011

Опубликовано на сайте: 2013-09-25

Комментарии к этой статье: